Мастера уклончивых ответов

Практически сразу же после гибели Тараса Процюка и его испанского коллеги Хосе Коусо сформировались два взгляда на произошедшую в Багдаде трагедию. Условно эти две позиции можно назвать "журналистской" и "военной". И хотя после событий в отеле "Палестина" прошло ровно четыре месяца, мнения противоборствующих (к счастью, мирно) сторон не изменились ни на йоту…

8 апреля 2003 года Тарас Процюк и Хосе Коусо в числе еще приблизительно сотни журналистов из разных стран находились в багдадской гостинице "Палестина". Американский танк, находившийся примерно в километре от отеля, выстрелил в здание, в результате чего Процюк и Коусо были тяжело ранены. Тарас умер по дороге в госпиталь, Хосе скончался уже на больничной койке. Таковы факты, а вот далее началась их интерпретация.

"Военный" взгляд

Вскоре после инцидента американские военные заявили, что гибель журналистов – чистейшей воды несчастный случай, что экипаж танка находился в боевых условиях, в общем, "на войне как на войне". Чуть позже помощник министра обороны США Виктория Кларк несколько конкретизировала эту информацию. Оказывается, как раз в то время, когда была обстреляна гостиница, американские солдаты пытались вычислить и уничтожить иракского наводчика, наблюдавшего за передвижением войск союзников и передававшего информацию снайперам. Увидев в окне "Палестины" блик, командир танка решил, что именно там и прячется иракский лазутчик, запросил разрешение на открытие огня и получил его. Здесь кроется целый ряд, мягко говоря, неувязок, но подробнее о них мы поговорим позже.

Значительно более эмоционально прокомментировал трагические события у багдадской гостиницы некий ветеран Вьетнама подполковник Килгор. Суть его высказываний сводится к следующему. В этой военной операции освобождение иракского народа значительно важнее благополучия журналистов, полагающих, что мир вращается исключительно вокруг них, и героически позирующих перед камерами коллег. Господин Килгор предлагает всем возмущенным поставить себя на место командира танка, которому приказали идти вперед и выполнять боевую задачу. Сержант, мол, понятия не имел, что такое отель "Палестина" и кто там находится. А глядя в прицел "Абрамса" очень просто принять журналиста с камерой на плече за иракского солдата с гранатометом.

Итак, резюмируем: по версии военных, командир танка мог не знать о том, что гостиница "Палестина" – штаб-квартира журналистского корпуса и вполне мог принять телеоператора за вражеского солдата. Еще одна немаловажная деталь – пентагонские деятели неоднократно заявляли, что огонь по отеля был открыт в ответ стрельбу по американским войскам. И здесь начинаются противоречия, которые американцы объяснить не могут или не хотят.

"Журналистский" взгляд

Наиболее сжато и конкретно точку зрения представителей прессы изложило издание Asia Times, поэтому обратимся к первоисточнику. Более дюжины свидетелей трагедии дружно заявили, что перед тем, как "Абрамс" открыл огонь по гостинице, никаких выстрелов в сторону американских войск не было. Далее издание приводит свидетельства журналиста агентства "Ассошиэйтед Пресс" Криса Томлинсона, который в тот день находился в расположении американского 4-го батальона (из танка, входящего в состав этого подразделения и был произведен роковой выстрел) и имел возможность слушать радиопереговоры военных. По словам Томлинсона, в какой-то момент к нему подошел полковник Дэвид Перкинс, обеспокоенный тем, что танкисты могут открыть огонь по "Палестине". Перкинс попросил Томлинсона помочь ему идентифицировать здание гостиницы, видимо, чтобы предупредить танкистов. Чуть позже сам Томлинсон пытался связаться с журналистами, находившимися в гостинице, и посоветовать им вывесить в окнах белые полотнища. Однако эти меры запоздали – командир танка получил разрешение открыть огонь.

Как отмечает Asia Times, перепутать отель "Палестина" с каким-либо другим зданием невозможно при всем желании: на фасаде название отеля написано огромными буквами. А о том, что именно в "Палестине" находятся журналисты из разных стран, должен быть знать любой человек, хоть единожды посмотревший выпуск военных новостей.

Есть и еще одна версия случившегося. В тот же день, 8 апреля, американская ракета попала в здание бюро катарского телеканала Al-Jazeera в Багдаде, убив оператора Тарика Айюба и тяжело ранив еще одного журналиста. Таким образом, можно предположить, что обстрел "Палестины" стал совершенно сознательной попыткой восстановить "политкорректность"…

***

Все это происходило четыре месяца назад. А что происходит сегодня? Недавно отбывший на родину господин Паскуаль неоднократно и охотно подтверждал, что Пентагон продолжает расследовать обстоятельства гибели Процюка и Коусо. Естественно, обещал Паскуаль, украинская сторона узнает о результатах изысканий – как только, так сразу. Точно то же самое говорил и хорошо известный в Украине заместитель помощника госсекретаря по делам Европы и Евразии Стивен Пайфер. Однако с каждым проходящим днем сомнения в том, что американцы действительно проведут расследование должным образом, крепнут. Фактически, позиция Пентагона уже давно сформулирована: несчастный случай.

Любопытно, что защищать интересы украинца Тараса Процюка пытаются отнюдь не соответствующие украинские же государственные и общественные структуры, а международные "Репортеры без границ". Именно эта организация обратилась к комиссии по расследованию фактов нарушений Женевской конвенции и Пентагону с просьбой провести реальное расследование обстоятельств смерти журналистов, убитых в Ираке англо-американскими силами…

И последнее, без комментариев. Заинтересовавшись вопросом о компенсации семье погибшего Тараса Процюка со стороны работодателей, редакция "Кіевского Телеграфа" получила из "Рейтер" письмо следующего содержания: "…После ужасной трагедии 8 апреля мы поддерживали постоянный контакт с семьей Тараса, предоставляя помощь и поддержку в разных ситуациях. Эта помощь также включает выплату компенсации, сумма которой была согласована с семьей".