Лекарство против денег

Страны – члены международной организации по противодействию отмыванию преступных доходов (FATF) одна за другой начали вводить санкции против Украины в соответствии с "декабрьскими рекомендациями". На сегодняшний день количество стран, намеренных строго контролировать денежные потоки "made in Ukraine”, приближается к первой десятке. До начала следующей сессии 12-14 февраля эта цифра может удвоиться. Сегодня мы постараемся рассказать о причинах и следствиях произошедшего предельно откровенно.

Почему они это сделали?

Есть как минимум пять причин, по которым против Украины введены беспрецедентные для заурядного европейского государства меры финансовой предосторожности.

Первая и главная – политическая. Санкции введены по "просьбе и поручению" США в разгар конфликта, вызванного обвинениями в продаже "Кольчуг" в Ирак. Именно американские банкиры и дипломаты знали о решении исполкома FATF за сутки до принятия этого самого решения.

Вторая причина – внутренняя. Не секрет, что даже поверхностный анализ украинского делового пространства свидетельствует о том, что многие богатые люди заработали капитал криминальными методами. И продолжают зарабатывать. Запад очень тревожит, что доходы от рэкета, заказных убийств, торговли людьми, операций с крадеными авто, контрабанды, наркобизнеса, финансового мошенничества и коррупции, словом, всех тех источников грязных денег, которые реально есть в Украине, вливаются в приватизацию через оффшоры и подставных лиц.

Кроме того, есть причина, заключенная в неадекватном поведении некоторых должностных лиц исполнительной власти и вредности целых парламентских фракций. Будем смотреть правде в глаза: о том, что нами недовольны международные инспекторы "по отмывочным делам", было известно еще два года назад. За это время можно было развернуть самую бурную деятельность, порадовать "западных чистюль" и в придачу получить пару "лимонов" технической помощи. Все это сделала Россия и, надо сказать, не пожалела: членство в "финансовом Интерполе" "Egmont group" и статус наблюдателя в FATF позволил правительственным структурам добраться до банковских счетов многих неугодных олигархов (включая Березовского с Гусинским) и посадить их на голодный паек. В то же время украинские чиновники и депутаты открыто высказывали мнение, что угрозы введения санкций – всего лишь страшилка для лохов, придуманная FATF. Так, амбициозный парламентский экономист Сергей Терехин спорил “на свой авторитет”, что санкций не будет, уже тогда, когда санкции практически были введены американскими банкирами.

Четвертая причина – "законодательная": закон "О предупреждении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем", принятый парламентом, явно не отвечал международным стандартам и был, скорее, похож на правовой антураж для экспертов FATF, чем на серьезный документ. Например, в его предыдущей редакции не содержалась расшифровка термина "сомнительные финансовые операции", ничего не было сказано об обязательной идентификации личности клиента финучреждения, а также не было написано, что банки обязаны давать информацию департаменту финансового мониторинга – "финансовой разведке" страны.

Эта структура – вообще тема отдельного разговора и пятая причина введения санкций. Департамент ничего не сделал и даже не пытался сделать, дабы достигнуть соглашения с международными "отмывальщиками". Скажу больше: он не сделал вообще ничего. Проверка его деятельности Генпрокуратурой показала, что за 10 месяцев госдепартамент не наладил сбор, обработку и анализ информации о финансовых операциях, подлежащих обязательному финансовому контролю. Не создал единую информационную систему и не обеспечил ведения банка данных по легализации доходов, полученных преступным путем. Он также халатно относился к своей основной функции – дружбе с FATF – и проигнорировал, например, визит своих представителей в Швейцарию.

Как это будет выглядеть?

Первое и самое главное, что необходимо запомнить: FATF санкции не вводит, она их только рекомендует странам, входящим в организацию. Членов FATF – 31: 29 стран (Аргентина, Австралия, Австрия, Бельгия, Бразилия, Канада, Дания, Финляндия, Франция, Германия, Греция, Китай, Исландия, Ирландия, Италия, Япония, Люксембург, Мексика, Нидерланды, Новая Зеландия, Норвегия, Португалия, Сингапур, Испания, Швеция, Швейцария, Турция, Великобритания и США) и две организации – Еврокомиссия и "Gulf Co-operation Council". ЮАР и Россия являются странами-наблюдателями. Каждое государство имеет свой перечень преступлений, подпадающих под отмывание денег, и свой список контрмер. Например, в Испании и Аргентине отмывание денег считается уголовным преступлением только тогда, когда оно связано с незаконным оборотом наркотиков. В Канаде все иначе: там к отмыванию денег относятся операции с деньгами "непонятного происхождения", осуществляемые через банки, а также вложение капитала в недвижимость, драгоценные металлы, сырьевые товары, страхование, ценные бумаги, даже приобретение иностранной валюты.

Один из самых суровых законов принят в Германии: он предусматривает штрафование местных компаний, работающих с "нечистоплотными" контрагентами из-за рубежа. Именно по этой причине все денежное обращение немецких банков с Украиной подвергается с 21 января спецпроверке. Отныне практически каждому денежному переводу в сумме свыше 15 тыс. евро из Украины или в Украину должно предшествовать разрешение прокуратуры или земельного уголовного ведомства.

Англичане больше доверяют своим банкирам, чем прокурорам, и потому обязали их самостоятельно принять дополнительные меры для обеспечения тщательного контроля над транзакциями с участием украинских резидентов. Кроме тех случаев, когда существует убедительное доказательство того, что транзакция является по существу легитимной, учреждение должно информировать Национальную службу криминальной разведки обо всех транзакциях с участием Украины.

В принципе самый жесткий вариант санкций ввела Америка: хотя он не предусматривает крайней меры – повального закрытия корсчетов, все же приблизился к финансовой блокаде. Практически работать напрямую с американскими банками их украинские коллеги теперь не смогут. Или будут вынуждены прилагать к стандартной платежке комплект документов, содержащих такие подробные сведения об учредителях банка, клиента и сути транзакции, что возникает проблема коммерческой тайны.

Остальные страны преимущественно усиливают мониторинг денежных переводов и учет сделок в зависимости от сумм, адресата, получателя и влияния местного банка на представителей правоохранительных органов: чем солиднее банк, тем легче он сможет отмазать своих украинских клиентов от пристального внимания правительственных структур.

Что делать?

Украина уже выполнила формальные требования FATF: помимо изменений в Уголовной кодекс, приняты поправки к закону "О банках и банковской деятельности" в части детализации обязанностей банков в отношении идентификации клиентов. Правда, последние коррективы не прошли окончательное чтение, а их содержание еще не успели досконально оценить эксперты FATF. В принципе, на решение февральской сессии (смягчить санкции, отменить или ужесточить) повлияет не только вопрос подчистки законодательства, но и очистки украинского делового пространства от грязных денег в практическом плане. И тут очень важным является вопрос, кто займет место Алексея Бережного на посту шефа Государственного департамента финансового мониторинга. Комментируя данный аспект, первый вице-премьер Николай Азаров сказал, что "указ об отставке Алексея Николаевича был издан в связи с санкциями, введенными FATF, и его надо рассматривать в плане серьезности намерений Украины бороться с отмыванием "грязных" денег.

По словам Азарова, на должность главы департамента будет назначен специалист, который сумеет организовать и поставить работу так, как того требует ситуация в Украине. "Такая кандидатура в настоящее время готовится", – сказал он. "Версии" уже сообщали, что наиболее вероятной кандидатурой является соратник Николая Азарова по работе в ГНАУ Федор Ярошенко. Вопрос о его назначении должен быть решен сразу после возвращения Леонида Кучмы из Ближневосточного турне. Если новому главе финмониторинга удастся убедить Запад, что мнение экспертов FATF, будто "Киев продолжает осуществлять финансовые махинации в целом ряде банков Европы и Северной Америки" (цитата), несколько преувеличено, но все равно принято во внимание и служит поводом для начала крупномасштабных действий, то срок действия контрмер может быть ограничен летом или осенью нынешнего года. В противном случае нас ждут бессрочные санкции с постепенным ужесточением мер контроля.

Кто заработает на санкциях?

Возникает вопрос: почему наши граждане, включая банкиров, пока не замечают негативного влияния международного антиотмывочного ажиотажа? С одной стороны, причина в том, что основным торговым партнером для украинских производителей выступают либо российские филиалы транснациональных компаний, либо оффшорки. Вместе с тем, уже в ближайшие дни у некоторых предприятий могут возникнуть проблемы с налоговой из-за превышения сроков возврата валютной выручки. Особенно для тех, которые очень зависят от экспорта. Речь идет, в первую очередь, о металлургической и легкой промышленности и производстве химической продукции. А чем сложнее для этих предприятий реализовать свою продукцию, тем сложнее платить зарплату и вообще осуществлять нормальную экономическую деятельность. Что же касается украинских граждан, то их ждут сложности с перечислением денег за границу, в частности за лечение и за обучение детей в тех странах, которые ввели против Украины санкции FATF.

Наконец, самые большие хлопоты ждут бизнесменов после обязательного включения всех банков в государственную кампанию противодействия отмыванию грязных денег. Национальный банк недавно принял постановление (№164), обязывающее банки принять участие в отсеве не совсем "чистых" операций их клиентов. НБУ утвердил методические рекомендации для банков по разработке программ противодействия легализации денег, полученных преступным путем.

Кроме того, НБУ перечислил виды деятельности, при которых вероятность отмывания денег наиболее высока: перевод денежных средств, валютообменные операции (для юрлиц, не являющихся банками); общение с оффшорками; туристический и игорный бизнес; реализация предметов искусства и антиквариата; торговля драгметаллами, автомобилями или недвижимостью и др. В принципе, когда министр экономики Валерий Хорошковский говорил, что от санкций FATF украинская банковская система и Украина в целом не пострадает, он не лукавил.

Под шумок, банкиров наделили неведомыми до сего времени полномочиями. Им разрешили приостанавливать операции, которые будут вызывать сомнение. Собранную же информацию о подозрительных операциях банкам велено предоставлять уполномоченным органам, которыми являются соответствующие подразделения МВФ и СБУ. Не хочешь, чтобы на тебя стучали – договорись со своим банком "полюбовно" (процентная ставка за кредит при этом может повыситься). А в ближайшее время, после введения системы ограничений по налоговым платежам (купить квартиру и машину за наличные скоро будет невозможно) обороты отечественных банков резко возрастут. В целом же ожидать оттока из страны криминальных капиталов или уменьшения их по сравнению с чистыми в общем обороте, думаю, преждевременно.