Условия ХАМАС

Дамаск, конференция ХАМАС и его "истинных" палестинских братьев. Садик переполнен усатыми господами с переговорными устройствами. Все они выглядят одинаково, словно клоны. Это охрана Халеда Машаля, верховного лидера ХАМАС. Он самый могущественный палестинский лидер, разыскиваемый и не дающий интервью.
Это он командует полутора миллионами палестинцев в секторе Газа, он принимает решения и оказывает все большее влияние на судьбу этого обезумевшего Ближнего Востока. "Вопрос о мире в Палестине может решить один человек", – написал New Yorker. "Его имя – Халед Машаль".
Как и в отношении Муаммара Каддафи и Ясира Арафата, исторических арабских лидеров, так и в отношении шейха Машаля испытываешь одновременно робость и идолопоклонство. Перед допуском нас на интервью была произведена вивисекция фотокамеры японского фотографа Джиро, а затем и его сумки. Была проверена и coca-cola. Они попросили извинения за причиненные неудобства, эти джентльмены Аллаха, но не прощения, перед тем как пропустить нас в огромную комнату. Кресла, ковры и довольно большой диван, чтобы между мной и им еще оставалось свободное пространство.

"Было бы желательно, чтобы вы надели платок", – сказал мне очень вежливо, но настойчиво помощник Абу Мустафа, который с самого начала следил за длительной подготовкой к этой встрече. "Встреча начнется через полчаса". Но Машаль материализовался неожиданно, раньше установленного времени. Множество бумаг, портфелей, людей, которые идут перед ним, следуют за ним, почтительно его приветствуют. Он такой, как о нем рассказывают: улыбающееся бородатое лицо, острый взгляд. Рука у груди. До женщины нельзя даже дотронуться.
Он хорошо владеет английским, но предпочитает говорить по-арабски. Машаль – недосягаемый человек. Три попытки покушения на его жизнь заставляют его следовать чрезвычайным мерам безопасности. Но король ХАМАС проявляет дальновидность, признавая, что решающий момент настал.

"После массового бегства из Газы потерпела крушение ближневосточная политика Израиля и Америки, основывавшаяся на исключении ХАМАС из мирного процесса", – говорит Роберт Мали, директор ближневосточной программы Билла Клинтона. "Суть урока в том, что политические переговоры превратились в шахматную партию с участием трех сторон: Израиля, Абу Мазена и ХАМАС, продемонстрировавшего, что он обладает политическими, экономическими и военными инструментами для того, чтобы оказывать сильное влияние на происходящие события".
На это Машаль ответил: "Во имя Аллаха великого и милосердного. Национальная палестинская конференция собрала самых важных руководителей: глав лагерей беженцев, лидеров оккупированных территорий, как мэр Наблуса Басам Шакар, и многих других. Эта конференция проходит именно тогда, когда надежды жителей Газы уже на исходе, когда из-за отключения электричества новорожденные рискуют умереть в больничных инкубаторах".

— Директор одного из госпиталей в Газе сказал, что если это произойдет, то в этом будут виновны израильтяне, Абу Мазен, но и ХАМАС со своими реактивными снарядами. Как бы вы ему ответили?

— Я отвечаю, что мы, несмотря на то, что о нас говорят, уважаем критику. Но весь мир знает, что люди Газы умирают, потому что Израиль хочет этого каждый день. Потому что Израиль питается агонией наших людей, чтобы существовать в политическом и военном плане. Мы его плоть, чтобы он мог жить. Беда в том, что сегодня ему помогают те из наших братьев, кто поддерживает его молчанием и соучастием.

— Абу Мазен?

— Нет нужды называть имена (улыбается).

— Многие говорят, что этот кризис в Газе был возможностью для достижения мира между Машалем и ФАТХ и восстановления единства палестинцев.

— Многие говорят правильно. Но все знают: каждый день ХАМАС демонстрирует готовность к этому миру. Особенно сегодня перед лицом очевидного провала диалога между Абу Мазеном и Эхудом Ольмертом. Это правда, что наша конференция была благоприятной возможностью. Очень жаль, что Абу Мазен не принял в ней участия. Я должен объявить об этом публично? Мы хотим единства нашего народа, и мы хотим мира.

— Международное сообщество задается вопросом, почему вы не спасаете жизнь в Газе, остановив обстрелы вашими ракетами "Кассам".

— Это извращение правды. Это примитивные ракеты "Кассам" убивают наш народ или все же бомбы с израильских самолетов? Их генералы оценивают успех количеством убитых палестинцев. Юваль Дискин, глава "Шин-Бет", недавно проинформировал правительство о достигнутых результатах: 810 палестинцев убиты за последние два года. Операция в квартале Зейтун в Газе была названа большим успехом: за один день было убито 19 палестинцев. И на похоронах, которые следуют за этими славными делами, очень часто несут маленькие гробы. Потому что речь идет о наших детях.

— Фактом остается то, что, если вы будете продолжать ракетные обстрелы, израильтяне будут продолжать воздушные рейды. Речь идет о бесполезном бесконечном убийстве. Каков ваш план по поиску луча света в конце туннеля?

— Послушайте, в 2003 году, а потом в 2005 году, да и в 2006 году мы прекращали обстрелы. Быть может, Израиль прекратил войну? Нет, он воспользовался нашим решением, чтобы еще более спокойно нападать на нас. Естественный закон людей всех времен гласит: если тебя убивают, если занимают твою землю, любой человек имеет право на самооборону. Вы говорите, что "Кассам" бесполезны? Я вам отвечаю, что "Кассам" пугают Израиль. Разница между нами и ими в том, что мы не боимся умереть. Они боятся. Поэтому мы победим.

— Смерть не может быть культурой жизни. Вы сказали: "Теперь, после последних массовых убийств, никакого перемирия, никакого обмена пленными, ничего". Я настаиваю: чем сильнее ХАМАС становится в политическом смысле, тем больше ваших людей умирает.

— Несовершенное заявление. Я сказал, что Израиль ничего не добьется, если думает, что сможет навязывать условия своей жестокой войной. Условия сегодня выдвигают обе стороны. При посредничестве Египта мы уже решили, сколько пленных мы обменяем и где. Оставалось лишь определить имена. Но мы не пойдем на обмен с теми, у кого руки запачканы нашей кровью.

— Шейх Машаль, первым и основополагающим шагом могло бы стать возвращение солдата Гилата Шалита. О нем ничего не известно. Вы можете хотя бы сказать, жив он или мертв? Если жив, то как себя чувствует?

— Ну хорошо, Гилат Шалит жив. Он чувствует себя хорошо, и с ним очень бережно обращаются. Но почему столько тревоги из-за одного человека против наших 12 тысяч заключенных, которые содержатся в израильских тюрьмах, включая министров, женщин и детей? И почему вы и другие журналисты никогда не спрашивали у господина Ольмерта о здоровье миллиона позабытых заключенных, живущих в Газе?

— Итак, давайте уточним. Вы сказали: "Есть общность, называемая Израилем, на части палестинской территории". Таким образом, Израиль существует. Вы признаете Израиль?

— Если Израиль уйдет, признает Иерусалим и будет возвращен наш народ, если, наконец, будут демонтированы поселения, занимающие наши земли, мы готовы на перемирие, по меньшей мере, на 10 лет.
— Машаль, вы признаете два государства: израильское и палестинское?

— Послушайте, половина палестинского народа сегодня в мире происходит из тех мест, которые когда-то были нашими. Но сегодня они оккупированы. Было бы справедливо, если бы именно ХАМАС признал израильской землей землю, где родились наши отцы и наши деды? От меня нельзя этого требовать. Но я настаиваю: если Израиль примет наши предложения, я предложу перемирие.

— Вы говорите, будто ХАМАС, то есть вы являетесь первым актером этой драмы, которую представляет собой палестино-израильский конфликт. Как вы оцениваете мирную миссию Джорджа Буша?

— Как обычно, его миссия была вовсе не мирной, а военной. Он приехал, чтобы настроить наших врагов против Газы, Сирии и "Хезболлы". И даже против Египта, который помог нам, открыв переход Рафах. Буш и новые консерваторы, такие как его друг Дик Чейни, заинтересованы в том, чтобы палестинцы сдались, а не в перемирии между действующими лицами ближневосточного конфликта. Приезд Джорджа Буша должен был свидетельствовать всему миру о поддержке Ольмерта накануне заключительного доклада комиссии Винограда, который мог означать для него еще один провал.

— Ваш друг Хасан Насралла сказал, что Буш обещал ливанцам, что с проведением в мае международного трибунала закончатся их неприятности. И что в действительности в эти месяцы Америка попытается напасть на Иран, и что Израиль совершит массированную атаку на Газу. Это правда?

— Известно, что ястребы в Израиле готовятся атаковать Газу. Известно, что Америка с ее военными капризами, которые принесли ей столь знаменитые успехи, может подумывать о нападении на Иран. Это мне не показалось бы хорошей идеей. Особенно принимая во внимание славу, обретенную американскими войнами по всему миру.

— По поводу атак Израиля: более жестким врагом был Ариэль Шарон или Эхуд Ольмерт?

— Ни у кого нельзя спрашивать, кто был лучшим убийцей его народа.

Источник: InoPressa
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам