"Темник" переворота

На днях посольство США в Украине сообщило, что направит десять своих представителей для наблюдения за акциями оппозиции. Дабы получать информацию из первых рук прямо с места событий. За этим малозаметным высказыванием можно разглядеть очень интересные тенденции. Дело в том, что один из законов Мэрфи гласит: "Если ничто другое не помогает, прочтите, наконец, инструкцию". Другими словами, если отстранить президента от власти не удается, нужно воспользоваться специальным сценарием проведения государственных переворотов. И такой сценарий в принципе существует.

Не вздрагивайте заранее: конечно, разработанной в качестве "темника" инструкции конкретно для Леонида Даниловича нет. Но есть целый ряд документов, составленных с учетом национальных особенностей украинского менталитета и богатого мирового опыта. Его разработали в недрах западных спецслужб и обкатали в пяти развивающихся странах. Он состоит из двух частей: политического скандала и народного восстания, однако обязательным условием успешного финала является предательство ближайшего окружения президента, который обречен на свержение.

Часть первая – предательство

Как показывает мировая практика, предательство – ключевое звено переворота. Генерал Августо Пиночет был "самым преданным сподвижником" расстрелянного президента Сальвадоре Альенде. А большой "шурави" советского народа Бабрак Кармаль служил верой и правдой Амину, пока того не убил осколок спецназовской гранаты. Альенде не нравился американцам, Амин – русским. Если взять более свежие примеры, то все свергнутые президенты кому-то не нравились. Чаще – Госдепу, реже – транснациональным корпорациям. Они не могли предотвратить разного рода катаклизмы, которые наносили ущерб гражданам сильных держав. Например, иностранная пресса не сомневалась, что многолетний вооруженный конфликт на Балканах – последняя европейская война (?) – являлся следствием непродуманной внешней политики националиста Милошевича. И что захват террористами иностранных заложников – это проявление "беспечности" господ Фухимори и Эстрады. Причем, независимо от того, как были спасены заложники (президент Перу лично командовал в 1997 году успешной операцией в посольстве Японии в Лиме, а президент Филиппин бездействовал, пока западные туристы томились в неволе в 1999-ом), "проколовшимся" лидерам недолго оставалось пребывать у власти.

Страсти, сменщики, силовики

Примечательно, что на момент "закипания" народных страстей у кандидатов в "отставники" были "сменщики", которые устраивали одновременно столицы ведущих государств и местную бизнес-элиту. Кстати, все трое вышеперечисленных "сверженцев" участвовали в дележе прибылей и покровительствовали: родственникам (сын и жена Милошевича считались крупнейшими Югославскими бизнесменами), подчиненным (шеф перуанских спецслужб Владимеро Монтесинос, с бегства которого начался скандал, получал миллионные взятки за контракты и "откупные" от наркомафии), наконец, просто друзьям (связь филиппинского лидера с воротилами игрального бизнеса). Поэтому у них было много врагов, способных своими деньгами поддержать оппозицию и даже профинансировать революцию.

Американские аналитики не сомневаются, что на этапе практического осуществления переворота имел место сговор "повстанцев" с будущим правителем и людьми из ближайшего окружения президента. Только эти люди могут обеспечить победу оппозиции, лишив "списанного" лидера защиты полиции, армии и спецслужб.

Методика собственно бунта предлагает нейтралитет "основного средства обеспечения стабильности власти" (цитата) – силовиков. На практике это означает, что полиция не мешала, например, индонезийским студентам жечь портреты Сухарто, автомобили и магазины. И что вице-президент Абдурахман Вахид, к которому руководство страной перешло во время восстания, не принимал мер, дабы заставить правоохранительные органы остановить бесчинства. То же самое произошло на Филиппинах, когда толпы беспрепятственно ворвались в президентский дворец, спровоцировав бегство Джозефа Эстрады и "освобождение территории" для вице-президентши Глории Арройо.

Наконец, блестящая операция по свержению Слободана Милошевича была также следствием сговора силовиков и представителей "сменщика" – нынешнего лидера Югославии. Тысячи людей с портретами Воислава Коштуницы никогда не захватили бы здание парламента, если бы силы безопасности оказали малейшее сопротивление. До сих пор остается загадкой: генералы предали Слобо добровольно или их заставили. Но факт остается фактом – приказа остановить демонстрантов, врывавшихся в правительственные здания, никто не отдал и к удовольствию Запада у страны появился новый демократически избранный (или не избранный? – Авт.) президент. То есть, если следовать "специальным разработкам", для гарантированного отстранения президента от власти нужны две составляющих – наличие "сменщика" и предательство окружения.

Украинский путь

В Украине есть пока одно из двух условий: "сменщик". Здесь двух мнений быть не может. Виктор Андреевич Ющенко. Прекрасный семьянин (вторая жена – американка). Отец четырех детей. Фотогеничен. Коммуникабелен. Хорошо разбирается в людях (хотя люди в нем часто ошибаются. – Авт.). Он явно больше похож на "заменителя президента", чем старичок Вахид или симпатяшка Арройо. Правда, в свое время он называл оппозицию фашистами, подставлял главе государства плечо и отзывался об организаторах "кассетного скандала" как о "грязных политиках". Но оппозиция, для которой "на безрыбье и рак рыба", все ему прощает. Надеясь на взаимность после "нашей и вашей победы".

Однако, не совсем ясно, что В.А. будет делать с теми, кто (гипотетически) приведет его к власти. Даже учитывая опыт "кадровой неразборчивости" экс-премьера, трудно поверить, что его окружение, в частности такие прагматичные люди как Порошенко, Рыбачук или Безсмертный, позволят отдать минюст Головатому, спикерство в Верховной Раде Морозу, минтопэнерго – Тимошенко, а на базе УНА-УНСО и "Щита Батьківщини" сделать профессиональную армию. Тем более ничего не светит людям, которые в силу сложившихся обстоятельств не попали в опалу и продолжают испытывать симпатии к президенту. Именно это обстоятельство не позволяет реализовать украинский вариант традиционного сценария переворота: да, сменщик есть, но предательства окружения нет. А потому, извините, у переворота нет шансов состояться.