Самострел в погонах

Во вторник утром в собственном кабинете предпринял попытку самоубийства начальник управления МВД в Черкасской области генерал Олег Кочегаров. А месяц назад, 5 февраля, был найден мертвым в ванной комнате своей квартиры начальник Черкасского РВ УМВД майор Вячеслав Романовский. Он повесился на офицерском ремне, привязанном к трубе отопления после неудачной попытки застрелиться и вскрыть вены. Оба эти суицида взаимосвязаны. И вообще, как показало экспресс-расследование "Версий", уже не редкостью становится ситуация, когда табельное оружие приносит смерть людям в погонах…

Факты и сомнения

Согласно полуофициальной информации, причиной попытки самоубийства Олега Кочегарова могла стать публикация в последнем номере газеты "Зеркало недели" "Выход – жизнь, или 90 процентов успеха". В статье сообщалось о том, что родственники начальника Черкасского райотдела милиции Вячеслава Романовского, покончившего с собой из-за низких показателей раскрываемости преступлений, обвиняют начальника Черкасского УВД генерал-лейтенанта милиции Олега Кочегарова в доведении подчиненного до самоубийства. Прокуратура Черкасской области возбудила уголовное дело по факту гибели Романовского (ст. 120 Уголовного кодекса "Доведение до самоубийства"). Однако следователь прокуратуры Григорий Кононенко сообщил "Зеркалу недели", что на данный момент Кочегаров не является ни подозреваемым, ни обвиняемым и даже не допрашивался в качестве свидетеля.

Статья, написанная известной журналисткой, специализирующейся на правовой тематике Александрой Примаченко, действительно, впечатляет: 39-летний офицер, с отличием закончивший Высшую школу МВД, дослужившись за 10 лет до должности начальника разведывательно-аналитического центра областного УБОПа, став начальником райотдела, не сработался с местным генералом. Пытался уйти из органов (сначала подал рапорт с просьбой вернуть его на службу в УБОП, где он и служил ранее), но ему пригрозили уголовной ответственностью из-за выявленной в Черкасском РО УМВД недостачи 8 уголовных дел за 1998 год. Ради достижения высокого процента раскрываемости преступлений его также принуждали, по словам родственников, "заниматься фальсификацией и служебным подлогом при исполнении служебных обязанностей".

История жуткая, и, несмотря на все нюансы (типа психологической уравновешенности майора), заставляет глубоко задуматься, как минимум, о трех вещах. Это взаимоотношения оперативников с работниками милицейских главков, которые, сидя в теплых кабинетах, зачастую не оценивают тяжелейший труд подчиненных и, прежде всего, интересуются показателями. В общем, блюдут мужики честь мундира, заменяя этим искреннюю заботу о тех, кто выполняет "черновой труд". Второй момент: имеющаяся неприязнь между "белой костью" – УБОПовцами и розыскниками собственно райотделов. Это неприязнь имеет множество причин, начиная от разницы в зарплате и заканчивая позицией нового руководства МВД Украины относительно того, что УБОП не мешает ликвидировать в принципе, присоединив к угрозыску. Наконец, нельзя не обратить внимания на такую деталь, как смертельный страх работников правоохранительных органов попасть в положение заключенного. Фраза "менту на зоне не жить" – это приговор, который приводится в исполнение часто прямо в СИЗО. В этом смысле возможность уголовной ответственности (за заслуженные или сфабрикованные преступления) для людей в погонах хуже смерти.

Однако все вышеизложенное – не более, чем журналистские размышлизмы. Особенно учитывая, что, по словам начальника ЦОС областной милиции Владислава Мусиенко, Кочегаров оставил предсмертную записку, в которой обвинил в доведении до самоубийства не "Зеркало недели", а местную журналистку Валентину Васильченко.

Образ врага

Валентина Васильченко, журналистка с многолетним стажем, фигура, широко известная в Черкассах. Несколько лет назад Украинско-американское бюро защиты прав человека присудило ей премию имени правозащитника Валерия Марченко за то, что своими публикациями Валентина помогла пяти селам Черкасской области получить статус "зоны экологического загрязнения". Сотрудничала с киевской газетой "Независимость" и популярными местными изданиями "Контекст" и "Антенна". Кроме экологической тематики, затрагивала правовые темы: например, писала о 15-летнем подростке, побитом вроде бы сотрудниками милиции, о "похождениях" уголовного авторитета "Быка" и т.д. Кстати, именно после публикации о "Быке" на Валентину Васильченко было совершено покушение. Летом 2000 года в подъезде дома двое неизвестных напали на нее сзади и нанесли несколько ударов тяжелым тупым предметом по голове. Возможно, жизнь журналистки спасло лишь то, что с верхней площадки спускались дети, и это спугнуло нападавших. До этого таким же нападениям подверглись двое героев ее публикаций. Прокуратура характеризовала случившееся как хулиганство, а не попытку покушения. И объяснить такую трактовку можно.

Взаимоотношения Валентины с местной правоохранительной элитой всегда были непростыми. Года четыре назад прокурор Черкасс Петр Коваль подал иск к еженедельнику "Контекст" и лично Валентине Васильченко. Поводом для иска стали опубликованные в "Контексте" материалы журналистского расследования по делу учителя Сергея Фальковича, приговоренного к девяти годам лишения свободы по обвинению в изнасиловании несовершеннолетней ученицы. Васильченко на основании собранных ею материалов пришла к выводу, что Фалькович невиновен, а настоящий преступник остался на свободе. Такого же мнения придерживается и судья I категории Владимир Литвинцев, который вел это дело в качестве председателя коллегии по уголовным делам областного суда. Прокурор Черкасс обратился в суд города с иском о защите чести, достоинства и деловой репутации, оценив нанесенный ему моральный ущерб в 300 тыс. грн, назвав статьи Васильченко "лживым бестселлером". Однако, через какое-то время отозвал иск, достигнув устной договоренности с редакцией издания. Впрочем, не это дело стало причиной для столь серьезного конфликта между журналисткой и генералом, что последний решился свести счеты с жизнью.

Я просмотрела (насколько позволяет Интернет) последние публикации Васильченко и нашла только одну видимую зацепку. Не так давно Черкасскую облгосадминистрацию, требуя отставки прокурора области и начальника УМВД, пикетировала сотня ветеранов войны. Причиной послужило намеренное, по мнению ветеранов, затягивание расследования "дела Писаренко".

Дмитрий Писаренко, 84-летниний ветеран, кавалер восьми боевых орденов, 13 апреля 2002 года подвергся нападению под окнами собственного дома, после того, как сделал замечание человеку, выгуливавшему двух догов. Доги погнались за котом прямо по клумбам, на что и указал ветеран их хозяину. Хозяин собак разъярился и, как следует из заявлений ветерана, направленных в милицию и в прокуратуру, набросился на него и избил металлическим прутом, выдернутым из ограды. Доги мгновенно отреагировали на поведение хозяина и вцепились упавшему ветерану в ногу и в руку, порвав одежду. Соседи вызвали "скорую", которая отвезла Дмитрия Писаренко в 3-ю городскую больницу. Там же он написал первые заявления в милицию.

Экспертиза установила, что пострадавшему были нанесены "побои средней тяжести". Затем, видя, что милиция необъяснимо медленно расследует дело, ветеран обратился и в Сосновскую районную прокуратуру. Имя хозяина собак известно и пострадавшему, и правоохранительным органам, была даже устроена "очная ставка", но расследование вновь неожиданно застопорилось.

Помогать ветерану взялась Валентина Васильченко, которая обнародовала всю эту историю в местной прессе, а когда поняла, что этого недостаточно, организовала пикет ветеранов. Пикетчики направили в адрес президента Украины, генпрокурора и министра внутренних дел письмо, в котором содержится требование уволить начальника УМВД Олега Кочегарова и прокурора Александра Литвина из области за "терроризм" в отношении фронтовиков. По слухам, Кочегарова за это дело "вздрючили из Киева", но насколько это могло отразиться на его намерении уйти из жизни, сказать сложно.

Несвадебный генерал

Трудно поверить, чтобы Олег Кочегаров был человеком тонкой душевной конструкции. Да и видимых проблем у него не было. Он умел весьма убедительно поговорить с местными чиновниками (на предмет экономических преступлений) и поддерживал неплохие отношения с местной пишущей братией. Например, адреса проживания черкасских журналистов по его указанию были занесены в специальную базу данных. А маршруты движения патрульно-постовых групп переориентированы таким образом, чтобы обиталища работников СМИ находились в пределах быстрой досягаемости. Генерал также позволил журналистам при необходимости вооружаться из милицейских арсеналов баллончиками с газом либо пистолетами, стреляющими резиновыми пулями.

Единственным громким ЧП была внезапная "эпидемия" среди обитателей местного СИЗО, разразившаяся весной прошлого года. 143 подозреваемых по разным уголовным делам, отпущенные под подписку о невыезде, "дружно" заболели гриппом, бронхитом, гипертонией и прочими недугами. Например, в Приднепровском районе таких оказалось 23 человека, а в городах Смела и Корсунь-Шевченковском – 19. Следствие в их отношении было приостановлено. Но затем Кочегаров приказал начальникам городских и районных отделов милиции доставить к нему все уголовные дела тех обвиняемых, которые в ходе следствия неожиданно заболели. И обратился в Черкасское областное управление здравоохранения с просьбой назначить специальную экспертизу по факту массового заболевания обвиняемых, чтобы выяснить, правильно ли диагностированы их болезни, не купили ли они медицинские бюллетени и справки.

Вскоре после этого он заявил, что собирается провести чистку рядов участковых милиционеров, заменив их выпускниками юридических факультетов. Назвав в качестве причины то, что с начала 2002 года в Черкасской области зафиксировано около 300 преступлений, половина из которых – тяжкие. А раскрываемость – почти нулевая.

Если же вернуться к делу Романовского, то нельзя упустить так называемое "Будищенское столкновение" – еще один, описанный в местной прессе, потенциальный источник проблем для всей милицейской верхушки области. История эта выглядит так. Вечером 11 декабря 2002 года на автодороге Черкассы–Канев в районе села Будище автомобиль "Москвич", на котором перемещались в пространстве два изрядно выпивших опера из отдела уголовного розыска Черкасского РОВД, выезжает на большой скорости на встречную полосу движения и влобовую врезается в автомобиль "Жигули", где находился полковник – начальник Смелянского отделения СБУ со своей семьей. Результат аварии – пассажиры "Жигулей" попадают в больницу с тяжелейшими травмами, а 13-летняя дочь умирает в больнице.

Против оперов было возбуждено уголовное дело. Руководство УМВД области дисциплинарно наказало ряд руководителей райотдела и аппарата областного управления внутренних дел, которые, по мнению начальства, должны ответить за нарушение дисциплины со стороны подчиненных. Среди наказанных был и Вячеслав Романовский, который за недостаточную работу по усилению дисциплины и законности среди сотрудников райотдела был предупрежден о неполном служебном соответствии. Говорят, в своем приказе по областному УМВД генерал Кочегаров отметил, что начальник райотдела заслуживает более сурового наказания и понижения в должности, но ввиду того, что он занимал свою должность на протяжении короткого времени и за несколько недель до этого ему уже выносился строгий выговор, отделались лишь этим наказанием. Говорят, что после этой истории положением дел в милицейской среде заинтересовались местные СБУшники, что не могло понравиться генералу. Его раздражение в отношении Романовского могло усилиться.

Прошло менее двух недель, и в райотделе, где работал майор, происходит еще одно ЧП: во время допроса со второго этажа районного управления, предварительно пырнув ножом следователя, который вел допрос, выпрыгивает инфицированный СПИДом наркоман. Но побег не удался – беглец был задержан. И опять в числе наказанных оказывается начальник райотдела. Его вновь предупредили о неполном служебном соответствии. А потом произошли два самоубийства…

Типичный случай?

К сожалению, сообщать о самоубийстве "людей с ружьями" (то бишь с пистолетами) приходится нередко. Не так давно, 22.01.2003 г. в 2 часа ночи командир роты быстрого реагирования "Беркута" ГУ МВД Украины в Крыму Сергей Абрамов выстрелил себе в голову из табельного оружия. Со сквозным ранением черепа боец госпитализирован в Крымскую республиканскую клиническую больницу им. Семашко. По предварительной версии, офицер элитного спецподразделения "Беркут" Главного Управления МВД Украины в АР Крым пытался застрелиться. Как и Романовский, Абрамов характеризовался как человек с устойчивой психикой, за квалифицированную работу неоднократно поощрялся грамотами.

В конце прошлого года на территории военного городка в Мелитополе, принадлежащего авиационной части, был обнаружен с огнестрельным ранением в голову 20-летний солдат срочной службы, находившийся в тот день в карауле. Смертельный выстрел был произведен из автомата АКС, выданного погибшему при заступлении в караул. По факту гибели военнослужащего военной прокуратурой Запорожского гарнизона возбуждено уголовное дело.

В Луцке старший лейтенант застрелил сержанта из табельного пистолета Макарова, пытался оказать раненому помощь, но затем, пребывая в состоянии аффекта, выбежал на улицу и трижды выстрелил себе в голову. По словам друзей, о вражде между этими двумя военнослужащими говорить не приходится – они были хорошими приятелями. А на днях у старшего лейтенанта родился сын, и потерпевший сержант вместе с друзьями поздравлял отца в домашней обстановке.

Я не знаю, как все это комментировать: нам всем, а в первую очередь, людям в погонах с большими звездами, надо понять, что их подчиненные (со звездами поменьше) тоже имеют гордость, переживают депрессии, сталкиваются с жизненными проблемами и нуждаются не в нагоняях, а в человеческом понимании со стороны начальства. И, главное, что нам всем надо помнить: это люди с оружием, которое должно нести смерть только в исключительных случаях и для спасения других жизней, а не для суицида…