Купание в золоте

На состоявшемся во вторник заседании рабочей группы Кабмина вице-премьер Виталий Гайдук поручил ФГИ и минпромполитики инициировать введение института "золотой акции" в стратегически важных предприятиях. Это поручение уже вызвало переполох в среде заводчиков и фабрикантов. Согласно мировой практике, "золотая акция" может вводиться на любом субъекте хозяйствования и давать представителю власти неограниченные полномочия – от доступа к самым конфиденциальным документам до наложения вето на проведение крупных сделок.

Как замечают российские финансовые аналитики, главное преимущество введения “золотой акции” в том, что это условная штука – физически ее не существует и права на долю в собственности предприятия она не дает. Другими словами, "золотая акция" – разновидность государственной опеки над наиболее ценными промобъектами, когда решением власти ее представители на определенный период времени получают решающий голос на собрании акционеров. Этот механизм использовался довольно часто и в разных странах, правительства которых хотели приватизировать стратегические предприятия, но в то же время пыталось сохранить контроль над ними в течение некоторого периода времени. Законодателями мод в сфере "золотого акционирования" считаются англичане. У них приватизация практически каждой крупной компании сопровождалась введением “золотых акций”: так было при приватизации "British Telecom", "British Aerospace", "British Gas", "Scottish Power" и "Enterprise Oil". Существуют примеры применения механизма “золотых акций” и в других странах, таких как Франция ("Elf Aquitaine", "Total" и "Havas"), Венгрия (MOL), Нидерланды ("KPN Telecom") и Сингапур ("Singapore Telecom").

Однако западная (или так называемая английская) схема заметно отличается от российской, которая широко использовалась при Ельцине. Указ "Об особом праве ("золотой акции") государства на участие в управлении акционерными обществами" был подписан в ноябре 1997 года, а начал действовать с 1 января 1998-го. В соответствии с ним, "золотая акция" вводилась отраслевым министерством по согласованию с правительством, что давало представителю государства в акционерном обществе право накладывать вето на принятие решений по реорганизации, ликвидации АО, изменению размера уставного фонда, использованию чистой прибыли, совершению сделок, а также назначению и освобождению руководителя.

Потом был принят федеральный закон “О приватизации государственного и муниципального имущества”, вступивший в силу 27.04.2002 года. Он предусматривал введение "специального права" только на три года и лишь после уведомления руководства "опекаемого" предприятия. Как введение "опеки", так и отмена теперь требуют специального решения российского правительства. К слову, необходимо отметить, что упомянутый закон РФ устанавливает возможность использования права “золотой акции” только с момента отчуждения из государственной собственности 75% акций соответствующего ОАО.

Поэтому, если западная модель – это сугубо правительственный мониторинг процесса приватизации стратегического объекта "изнутри", то российская – избирательная опека над деятельностью привлекательных предприятий. Такой себе "кнут" для сильных мира сего. Хорошо известно, что дамоклов меч "золотой акции" нависал над "Газпромом" и "ЛУКойлом". По слухам, Вяхирев с Алекперовым валялись в обмороке, от одной мысли, что кто-то будет рыться в "конфиденциальной бухгалтерии" концернов и присутствовать на закрытых переговорах. Обоим гигантам удалось с огромным трудом (и большими расходами) "отмазаться" от столь неприятной перспективы. Целому ряду других предприятий, например, ликероводочных заводов, текстильных фабрик и прочей "мелочи", повезло меньше – они "озолотились". И, кстати, известны случаи, когда после введения "опеки" собственники продавали предприятия структурам, близким к местной власти или влиятельным чиновникам, чьи представители оказывались уполномоченными держателями "золотой акции". Вероятно, подноготная деятельности заводиков была столь перспективна в плане уголовных дел, что у бизнесменов просто не оставалось другого пути.

Неудивительно, что украинский деловой люд тоже зашевелился, услышав о грядущей "позолоте". В дорогих кабаках уже обсуждают, кому светит подобная перспектива, а кто сумеет ее избежать. Впрочем, если следовать тому, что говорил Гайдук, беспокоиться стоит только "акулам капитализма", ибо речь идет о намерении правительства повысить эффективность управления объектами государственной собственности на (исключительно) стратегически важных предприятиях-монополистах. Да и само поручение прозвучало на заседании комиссии, созданной для отработки комплексных мер по улучшению положения дел в металлургической отрасли.

Там же министерству экономики и ФГИ было поручено внедрить в первом полугодии этого года четкие и обоснованные критерии эффективности управления объектами госсобственности и проверить состояние выполнения условий действующих договоров купли-продажи пакетов акций предприятий горно-металлургического комплекса, заключенных в процессе приватизации. В случае их невыполнения или ненадлежащего выполнения Фонд должен инициировать расторжение этих договоров, а также договоров-поручений на управления данными пакетами. Из всего следует, что речь пока идет об "инвентаризации" системы управления стратегическим промышленным хозяйством. Поэтому "водочным королям", латифундистам и прочим "мелким сошкам", можно особо не беспокоиться. Пока…