Парламентская герменевтика

Некоторые не понимают, что происходит в парламенте. К числу этих «некоторых» относятся: а) население Украины; б) большинство народных депутатов; в) многочисленные аналитики, как бы анализирующие вероятные сценарии развития ситуации в законодательном органе власти. Нет, конечно, многие знают: происходит изменение конфигурации то ли парламентского большинства, то ли чего-то там еще. Но знание и понимание – разные вещи. Есть даже такая наука – герменевтика, которая как раз и изучает такое различие. Не то чтобы люди с жиру бесятся… Просто работа у них такая.

В последние несколько недель все большей популярностью пользуется теория развала парламентского большинства, созданного после двухмесячной «спикериады» (выборы председателя ВР) на базе девяти, как принято писать, пропрезидентских фракций. Напомним имена «большевиков», которые уже стали забываться: НДП Валерия Пустовойтенко, «Трудовая Украина» (вопрос о новом лидере как партии, так и фракции пока остается открытым, но им будет не Михаил Поплавский), СДПУ(о) Леонида Кравчука, аграрии Екатерины Ващук, «Регионы Украины» Раисы Богатыревой, «Демократические инициативы» Степана Гавриша, «Европейский выбор» (группировка бывших налоговиков Геннадия Самофалова), «Народный выбор» Николая Гапочки, «Народовластие» Богдана Губского. Перепись членов большинства, проведенная в период формирования коалиционного состава Кабинета министров, дала следующую цифру – 231 «кнопокодав». Правда, следует отметить, что численность «большевиков» постоянно колеблется. Отдельные личности то приостанавливают свое членство, то возвращаются в лоно ПБ, то колеблются и ищут третий путь. Тем не менее, техническое большинство, теоретически способное принимать решения, существует. Совершенно ясно, что при наличии ПБ должно существовать и ПМ. Это не пистолет Макарова, с помощью которого удобно играть в «русскую рулетку», а парламентское меньшинство, фракционный состав которого остается стабильным: «Наша Украина» Виктора Ющенко, именная фракция Юлии Тимошенко (так и не придумали ей подходящего названия), коммунисты Петра Симоненко и социалисты Александра Мороза. Численность «меньшевиков» за счет сокращения рядов «НУ» постоянно снижается. В настоящее время она стабилизировалась на отметке 200. Получается следующая итоговая картина: 231 «большевик», 200 «меньшевиков» и 19 внефракционных. Что удалось сделать в рамках такой парламентской модели?

Во-первых,
было избрано руководство ВР (спикер Владимир Литвин, первый вице-спикер – Геннадий Васильев («Регионы Украины»), вице-спикер – Александр Зинченко, представляющий фракцию объединенных социал-демократов). Причем, если следовать кондовой правде жизни, то придется отметить, что девяти «большевистских» фракций на то время не существовало. Было громадное объединение «За единую Украину», в состав которого входили 186 депутатов. Это было время мегафракций, которые нивелировали партийные, личностные и психологические особенности отдельных «большевиков». «За ЕДУ» против «НУ»: кто кого? В результате капитально «вставили» Виктора Ющенко.

Во-вторых,
произошло распределение должностей глав парламентских комитетов в соотношении 19 к 5. Другими словами, 19 структур ВР перешли под контроль оппозиции, 5 – «большевикам».

В-третьих,
на базе большинства, без участия оппозиции и «Нашей Украины», было сформировано правительство, которое принято называть коалиционным, во главе с Виктором Януковичем. Именно при голосовании за кандидатуру Виктора Федоровича удалось, пожалуй, в последний раз зафиксировать наличие ПБ в сессионном зале.

В-четвертых,
«большевики» и правительство Виктора Януковича подписали соглашение о солидарной ответственности. Руководители ПБ как бы признали, что берут на себя политическую ответственность за обеспечение работы КМ, а правительство как бы обязалось удовлетворять интересы и чаяния Верховной Рады.

Зачем нужен такой длительный «исторический экскурс»? Чтобы более рельефно выделить следующую мысль. Их (мыслей) не так уж и много, поэтому приходится бережно с ними обращаться. А теперь, собственно, мысль: завершился третий этап эволюции парламентского большинства. Не надо плевать в компьютер, он ни в чем не виноват. Первый этап характеризуется наличием неструктурированного мегапротивостояния парламентских «динозавров» («Наша Украина» и блок «За ЕДУ»). После того, как Литвина посадили в кресло спикера, противостояние продолжилось на ином уровне: появилась пропрезидентская «девятка» вместо блока, а в лагере оппозиции и «НУ» все осталось без изменений. Это был второй этап.

Третий этап начался после формирования правительства Виктора Януковича. Его отличительной особенностью является то, что появилась новая составляющая большинства. Если на предыдущих этапах эволюции ПБ Виктор Ющенко впадал в критическое состояние, говоря о роли объединенных социал-демократов в деле создания парламентского большинства, то в «постправительственный» период возник «феномен Януковича». Другими словами, моноцентристский «источник», питающий большинство, превратился в полицентристский. Попытка работать в системе, предполагающей пролонгирование жесткого противостояния ПБ и меньшинства в новом, 2003 году, закончилась парламентским кризисом. Имеется в виду голосование бюллетенями за отъем у оппозиции контроля над комитетами и назначение Сергея Тигипко главой НБУ.

Именно в ходе кризиса состоялся переход к третьему этапу эволюции большинства. «Наша Украина» и оппозиция (СПУ, КПУ и «БЮТи») согласились с назначением Сергея Тигипко, а в обмен получили возможность сохранить посты в комитетах ВР. После такого «размена» в парламенте проявилась смешанная конфигурация большинства, которая не сводится к пропрезидентской «девятке» и оппозиции. Во всяком случае, за бюджет на 2003 год голосовало свыше 300 депутатов. Правда, качество работы такого количества народных избранников оставляло желать лучшего. Бюджет приняли, но проблем, связанных с главным финансовым документом страны, хватает с головой.

Можно сказать, что третий этап эволюции парламентского большинства характеризуется:

А) отходом от классической модели противостояния «девятки» и «Нашей Украины»;

Б) вытеснением фракции СДПУ(о) из рядов ведущих игроков ВР;

В) появление концепции «целостности Верховной Рады». Спикер Владимир Литвин и постоянный представитель правительства в парламенте Владимир Рыбак неустанно повторяют, что не следует делить парламент на своих и чужих. Дескать, это целостный организм и работать необходимо со всеми депутатами. Литвину такой подход выгоден тем, что он неуютно себя чувствует при наличии формализованного большинства, которое резко сужает возможности для «спикерского рулежа». Для правительства «целостность ВР» означает снижение уровня зависимости от девяти фракций большинства – и в первую очередь от СДПУ(о), – обладающих повышенными политическими аппетитами;

Г) активизацией работы по созданию парламентских структур-«переходников», которые планируют работать на базе схемы «равноудаленности» как от «большевиков», так и «меньшевиков». Уже объявили о реализации проектов Александра Волкова и Владимира Сивковича по созданию новых фракций ВР.

Приведет ли начало третьего этапа «большевистской эволюции» к окончательному распаду большинства, зафиксированного в рамках парламентской «девятки»? И корректно ли вообще говорить об эволюции ПБ, если лидер СДПУ(о), например, настаивает на иной формулировке – «развал»?

Наверное, не стоит недооценивать роль фактора «большевистской формализации». Если все группировки, формально входящие в состав ПБ, заявят о денонсации договора о солидарной ответственности Кабмина и большинства, то это, по идее, должно привести к правительственному кризису. Политические последствия такого шага весьма и весьма серьезны. Речь опять может зайти о дееспособности парламента, который на протяжении года никак не может поделить власть. Кроме того, начинать проект «новое большинство», который предполагает формализацию «Нашей Украины» в рамках ПБ, никто не собирается. Это означало бы предоставление «НУ» постов в правительстве. В настоящее время такой сценарий маловероятен.

Поэтому в ходе третьего этапа эволюции большинства, скорее всего, проявятся следующие тенденции:

А) акцентирование внимания на теме «целостный парламент» (ответственные – Владимир Рыбак и Владимир Литвин);

Б) конкуренция трех ведущих политико-экономических группировок («Регионы Украины», «Трудовая Украина», объединенные социал-демократы) как в рамках большинства, так и в других властных сферах.

Кульминацией третьего этапа «большевистской эволюции», не предполагающей качественного изменения конфигурации ПБ, следует считать момент принятия программы деятельности правительства Януковича. По большому счету, именно в момент голосования за этот документ может формализоваться несколько иная модель большинства, предполагающая мягкое сочетание элементов «НУ» и «девятки».

54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам