Долгая дорога в гривнах

Сегодняшний выходной для родителей первоклассников логично было бы продлить на завтра и распространить на все население Украины. Повод – весомый: денежной реформе исполняется 15 лет, а самой национальной валюте – 20 лет. 2 сентября 1996 года начался обмен купоно-карбованцев на гривну, тираж которой еще с 1992 года пылился в подвалах Нацбанка. Беспрецедентная операция по доставке сверхценного груза стоила седых волос Вадиму Гетьману. И это далеко не все, что можно сказать о рождении гривны…
Комиссия по эстетике Международного финансового банка признала украинскую гривну одной из пяти самых красивых валют мира. Кроме нее, в компании призеров оказались австралийский и американский доллары, евро и болгарский лев. До сегодняшнего дня на банкнотной фабрике Нацбанка изготовлено несколько миллиардов купюр (точное количество – государственная тайна).

За 15 лет существования гривна заметно поменялась в дизайне. Тем не менее, ее основные черты сохранены. Авторами рисунка официально признаны известные художники Василий Лопата и Борис Максимов. Они начали разработку дизайна украинских денег еще в апреле 1991 года – за полгода до провозглашения независимости (!) и закончили эскизы всех купюр примерно к сентябрю. Во время ГКЧП рисунки даже пытались спрятать, дабы сохранить для потомков. Но жизнь в подполье гривне не понадобилась.

Потребность в собственной валюте возникла из-за того, что наша страна была вынуждена покинуть рублевую зону под давлением России. Причиной этого стал тот факт, что Нацбанк слишком рьяно воспользовался правом эмитировать безналичные рубли, и «наэмитировал» их в количестве, угрожавшем экономической стабильности России. И так в то время, мягко говоря, нестабильной. Правда, речь идет только о безналичных рублях. Рисовать наличные не позволяли технические условия (печатный двор находился в Москве). Поэтому вместо денег в Украине выпускалась временная валюта – купоны. А когда в результате Дагомысской встречи 1992 года Россия отказалась принимать украинские платежи в рублях, купоны превратились в пусть и не совсем полноценное, но официальное средство расчетов.

Параллельно власти педалировали создание собственной денежной единицы. К этому времени будущие купюры гривны формально существовали уже почти год. Оставалось их где-то напечатать. Но где? Как шутили тогда в Нацбанке – не на Пермской же фабрике Гознака!

Как всегда, помогла диаспора. Левко Лукьяненко как раз был назначен послом в Канаде и попросил канадскую диаспору помочь неньке-Украине обзавестись собственной валютой. Диаспора прослезилась от радости и устроила по своим каналам встречу тогдашнего председателя НБУ Вадима Гетьмана с представителями «Кенедиан банк ноут компани». Они и напечатали первый тираж гривны мелких номиналов (от одной до двадцати), на изготовлении которой присутствовали художники-авторы эскизов и уполномоченные сотрудники Нацбанка. Непосредственно руководил рождением гривны бывший начальник управления кассовых операций и внедрения современных технологий Национального банка Украины Валерий Желябов.

Но напечатать первую партию украинских денег оказалось половиной дела. Возник вопрос, как доставить ее из-за океана, в условиях разгула бандитизма в стране и пиратов – в открытом море. При этом желательно недорого, ибо платить за такой круиз независимой Украине было нечем.

В результате, посоветовавшись с руководством, Вадим Гетьман принимает соломоново решение: зафрахтовать неказистое судно, офицеров «Альфы» (тогда она еще не называлась «Альфой»), сопровождавших груз, переодеть в форму моряков и в глубокой тайне везти валютный запас молодой страны через Атлантический океан, Средиземное море в черноморский порт «Октябрьский» (город Николаев), а оттуда машинами в Киев. Поход длился 49 суток. Судно прошло более 11 тыс. миль через Атлантический океан, 8 морей и 13 проливов, пересекло границы 10 государств, заходило в 8 портов.

В детали плана и маршрута были посвящены только капитан судна, начальник службы безопасности, высшее руководство государства и председатель СБУ. Руководил операцией непосредственно Вадим Гетьман, который именно тогда и обрел свою фирменную седую шевелюру – поседел на нервной почве. А за вопросы безопасности отвечал будущий зампред СБУ Василий Крутов. По его словам, случались и нештатные ситуации, когда бойцы спецгруппы готовились к отражению возможного нападения на судно, однако все обошлось.

В дальнейшем Нацбанк заключил еще два контракта на печатание гривны и мелких монет с английской фирмой «Томас де ля рю» и монетным двором Италии. Они же делали для нас купоно-карбованцы. Оба вида валюты – «временную» и «постоянную» – перевозили из Лондона кораблями и самолетами (чартерными авиарейсами). Гривну везли в центральное хранилище Нацбанка, а карбованцы передавали в контейнерах фирмы-производителя инкассаторским бригадам областных управлений НБУ. Так продолжалось до 1994 года. Причем купонов требовалось все больше и больше (вспомним темпы гиперинфляции), и рейсы стали регулярными.

При этом украинская валюта явно родилась под счастливой звездой: за все эти годы был лишь один случай нападения на инкассаторскую бригаду, и то без трупов. А могло бы быть и хуже, учитывая криминогенную обстановку тех лет.

Параллельно с импортом денег шло строительство Банкнотно-монетного двора Национального банка. Продолжался этот процесс с осени 1991 года до марта 1994-го. Проектирование здания осуществляли «Днипрондиполиграф» и Днепропетровский проектный институт, а строительство – фирма "Киевинвест". Оборудование поставили в основном англичане: в мае 1993 года был заключен контракт с нашим партнером по «купонопечатанию» – фирмой «Томас де ля рю», которая передала нам не только станки, но и технологии. А также провела обучение специалистов. В конце 1993 года начался монтаж импортного технологического оборудования. А уже 22 марта 1994 года состоялось открытие первой печатной линии по изготовлению национальной валюты. С этих пор печатание за границей гривны и купонов было прекращено.

Надо сказать, что изготовление денег – пожалуй, единственная сфера, где у нас все самое новое и самое лучшее. В отличие от стран, занимающихся этим делом многие десятилетия и даже столетия. Помимо новейшего (на момент середины 90-х) оборудования, у нас отличная база для чеканки монет. Ее создавали при содействии Австрийского монетного двора. Сюда же можно добавить оборудованную по последнему слову техники Малинскую фабрику банкнотной бумаги.

То есть я не погрешу против истины, если скажу, что украинский Банкнотно-монетный двор – один из лучших в мире. К сожалению, на стабильности курса гривны это не отражается: с 1996 года украинская валюта обесценилась в 4,7 раза – с 1,7 грн. за доллар в 1996-м до почти 8 грн. – сейчас.

Сама денежная реформа стартовала 2 сентября, согласно указу Леонида Кучмы от 25 августа того же 1996 года, и продолжалась две недели – до 16 сентября 1996 года.

В этот период в наличном обороте одновременно свободно обращались как гривны, так и карбованцы с постепенным изъятием последних. После 16 сентября 1996-го прием карбованцев на все виды платежей был прекращен, и единым законным средством платежа на территории Украины стала гривна. Но поменять завалявшиеся купоны можно было до 2000 года включительно. А следующие 11 лет их можно было только сдать в музей.

Источник: Версии
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам