Завтра будет завтра

Наступила последняя неделя парламентской работы. Никому не надо объяснять, что это значит, особенно после серьезной кабминовской чистки. Как известно, накануне выхода депутатов на работу президент завизировал три кадровых указа о назначении новых министров в правительстве Януковича. Двое из них – Николай Деркач и Александр Неустроев – являются яркими представителями днепропетровской группы, а аграрий Николай Слаута – это тот щит, которым премьер пытается хоть как-то прикрыться от днепропетровского натиска.

Ну и свидетельство готовности АПУ тесно сотрудничать с главой Кабмина, уступив донецкому представителю собственную квоту. В общем, правительственный баланс, благодаря титаническим усилиям креативщиков премьера, частично сохранен. Чего не скажешь о парламентском.

Сегодня, в понедельник, было сорвано традиционное заседание лидеров депутатских групп и фракций: "большевики" и "меньшевики" не в состоянии согласовать повестку дня на последнюю сессионную неделю. Что, в принципе, неудивительно: последние четыре дня должны задать новый формат политических отношений. Значит, они должны быть максимально насыщенными событиями. Как говорит старая аграрная пословица, "день год кормит". Это тот самый случай. Естественно, оппозиция развила невиданную активность. В то время как "большевики" озабочены кадровыми нововведениями в правительстве, оппозиция буквально засыпала спикера предложениями. Вот они.

Вариант первый. Спикерский прокол. Оппозиционная тройка предлагает спикеру Литвину отозвать свою подпись под постановлением о "фальшивом" ручном голосовании 24 декабря 2003 года. По мнению "меньшевиков", компромисс выглядит так: Владимир Михайлович признает, что голосование руками по проекту Медведчука–Симоненко было сфабрикованным, а "меньшевики" за это обещают вести себя хорошо, ничего руками не трогать, как китайские космонавты, и проголосовать постатейно еще два конституционных проекта – 4205 и 3207. А перед этим принять закон о выборах на пропорциональной основе. Это уже чистая "взятка" коммунистам, у которых никак пока не получается добиться от "большевиков" поддержки данного электорального варианта. Мажоритарщики резко против. В общем, предложение, конечно, интересное, но совершенно утопическое. Хотя бы потому, что всю ответственность за первый этап конституционной реформы (точнее, за его срыв) предлагается взять на себя спикеру Литвину. Сомневаюсь, чтобы Владимир Михайлович пошел на такие уступки. Чего ради, спрашивается?

Было время для диалога: если бы оппозиционеры действовали более тонко, то события 24 декабря могли бы развиваться по тому же сценарию, что и 11 июля 2003 года, когда в Конституционный суд были отправлены все три проекта политической реформы, в том числе и президентский. Кто, спрашивается, это сделал? Оппозиция? Ничего подобного. Заслуга операции целиком и полностью принадлежит Литвину. Если бы оппозиционеры не бузили в сессионном зале, не дули в ухо главе парламента сигнальными дудками и не вырывали провода, все могло бы быть по-другому. Но случилось то, что случилось. Теперь спикеру Литвину предлагается взять на себя "провал" оппозиции. Без всякой компенсации признать, что он руководил "подделанным голосованием".

По сути, глава ВР – последнее прибежище протестных фракций, поскольку профессионально и слаженно играть на парламентском поле они уже не в состоянии. Это хорошо показывает даже такая деталь, как заявление лидера социалистов Александра Мороза по "коммунистическому вопросу". Напомним, что перед Новым годом активисты СПУ Юрий Луценко и Виталий Шибко наехали на коммунистов, обвинив их в предательстве интересов трудового народа. Понятно, что люди были расстроены голосованием по конституционной реформе и наговорили много обидного в адрес соратников, которые просто оказались более дальновидными.

В свою очередь, Сан Саныч считает, что сегодня куда принципиальней консолидация всех оппозиционных сил, нежели выяснения отношений по принципу "сам дурак!". В общем, в рядах Соцпартии наметилась небольшая "конституционная трещина" в связи с тем, что некоторые товарищи не понимают: для Мороза принципиальна поддержка в сессионном зале своего варианта конституционной реформы и без поддержки КПУ здесь не обойтись. Однако речь не об этом, а об обращении тройки к Литвину с просьбой о "спасении". На что надеются оппозиционеры? На то, что Литвин, спасший их от комитетского передела накануне 2003 года, что-то придумает и в 2004-м.

Вариант второй. "А ручки-то вот они!". Фракция "Наша Украина" требует переголосования вопроса по конституционной реформе. Юлия Тимошенко и социалисты тоже вроде не против. По крайней мере, данное предложение озвучил член фракции социалистов Станислав Николаенко. По его словам, оппозиция выработала совместную программу действий. Это не ново: всякий раз, как случается громкий прокол, оппозиция демонстрирует свою сплоченность и единство. Правда, делать это становится все сложней – при отсутствии в блоке Компартии и разногласий внутри СПУ Александра Мороза. Тем не менее, оппозиционеры предлагают "продублировать" голосование по законопроекту 4105 в сессионном зале.

Еще одно отступление: к чему было портить систему для голосования 23 декабря, если две недели спустя согласились на голосование по проекту Медведчука–Симоненко? Практически оппозиция, дав возможность "большевикам" нажать на кнопки, признает, что погорячилась. В общем-то, такой вариант развития событий допустим. Тем более что аналогичный сценарий уже был отработан в парламенте: когда "большевики" "вручную" проголосовали за избрание Сергея Тигипко главой НБУ – два года назад.

Вкратце напомним эту историю: в декабре 2002 года "большевики" провели голосование бюллетенями за комплексный подход к решению таких вопросов, как увольнение Стельмаха с поста главы НБУ и назначение на это место "трудовика" Тигипко плюс отъем у оппозиции 20 парламентских комитетов. Почему бы не повторить? Риск небольшой, так как у "большевиков" необходимое количество голосов за политреформу все равно найдется. Зато оппозиция вынуждена будет признать – она готова торговаться. Более того, торговаться на условиях противника. А условия эти известны: выборы президента в 2004-м на два года. Правда, один из бывших представителей блока Ющенко утверждает, что это все равно шанс, поскольку президентские выборы будут всенародными. Кроме того, появляется возможность "изнутри" влиять на процесс конституционного реформирования.

Вариант третий. "Тупая блокада". По версии лидера аграрной фракции Екатерины Ващук, утро вторника может начаться с привычной картины: развешанные плакаты в ложе прессы, оккупированная трибуна, Евгений Червоненко, бросающийся на Нестора Шуфрича… Спикер каждые 10 минут закрывает заседание, приглашая посоветоваться в своем кабинете. Журналисты мрачно пьют кофе в буфете в ожидании сенсаций. Вторник проходит в построении возможных конструкций и отлове людей, которые теоретически могут что-то знать. Сразу скажем: это не Степан Гавриш. Правда, все осведомленные личности в такие моменты "прячутся" от шакалов пера, поскольку процесс согласования чрезвычайно глубокий и тонкий. Безусловно, блокада – это самое худшее, что могут в данной ситуации сделать "меньшевики". Все уже устали повторять, что силовые – это первый показатель отсутствия у оппозиции не только аргументов, но и конкретных предложений по разблокированию ситуации. Но Евгений Червоненко и Олег Рыбачук – горячие парни, и они могут убедить Ющенко воевать до победного конца.

В общем, в запасе есть еще три дня, в течение которых оппозиция может либо договориться о мирном сожительстве с "большевиками", либо до основания все разрушить. А затем?