Последний романтик-2

В статье «Последний романтик» мы начали жизнеописание нелегкого пути нынешнего председателя КРУ Николая Сивульского. В середине 90-х бывший преподаватель тернопольского вуза, приложивший руку к гиперинфляции 1993 года, неплохо заработавший на кризисе расчетов с Россией и расследовании махинаций с облигациями товарных ресурсов, занялся «газпромовками» и подсел на тему газа.
Там он тесно сошелся с премьером-хозяином Павлом Лазаренко и его бизнес-партнершей Юлией Тимошенко. Учредил фирму вместе с Александром Свердловым. И дважды побывал за решеткой.

В 1996 году премьер-министром становится бывший первый вице-премьер Павел Лазаренко. Начинается эпоха «Хозяина». Все привлекательные в коммерческом отношении государственные сферы Павел Иванович старается подмять под себя: спирт, акцизы и, главное, газ. Сивульский в то время снова не у дел. Его карьера явно пошатнулась.

Дело в том, что, находясь на посту замминистра финансов, Сивульский разбирался с проблемами долгов газотрейдерской структуры «Республика» под руководством Игоря Бакая. И как-то ловко экспроприировал в качестве залога 2,66 млрд. куб. м. туркменского газа, принадлежавшего «Республике». Последняя подала иск на правительство. Сивульский пытается «отморозиться»: берет «академотпуск» и едет баллотироваться в депутаты. Неудачно – становится третьим из 17 претендентов. Но это уже не имеет значения: в Киеве для него подготовлена должность в правительстве. Внимательно наблюдавший за карьерой Николая Ивановича новоиспеченный премьер Павел Лазаренко берет его к себе советником по вопросам банков и банковской деятельности, а также членом Комиссии по разработке национальной программы развития сельхозпроизводства. Но это только прикрытие.

Павел Иванович, обитавший на столичном Олимпе не первый день, давно оценил недюжинный потенциал скромного тернопольца. Он даже нарушает свой извечный принцип – допускать к коммерческой тайне только давно проверенных земляков и доверяет автору идеи «газпромовок» новую ответственную работу: построить такую систему газообеспечения Украины, чтобы иметь с этого личный навар. Желательно – многомиллиардный. Думаю, тогда Сивульского первый раз стали расценивать как «перспективного терпилу», которым можно пожертвовать после окончания масштабного проекта. В дальнейшем такое отношение к нему лидеров его же политической команды сохранилось и перешло в устоявшийся принцип.

В это время по Бобринецкому избирательному округу №229 Кировоградской области выдвигает свою кандидатуру в народные депутаты днепропетровская предпринимательница Юлия Тимошенко. Предшествующим депутатом на этом округе был Василий Дурдинец – фигура на тот момент довольно весомая в украинском истеблишменте. В 1996 году он перешел на работу в Кабмин и освободил округ.

Результат выборов оказался ошеломляющим, хотя и предсказуемым: Юлия Владимировна показала один из лучших результатов, и в январе 1997 года обрела депутатский мандат. Она приезжает в Киев и шастает по парламенту в кокетливой юбочке. Ее политическая деятельность – еще впереди. Пока Тимошенко лишь учиться давать интервью и скромно опускает глаза на пресс-конференциях, когда ее спрашивают о Лазаренко. В Киев (делать деньги) пребывает и ее команда, во главе с Александром Гравцом. Впоследствии именно Гравец, вовремя эмигрировавший в Израиль, обратил внимание будущего лидера БЮТ на фигуру советника Лазаренко по банковским вопросам.

А Николай Иванович к тому времени уже оправдывает надежды. Совместно с группой специалистов, в которой доминировал Александр Свердлов (два года спустя они учредят собственную фирму, о чем мы расскажем в заключительной части «сериала», где речь пойдет о личном бизнесе Сивульского), они рождают схему «консорциума». И в конце-1996-го – начале 1997-го Сивульский становится во главе предприятия под названием «Украинский газоресурсный консорциум» (УГК) и трудится в нем в тесном сотрудничестве с Юлией Владимировной.

О консорциуме сказано и написано уже столько, что открыть что-то новое практически невозможно. Посему просто «повторим пройденное». Итак, «Украинский газоресурсный консорциум» был «временным объединением юридических лиц», призванным «распределять и продавать украинским потребителям» газ, полученный в 1997 году от «Газпрома» в качестве платы за транзит. Это 25 млрд. кубов газа. 37% консорциума контролировалось ЕЭСУ и др. структурами Тимошенко, 51% – госкомпаниями, разумеется, работавшими под контролем премьера Лазаренко.

Основная идея Павла Ивановича заключалась в том, чтобы в конце концов монополизировать газовые поставки в Украину, вытеснив конкурентов, получавших газ от «Итеры» и по бартерным схемам от российских и туркменский поставщиков. Главной целью экспансии был Донецкий регион (Днепропетровск лег под Лазаренко безропотно и дружно) – главный район промышленного потребления газа.

Расчистка территории для этого началось еще 28 марта 1996 года, когда на Подоле был убит руководитель представительства Itera Energy, президент донецкого баскетбольного клуба "Шахтер-АСКО" Александр Шведченко. Через два месяца (в мае 1996 года) от пули киллера гибнет предприниматель Александр Момот. Позднее в его смерти официально обвинят Павла Лазаренко, а оставшихся в живых участников преступления осудят по делу «банды Кушнира».

Массированная экспансия УГК в Донецкий регион началась как раз с приходом в систему Николая Сивульского. Как писалось в прессе, кроме распределения газа между оптовыми трейдерами, ему вменялась в обязанность продажа 8 млрд. кубов газа промышленности и коммунальному сектору Донецкой области. ЕЭСУ поставляла газ ИСД (Гайдук и Тарута еще не сконцентрировались на металлургии, а были просто региональными нефтерейдерами-сателлитами), а те перепродавали его конечным потребителям с наценкой в 50%.

И тут важно обратить внимание на такую деталь, отмеченную очевидцами, наблюдавшими за работой Сивульского в газоресурсном консорциуме, так сказать, изнутри. Тимошенко и Лазаренко, ошалевшие от десятимиллиардного оборота «Единых энергетических систем», в принципе не торопились расширять сферу влияния на Востоке. А вот Сивульский стал именно тем двигателем, который возбуждал в них постоянное недовольство финансовым результатом и соблазнял расчетами, сколько бы мы заработали, если бы устранили конкурентов. Это, собственно, и привело к нарушению статуса кво, вылившемуся в «газовую войну» с человеческими жертвами. Т.е. в консорциуме он сыграл ту же деструктивную роль, что некогда в Нацбанке, в расчетах с Россией.

Как писал кто-то из наших коллег, «для руководимой Сивульским конторы требовалось «расчистить площадку». И вот чудеса: в ноябре 1996 года от автоматной очереди погибает на тот момент самый могущественный представитель донецкого клана – Евгений Щербань. Этой же осенью 1996 года с поста «губернатора» Донецкой области был снят однофамилец и партнер расстрелянного нардепа – Владимир Щербань. Вместо него был поставлен лояльный днепропетровским Сергей Поляков. Заводить УГК на крупные предприятия Донецка и устанавливать над ними контроль Сивульскому было легко. И все шло хорошо, но судьба распорядилась по-своему…».

К лету 1997 года президентские амбиции Лазаренко начинают не на шутку беспокоить Леонида Кучму и его окружение. Павел Иванович теряет пост премьер-министра, вскоре после этого снимают и Сергея Полякова. Но Николай Сивульский по-прежнему остается у руля квази-государственного консорциума, который его усилиями стоит на страже интересов ЕЭСУ. Уже очевидно, что Тимошенко и Лазаренко расходятся в разные политические стороны. И Сивульский, некоторое время поколебавшись, делает выбор в пользу Юлии Владимировны. Входной билет стоит ему дорого: леди Ю поручает Николаю Ивановичу перечислить со счетов УГК на счета ЕЭСУ 10 млн. грн. (на то время $5 млн.). Собственно, после этого «транша» и у самого Николая Ивановича начались проблемы – в сентябре 1998 года его арестовывает Генпрокуратура. В ходе расследования выясняется, что это не единственная афера: еще около 370 тыс. грн. перечислены на фиктивные счета близких к Тимошенко фирм.

До ареста он еще успевает зарегистрировать на себя со товарищи коммерческую структуру под название ООО «Ресурсная компания», размещавшуюся по адресу ул. Щорса, 26. Директором числился некто Александр Примостка. Учредителями выступали Александр Свердлов (в дальнейшем он занял высокий пост в системе «Нефтегаза») и Александр Дальский. Вместе с Дальским наш герой спустя несколько лет создаст урологическую фирму в Киеве.

Но это будет еще впереди. А пока махинации приводят к тяжелым, хотя и предсказуемым последствиям. В ноябре ему предъявляют обвинительное заключение. Дело пахнет… Нет, не керосином, а длительным сроком тюремных неудобств. Но тут случается большой политический перелом. Тимошенко идет на прием к Леониду Кучме и подписывает с ним «пакт Молотова-Риббентропа» о предательстве Павла Ивановича. Цена этой сделки – свободы «терпилы» Сивульского. В следующий раз его арестуют только через два года – заберут прямо из кабинета руководителя аппарата премьер-министра. Единственного в истории здания на Грушевского «анонимного» кабинета без таблички. Но это уже история из следующей части…

Продолжение следует

54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам