Дети оптом и в розницу

И снова наши люди сумели вляпаться в международный скандал. Все итальянские газеты пишут, что в области Пулия началось расследование по делу банды выходцев из Украины, которые торговали новорожденными. И хотя власти Италии пока не подтвердили официально украинского гражданства четверых арестантов, по репутации страны нанесен очередной удар. Но изюминка "украинского дела" в другом: по предположениям прессы, некоторые младенцы могли предназначаться не усыновителям, а трансплантологам: как "запчасти" для пересадки органов…

Хроника скандалов

По сообщениям западных СМИ, схема работы банды, которую называют "украинской", была проста и эффективна. Ребенок продавался еще до рождения: его выставляли на торги. За каждого младенца просили от 50 тыс. до 350 тыс. евро. На торговцев детьми полиция вышла после информации в декабре прошлого года о продаже новорожденного. В результате три карабинера внедрились в банду торговцев. Сотрудники полиции выдали себя за богатых людей – двух адвокатов и владельца яхт и раритетных автомобилей. Как только ребенок родился и был передан "клиентам", вся группа была арестована с поличным. Преступниками оказались граждане Украины – три женщины и мужчина.

Как предполагает следствие, банда работала, прежде всего, в сфере проституции, обеспечивая приезд в Италию женщин из стран Восточной Европы, и в сфере незаконного усыновления детей. Матерями этих детей чаще всего были проститутки, приехавшие в Италию из стран Восточной Европы. Вот, пожалуй, и все, что обнародовано по "банде украинских торговцев детьми". Подробностей, судя по всему, стоит ожидать ближе к окончанию досудебного следствия. Но сам скандал стал поводом для очередной порции публичных дискуссий на тему торговли детьми вообще и возможностей продажи младенцев "на органы" в частности.

По странному стечению обстоятельств, именно представители стран европейского юга (Италии, Испании и Португалии) порой оказываются в эпицентре подобных скандалов на территории СНГ. Марко Скарпати, представляющий в Италии неправительственную организацию по борьбе с проституцией, порнографией и торговлей детьми, поясняет это тем, что в популярных среди туристов странах появился особый род "сервиса развлечений" – путешествия с целью секс-туризма. Жертвами сексуального туризма становятся около двух миллионов несовершеннолетних ежегодно. В основном им занимаются европейцы, американцы и японцы в бедных странах Азии, Центральной и Восточной Европы. Естественно, "детоторговцев" пытаются ловить по всему миру, но количество успешных операций можно пересчитать по пальцам. Да и успешными они считаются пока дело не доходит до суда.

Последний громкий процесс такого рода состоялся в 2002 году в Волгограде. Гражданка Италии Надежда Фратти, а также три должностных лица, обвиняемые в незаконном вывозе российских детей за границу, были приговорены к лишению свободы сроком от трех до семи лет условно. К слову: по данным правоохранительных органов, с 1993-го по январь 2001 года из Волгоградской области было вывезено 558 детей. Суд признал Фратти виновной том, что она подделывала документы, а также давала взятки должностным лицам. Остальные обвиняемые – главный врач Михайловского дома ребенка Антонина Текучева, бывший директор Кировского детдома Волгограда Татьяна Чаплина и бывший специалист областного комитета по образованию Валентина Герусова – были признаны виновными в получении взяток от Фратти за содействие в ускорении процесса усыновления детей. До этого все четыре обвиняемых женщины выступили с последним словом, в котором не признали своей вины, настаивая, что в их действиях не было ничего плохого.

Надежда Фратти приехала в Волгоградскую область в 1993 году в качестве представителя международной ассоциации по усыновлению детей "Аркобалено". Согласно материалам следствия, Герусова, Чаплина и Текучева помогли ей наладить в Волгоградской области систему усыновления детей иностранцами и вывоза их в Италию, за что были вознаграждены путевками на Средиземноморье. На этом дело Фратти не закончилось. Еще до начала судебного разбирательства по делу "великолепной четверки" был арестован и отсидел в предварительном заключении три года адвокат итальянки Виктор Паршуткин, который ранее провел в судах несколько дел об усыновлении за рубеж в обход органов образования. Это навело знающих лиц на мысль, что происшедшее является исключительно конфликтом на почве денег и мало пересекается с темой защиты прав детей. Некоторые СМИ сделали вывод, что прегрешением Паршуткина была попытка "перейти дорогу" органам опеки и попечительства, а также органам образования, которые берут взятки в ходе усыновления, пользуясь своей монополией в этой сфере.

В то время, когда продолжался волгоградский процесс, сотрудниками Главного управления полиции Тбилиси была задержана гражданка России и Канады Ольга Горелик – по обвинению в незаконном вывозе из республики новорожденных детей с целью их продажи за рубежом. На одной из тбилисских квартир полицейские нашли двоих детей – двухнедельного мальчика и трехмесячную девочку, за которыми ухаживала нанятая Ольгой Горелик няня. По предположению следствия, задержанная собиралась в ближайшие дни вывезти этих детей в Испанию или Португалию. Начальник Управления уголовного розыска тбилисской полиции Мераб Багатурия сказал журналистам, что дети были вынесены из Надзеладевского родильного дома. Группа сотрудников роддома забирала новорожденных путем шантажа и угроз у матерей-одиночек и передавала их Ольге Горелик. Сейчас по этому факту ведется следствие, в ходе которого уже установлено, что за шесть месяцев пребывания в Грузии Горелик удалось вывезти из страны более 15 новорожденных и продать их за рубежом, получив за каждого от $15 тыс. до $20 тыс.

И, наконец, недавно в Португалии началось расследование по делу преступной группы, занимающейся контрабандой несовершеннолетних в Великобританию. Полицейские задержали португальского гражданина ангольского происхождения Педро Дамба, который подозревается в причастности к преступному бизнесу. По сведениям полиции, Дамба помогал оформить въезд в Португалию, а затем по поддельным португальским документам в Англию детям из стран СНГ. Есть предположение, что таким образом он переправлял в год по несколько детей в возрасте от 3 месяцев до 13 лет, которые затем поступали в полное распоряжение преступников, занимавшихся продажей человеческих органов, сутенерством и подготовкой террористов. Были ли там дети из Украины и остались ли они живы после продажи, пока неизвестно.

Украинский след

То, что украинские проститутки рожают за рубежом и затем продают своих детей, довольно широко обсуждается в прессе. Но это единичные случаи, не являющиеся системой, а потому мало интересные правоохранителям, охотящимся за преступными синдикатами. Поэтому на сегодняшний момент ответа на вопросы “Кто и зачем торгует нашими детьми, а также насколько вероятным является их использование для трансплантации человеческих органов?” нет. Да и особого желания обсуждать этот вопрос публично у представителей власти стран СНГ тоже нет. Единственная пресс-конференция такого рода, где прозвучали весьма откровенные суждения, была проведена в Главном управлении уголовного розыска (ГУУР) МВД России год назад. Заместитель начальника управления Алексей Савин тогда заявил, что в некоторых случаях малолетних россиян действительно продают пациентам, которые нуждаются в трансплантации донорских органов. И жертвами этого бизнеса становятся, как правило, бездомные, сбежавшие из дома дети. Однако неопровержимых доказательств по фактам использования "на органы" отправившихся на Запад живых детей из России нет. А чаще всего такие преступления выявляются в связи с процедурой усыновления, и незаконная продажа в данном случае – это фактически то или иное ускорение процедуры усыновления за определенную плату. Что не имеет отношения к незаконной трансплантации.

В Украине после создания общегосударственного центра усыновления и введения судебной процедуры принятия решений потенциальных злоупотреблений должно быть меньше, чем в России. Поэтому единственным действительно громким скандалом остается "дело львовских врачей", когда из детдомов и клиник Львова предположительно были проданы 800 малолеток. Но дело о нелегальной продаже галицких детей, которое расследовалось четыре года, привело к нулевым результатам: виновники отделались мизерными сроками с пометкой "условно", второстепенные и вовсе ушли от ответственности: кто как депутат, кто по амнистии. Им инкриминировали халатность и подлог, но осудить за торговлю детьми не могли – в отечественном УК на тот момент не оказалось такой статьи.

В этом смысле результаты следствия по делу о "пулийской банде" могут стать как банальной новостью, так и сенсацией – если информация об использовании детей "на запчасти" подтвердится хотя бы частично. Впрочем, вероятность того, что подобные предположения не газетная утка, весьма невелика. Аллогенная пересадка человеческих органов (от донора к реципиенту) – процесс настолько сложный и в юридическом, и в техническом, и в информационном отношении, что по мере ознакомления с различными его тонкостями идея о практическом воплощении "теории подпольной трансплантации" выглядит все более и более бессмысленной, если не сказать нелепой. Прежде всего, факт незаконной пересадки человеческих органов практически не подлежит сокрытию. И дело даже не столько в том, что трансплантологи всего мира представляют собой касту, каждый врач которой знает каждого другого врача и находится в курсе всех проведенных операций. Скрыть подпольную пересадку органа практически невозможно уже просто потому, что до- и послеоперационный периоды в таких случаях длятся иногда несколько месяцев, а то и лет, и все это время пациент должен находиться под наблюдением самых разнообразных специалистов, в том числе и весьма далеких от трансплантологии, и при такой постановке вопроса утечка информации рано или поздно неизбежна.

Второй момент заключается в том, что до всестороннего обследования донора нельзя быть заранее уверенным в том, что его органы будут адекватно восприняты организмом реципиента. Поэтому использовать для этого новорожденного, даже, если его наблюдали еще в утробе матери, можно только в условиях медстационаров. Поэтому есть надежда, что все проданные в Италии младенцы хотя бы живы, и по причине младенческого возраста еще не успели поработать в системе секс-индустрии. Правда, вопрос возвращения их на родину незадачливых матерей, скорее всего, не обсуждается.