Тонкости казуистики

Тонкости казуистики

"Искусство произвольного толкования сомнительных положений применительно к конкретным ситуациям" — так объясняют словари термин "казуистика". На практике это означает банальное затягивание времени, бесчисленные проволочки и судебные тяжбы, свободную трактовку общих положений закона, который в Украине, как всем известно, похож на дышло.

Дирекция киевского предприятия "Электроприбор" пошла по пути наименьшего сопротивления: вместо конкретного решения проблемы предоставления бывшему сотруднику права на научную пенсию глава правления завода Юрий Кисляковский продолжает "разбор полетов".
Фердинанду Исааковичу Боброву почти 80 лет. Практически всю свою трудовую практику пенсионер — бывший военный моряк и капитан-лейтенант в отставке — прошел на ОАО "Электроприбор", где более четверти века неофициально занимался доработкой и изготовлением военной техники для кораблей и атомных подводных лодок СССР. Парадокс, но на сегодняшний день человек, который 28 лет "доводил до ума" сложнейшую аппаратуру для ВМФ Советского Союза, вот уже шестой год не может оформить научную пенсию. Причина проста — отсутствие одной-единственной бумажки и несовершенство отечественного законодательства, нечеткость которого позволяет руководителям в спорных случаях лично определять, кто достоин такой пенсии, а кто нет.

На протяжении всех этих лет Фердинанд Исаакович настойчиво искал справедливости в судах, пенсионных фондах, прокуратуре, Минтруда и прочих инстанциях. И если изначально суть вопроса заключалась лишь в материальной заинтересованности (пенсия научным и научно-техническим работникам повышена по отношению к обычной трудовой в несколько раз), то со временем проблема перешла в моральную плоскость. "За то время, пока я работал на заводе в Специальном конструкторском бюро, сотрудниками моего отдела было изготовлено 65 наименований систем и 63 наименования устройств автоматического управления, которые проходили в производственном реестре под грифом "Секретно". Понятно, что в моей трудовой книжке не указаны все регалии и научный статус отдела, занимавшегося изготовлением засекреченных образцов автоуправления. Однако в таком случае предприятие обязано выдавать уточняющую справку, которая подтверждает мою научно-техническую деятельность. Право на повышенную пенсию я честно заслужил, этому должны быть доказательства, и они есть, только начальство почему-то отказывается их предоставить", — утверждает господин Бобров.

Отчаявшись прямым законодательным путем добиться такой пенсии, которая "обеспечивает престижность научной работы и стимулирует систематическое обновление научных кадров" (Закон Украины №1977-ХII "О научной (научно-технической) деятельности"), пенсионер неоднократно апеллировал к общественному мнению, обращаясь за помощью к украинским СМИ. Одним из результатов такого обращения стала статья "Директор на сене", написанная после встречи с Фердинандом Исааковичем и опубликованная в газете "Киевский телеграф" за 21—27 декабря 2007 года. Рассказывая о своей проблеме, пенсионер предоставлял документы, выписки и справки, которых за "пятилетку" судебных мытарств накопилось бесчисленное множество. Постановление, которым Шевченковский районный суд обязал ОАО "Электроприбор" "выдать Боброву Фердинанду Исааковичу уточняющую справку о подтверждении его научного стажа с перечислением должностей, объема и видов работ", ответчик, к его чести, выполнил. Справку пенсионеру действительно предоставили, и даже не одну, а две. Вся загвоздка в том, что Пенсионный фонд Голосеевского района, которому обе эти справки были поданы на рассмотрение, дал заключение, что ни одна из них по своему содержанию не соответствует требованиям к уточняющей справке (изложенным в постановлении Кабмина от 12 августа 1993 года №637) и не подтверждает, что группа, в которой работал пенсионер, была научным структурным подразделением.

В самом деле, из справок, выданных Боброву в "Электроприборе", видно, что он действительно работал на должностях, подпадающих под категорию научных: начальник лаборатории, заведующий конструкторским сектором, ведущий конструктор. Но в целом его трудовая деятельность характеризуется, как "конструкторское сопровождение серийно выпускаемых изделий", что по закону отношения к науке не имеет. Именно поэтому глава правления завода настаивает, что научно-техническая деятельность истца на заводе не превышала 10% выполняемой им работы, и следовательно, права на льготную пенсию он не имеет. Однако рассудим логически: кто же будет вешать на секретное СКБ табличку "Не влезай — убьет" и фиксировать его конфиденциальную работу в текущей заводской документации? Поэтому доказательства, на которые руководству предприятия следовало обратить внимание при предоставлении уточняющей справки, должны быть несколько другого плана.

