Заложники суда

Тверской суд Москвы отклонил первые три иска пострадавших во время теракта на Дубровке к правительству российской столицы. И хотя нерассмотренными остались еще более пяти десятков таких же исков, можно не сомневаться, что их постигнет та же участь. Адвокат истцов Игорь Трунов считает, что этот процесс можно смело занести в Книгу рекордов Гиннеса – он прошел за неделю, хотя обычно судопроизводство дела о компенсации занимает около трех лет. При этом суд не счел нужным заслушать ни свидетелей, ни экспертов, равно как и посмотреть видеоматериалы…

Сегодняшнее заседание, как сообщает "Газета.Ru", началось с того, что судья Марина Горбачева предоставила слово истцам для обоснования своих требований к московскому правительству. Заслушав заявления четырех родственников погибших и снова отклонив ходатайства их защитников, судья объявила перерыв для того, чтобы стороны подготовились к прениям.

В сущности, основная, так сказать, коллизия заключалась в том, с какой точки зрения суд будет рассматривать иски пострадавших. Если исходить из статьи 17 российского закона "О борьбе с терроризмом", на чем настаивал адвокат Игорь Трунов, то возмещение материального и морального ущерба должно производиться за счет субъекта федерации, на территории которого произошел теракт, то есть правительства Москвы.

Однако представители ответчика пытались перевести преступление в иную плоскость, ссылаясь на статью 206 УК России "Захват заложников". В ней нет ни слова об ответственности за моральный и материальный ущерб. К тому же московские власти настаивают на том, что не совершали каких-либо действий, которые причинили бы нравственные или физические мучения, а операцией по освобождению заложников театрального центра руководили федеральные службы. Более того, советник правового управления мэрии Андрей Расторгуев посоветовал заявителям обратиться с исками к федеральным структурам, сославшись на статью 1079 УК России "Ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих". В ней говорится, что "юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности". Советник указал, что таким источником повышенной опасности был газ, который применили спецслужбы.

Напомним, что в ходе рассмотрения дела суд отклонил все ходатайства адвоката и успел допросить 15 из 24 заявителей (остальные, по словам Трунова, не смогли прийти в суд из-за болезни или не получили повестки). В итоге материалы дела содержат лишь рассказы 15 пострадавших о перенесенных страданиях и поданные ими справки. Ни экспертной оценки, ни свидетельских показаний в нем нет. В частности, суд решил что нет необходимости заслушать показания заместителя министра внутренних дел России Владимира Васильева и доктора Леонида Рошаля, которые могли бы дать более полную картину событий на Дубровке. Кроме того, в качестве доказательства справедливости требований заявителей адвокат планировал приобщить к делу аудио- и видеоматериалы, в том числе и пленку, снятую самими террористами во время захвата центра на Дубровке. Но суд не счел необходимым привлекать эти данные к делу. Съемки, сделанные во время захвата заложников и операции по их освобождению, и документы из оперативного штаба и аудиозаписи переговоров с террористами по решению суда тоже не фигурировали в материалах дела.