В материалах иска Фердинанда Боброва к ОАО "Электроприбор" есть официальные документы разработчиков изделий (в частности, Ленинградского НПО "Аврора"), в них утверждается, что документация, с которой он работал, связана с опытным производством. "Проектно-конструкторские разработки, по которым мы изготовляли образцы автоуправления, являются первичными документами для предоставления уточняющей справки. Так вот все они были маркированы литерой "О" и "О1" — то есть, это были не серийные (те маркируются литерой "Б") и даже не установочные (литера "А"), а опытные образцы, при работе над которыми приходилось искать новые инженерные решения", — говорит Фердинанд Исаакович. По сути, такая деятельность является проектно-конструкторской, а значит — подпадающей под закон Украины "О научной (научно-технической) деятельности".

"Для восстановления справедливости Боброву в любом случае придется доказать, что руководимое им подразделение СКБ действительно свыше 70% времени занималось работой, которую следует считать научной, — комментирует ситуацию начальник отдела по вопросам назначения пенсий Пенсионного фонда Украины Галина Мастюгина. — Если же учесть позицию дирекции предприятия, доказать это будет достаточно непросто: надо писать запросы в архивы, поднимать старые отчеты, многие из которых до сих пор имеют гриф "секретно", проводить экспертизы… Только на одних адвокатов понадобится кругленькая сумма, а конечный результат предсказать практически невозможно. Случаев, когда сотрудники различных КБ добивались-таки назначения им научных пенсий, немало. Однако сейчас камнем преткновения, по-видимому, стал вопрос о том, кто именно будет выплачивать повышенную пенсию сотруднику. В отличие от НИИ, которые финансируются из госбюджета, доплата к пенсии до размеров научной для бывших сотрудников хозрасчетных госпредприятий на 50% идет из бюджета, на 50% — за счет собственных средств завода. Это очень важный момент, который во многом определяет позицию руководства предприятия в вопросе, дать или не дать справку, подтверждающую, что человек занимался научно-технической деятельностью".

Надежды пенсионера, что дирекция завода отреагирует на его попытку привлечь к "пенсионной дилемме" общественное внимание, оправдались. Правда, немного в иной, скажем так, неадекватной форме. Спустя месяц после публикации невеселой истории господина Боброва глава правления ОАО "Электроприбор" посчитал свою честь несправедливо оскорбленной фактами, изложенными в статье, а деловую репутацию предприятия — незаслуженно испорченной. Юрий Кисляковский потребовал в письменной форме предоставить опровержение информации о возбуждении уголовного дела по факту уклонения дирекции завода от уплаты налогов в особо крупных размерах (сообщение УНИАН от 29.10.2007 г. согласно постановлению ГНАУ от 17.10.2007 г. на основании материалов проверки нарушений налогового законодательства).

Напомним, что дело было возбуждено на основании материалов проверки, которая установила факты нарушений налогового законодательства служебными лицами ОАО: Юрий Кисляковский в результате проведения операций по отчуждению сооружений по ул. Глыбочицкой в Киеве в 2003 году в нарушение Закона "О налогообложении прибыли предприятий" не начислил и не перечислил в бюджет НДС на сумму 2762,959 тыс. грн.

Интересно, что г-н Кисляковский, требующий бережного отношения к своей особе, не обременяет себя аналогичным отношением к закону и окружающим. Например, в вышедшей 25 января в "Урядовом курьере" статье "Вороння за точкою роси" автор описывает отношение главы правления завода к заведенному на него уголовному делу следующим образом: "Все это "дело" Юрий Кисляковский прямо у следователя официально назвал и определил письменно как "бред сивой кобылы". Возникает вопрос: неужели это пример поведения руководителя предприятия, которым стоит хвастаться в СМИ?

Помимо этого, в письме главы правления "Электроприбора" автору статьи настойчиво рекомендовалось пересмотреть порядок изложения результатов судебных разбирательств с бывшим работником ОАО Фердинандом Бобровым: как утверждает глава правления, все постановления суда уже выполнены в том объеме, в каком было предписано, и никаких претензий к руководству завода судебная и исполнительная власть на сегодняшний день не имеет.

Как видим, вопрос восстановления справедливости по отношению к 80-летнему пенсионеру переведен на новый виток чиновничьих разбирательств и превратился в обиду личного характера, которая "задевает честь и достоинство" как предприятия, так и конкретно Юрия Кисляковского. Довольно интересный подход к поддержке деловой репутации: вместо практического разрешения насущной проблемы, которая касается одного конкретного человека, требовать опровержения и публично доказывать свою правоту, запугивая СМИ судебными исками. Это даже не казуистика типа юридической, где речь идет об искусстве произвольного, в зависимости от личных интересов, истолкования Закона. Это процесс, весь драматизм которого связан с действительной неразрешимостью ситуации, когда власть имущие "идут на принцип" в отношении рядового гражданина. Ведь никто даже не поинтересовался, какой моральный ущерб понес Фердинанд Исаакович, и сколько лет жизни отняли у пенсионера попытки отстоять свои права.