Леонид Кожара: «Курс на евроинтеграцию является стратегическим для нашего государства»

Наш гость – Леонид Кожара, народный депутат от фракции Партии регионов. Сегодня мы будем говорить о внешней политике Украины. Насколько радужными являются наши евроинтеграционные перспективы? Когда заработает Соглашение об ассоциативном членстве с ЕС, если его подпишут? Сейчас продолжается работа над Соглашением об ассоциативном членстве Украины в ЕС. Кажется, что вопрос о создании зоны свободной торговли уже фактически решен, но в последнее время мы слышим, что есть страны, которые считают, что Украине не стоит давать европерспективы.

Вместо этого, премьер-министр Украины Николай Азаров заявил, что без предоставления европейской перспективы Соглашение об ассоциации с ЕС не имеет смысла: «Через определенное время встанет вопрос, как нам двигаться дальше. Переговорный процесс может продолжаться долго, и никто не может предвидеть, когда он закончится. Если Украине не будет предоставлена европейская перспектива, для чего тогда подписывать соглашение о политической ассоциации? Почему без закрепления европерспективы Соглашение об ассоциативном членстве, с точки зрения Азарова, не имеет смысла и теряет свое качество?

Курс на евроинтеграцию является стратегическим для нашего государства. И вопрос евроинтеграции, как приоритет номер один внешней политики, был закреплен и в программе тогда еще кандидата в президенты Януковича, и в программе Партии регионов, и вообще мы говорим об этом везде. То, что евроинтеграция – наш стратегический курс. Что касается Соглашения об ассоциации, у меня есть убеждение, что это соглашение будет подписано 15 декабря на саммите Украина–ЕС. Но в том, что сказал премьер-министр, есть глубокий для нас стратегический смысл. Во-первых, интеграция предусматривает со всем обретение европейских стандартов. Если мы возьмем все европейское право, то мы посмотрим, что большинство стандартов для страны – не члена, которым является сегодня Украина, они подходят. Но некоторые стандарты, например, сельское хозяйство. Нужно ли сегодня нам делать полностью имплементацию всех европейских норм и стандартов в сельском хозяйстве? Я думаю, что нет. Потому что в ЕС существуют значительные субсидии в с/х отрасли. Если мы пойдем тем же путем сегодня, то наша отрасль не выдержит конкуренции с ЕС. Пока не будет перспективы членства в ЕС, говорить о полной имплементации европейских норм и стандартов в украинскую экономику нет никакого смысла.

То есть, некоторые стандарты могут просто навредить нашей экономике?

Абсолютно точно.

И если нам говорят переходить на стандарты, но при этом не гарантируют членство, то непонятно, зачем мы эти стандарты будем менять.

Именно это имел в виду премьер-министр Украины. Вообще, в каждом государстве должно быть стратегическое планирование. И в экономике, и в политике. То есть куда государство идет. Если конечная цель европейской интеграции для нас непонятна, то вообще это движение в определенной степени усложняется. Мы не знаем, как нам планировать, какие законы принимать, какие не принимать, какие стандарты внедрять в нашу жизнь, какие нет. В этом есть большая проблема, и поэтому сегодня Украина настаивает, чтобы в политической части соглашения об ассоциации была хотя бы непрямо названа перспектива членства, а хотя бы было посыл на статью 49 Лиссабонского соглашения, которое предусматривает, что если страна выполнит определенные условия, то она может претендовать на членство в ЕС.

У вас есть ответ на вопрос: почему некоторые страны не хотят предоставлять Украине евроинтеграционные перспективы в соглашении? В частности, та же Греция, в которую с государственным визитом Виктор Янукович недавно ездил. Они приветствуют наши европерспективы, но против статьи 49.

К сожалению, сегодня время для того, чтобы говорить о перспективах членства, выбрано не очень хорошее. Сегодня вопрос стоит для самого ЕС: а что будет с ЕС в следующем году или через два года? Сегодня очень остро стоит вопрос существования единой валютно-финансовой системы. И идут очень жестокие дебаты в ЕС. К сожалению, богатые вынуждены платить за бедных. Германия недавно приняла очень тяжелое для нее решение. Фактически, она на себя берет финансирование евробондов, которые будут вообще поддерживать зону евро. Другой вопрос, что действительно не все страны заинтересованы в приобретении новых членов. Особенно, это небольшие страны, которые ориентированны на ЕС. Почему не заинтересованы? Когда они попали в клуб таких богатых стран и их экономика на 100% ориентированна не на внешний экспорт, а на сотрудничество в рамках самого ЕС, им нет никакого смысла принимать Украину. Они понимают, что если будет принято новое большое государство, то это возлагает необходимость дополнительных затрат на их экономику. Но возьмем большие страны ЕС и страны, которые имеют высокий экспортный потенциал. Среди больших, например, Германия. Германия всегда имела интересы на востоке Европы. Она знает, что такое Украина. И даже были у нас не очень приятные страницы нашей истории. Тем не менее, немцы ориентируются, рассматривают Украину как большой рынок. Поэтому они заинтересованы в членстве Украины. Или, например, Швеция. Шведская экономика структурно очень похожа на украинскую экономику. Больше 60% ВВП идет на экспорт в Швеции. Поэтому шведы первые говорят, что они хотят иметь Украину как члена ЕС. Такие разнообразные интересы являются сегодня преградой для членства Украины. Потому что много в чем, особенно в таких принципиальных вопросах, как членство в ЕС, в ЕС продолжает работать консенсус. Поэтому если даже маленькая страна заблокируется, то вообще вопрос о членстве тогда и стоять не будет.

Если Греция, например, в целом поддерживает евроинтеграционные стремления Украины, но не статью о перспективе ее членства в ЕС, то, собственно, работа нашей дипломатии состоит в том, чтобы переубедить их в ошибочности позиции? Приезжал к ним Виктор Янукович. Мы можем переубеждать их, что они не правы?

Вообще, искусство дипломатов – это искусство переубеждения. Но никогда никого не переубедишь, если нет каких-то экономических последствий. Сегодня греки нас поддерживают, например, в предоставлении безвизового режима. Потому что греческая экономика зависима от туризма. И ежегодно динамика роста посещения Греции украинцами очень высока. Сегодня речь идет уже о сотнях тысяч украинцев, которые ежегодно посещают Грецию. Но в вопросах, чтобы греческий бюджет, который является наихудшим в цивилизованном мире из-за страшного дефицита, еще имел и статью на финансирование, например, вхождения Украины в ЕС. Они в этом абсолютно не заинтересованы.

Но с другой стороны, вступление Украины в ЕС в перспективе – это точно увеличение количества туристов с Украины.

Я не думаю, что это прямо связано. Но когда не нужно будет брать визу для ЕС для украинцев, то ясно, что количество туристов с Украины в Грецию вырастет.

Виктор Янукович в интервью греческому изданию заявил, что европейская интеграция Украины должна состояться, прежде всего, через эффективное реформирование государства. И он предусматривает, что Украина должна интегрироваться в ЕС через реформы. «Мы понимаем, что только политические лозунги не решат проблему». А может, все-таки основная проблема в нас? Нам следует проводить реформы, а не ставить условия, что нам нужна европерспектива. Если бы заметили в ЕС, что у нас изменения на позитив, то, может быть, и вопрос не стоял?

Президент однозначно правильно это сказал. Более того, европейская интеграция – это сегодня не является делом дипломатов. Это дело внутренних реформ в Украине. Даже функционально если мы возьмем европейскую интеграцию, то сегодня больше 50% работы выполняет не Министерство иностранных дел, а выполняет Министерство юстиции. На втором месте стоит Министерство экономики, поскольку оно сегодня отвечает за ход переговоров с ЕС относительно зоны свободной торговли. Сегодня Украина уже достаточно интегрирована в ЕС. Таким образом, что сегодня это действительно не дипломатическая работа. А работа по внутреннему реформированию и украинского законодательства, и украинской власти, и многих институтов социальной и государственной жизни государства. Поэтому действительно Украина может претендовать на членство в ЕС, когда главные требования ЕС будут достигнуты. Главное – это то, чтобы валовый продукт на душу населения не отличался кардинальным образом от среднего по ЕС. Сегодня, к сожалению, ситуация такая, что Украина вырабатывает в пересчете на каждого человека приблизительно в 7 раз меньше, чем средний показатель по Европе. То есть мы сегодня намного беднее среднего европейского уровня. Если мы будем сравнивать с такими странами, как Румыния или Болгария, то эта разница абсолютно небольшая. Я говорю о среднеевропейском уровне, который сегодня составляет приблизительно 21-22 тыс. долл. на душу населения.

Заместитель генерального директора Украинского центра экономических и политических исследований им. Разумкова Валерий Чалый прогнозирует, что Соглашение между Украиной и ЕС в ближайшие годы не начнет действовать. Он также говорит, что его на самом деле подпишут в декабре этого года. «Его подписание может состояться, но мы можем иметь зону свободной торговли с 2013 года. Потому что автоматической ратификации в национальных парламентах не будет». Действительно ли этот процесс может быть таким длительным?

Это можно отнести ко всему соглашению. Введение его в действие займет определенный период времени. Но что касается соглашения о зоне свободной торговли, я думаю, это случится намного раньше, поскольку европейские страны даже больше заинтересованы в ускорении ее действия, чем Украина. Потому что для Европы открывается большой рынок. Я думаю, что за определенными группами товаров это действительно выходит пятерка наибольших стран в Украину. Этот фактор будет ускорять ратификацию. Например, в 2008 году Украина была четвертым европейским рынком по проданным новыми автомобилями. Это означает, что немецкие, французские, итальянские, испанские производители будут заинтересованы, чтобы зона свободной торговли как можно быстрее начала действовать. Также касается других групп товаров. Поэтому мой прогноз, что это может случиться намного раньше, даже до конца следующего года.

Вы говорите, что для стран ЕС это будет выгодно. А будет ли выгодно это для Украины? Россияне в последнее время очень активно рассказывают о том, что зона свободной торговли с ЕС – это не очень хорошо. А Таможенный союз хвалят. Сергей Глазьев ответственный секретарь Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана назвал даже цифры: «По данным Института народнохозяйственной Академии наук в ближайшие 10 лет интеграционный эффект для Украины в случае присоединения к Таможенному союзу и ЕЭП позволит увеличить совокупный ВВП Украины на 773 млрд. долл., или 34% современного уровня». А у нас кто исследовал этот вопрос?

Возможно, кто-то исследовал. Я не знаю о таких исследованиях. Если мы посмотрим на страны на восток от Украины, то там также внешняя торговля очень стремительно растет. В 2009 году мы закончили во взаимной торговле с Россией с показателями приблизительно 15 млрд. долл. США, 2010 год – больше 40 млрд. долл., в этом году говорим о том, что мы можем достичь объемов больше 50 млрд. Россия сегодня является однозначным лидером среди всех наших партнеров во внешней торговле. С одной Россией у нас сегодня товарооборот больше, чем со всем ЕС. Поэтому рынки на востоке Украины для нас имеют абсолютно важное значение. Но при этом, честно говоря, мы должны сравнивать вообще емкость рынка, как на востоке, так и на западе. Сегодня весь рынок Таможенного союза где-то в 10 раз меньше рынка ЕС. Для нас зона свободной торговли с ЕС имеет стратегическое перспективное значение. Потому что особенно для всех видов продукции, которые никогда не производились в Украине, импортная ставка в страны ЕС нулевая. Это означает, что если Украина будет создавать новые производства, то будет принимать инвестиции из этой же Европы для производства тех товаров, которые мы никогда не производили. Мы можем их экспортировать в ЕС в неограниченном количестве. Поэтому инвестиционная привлекательность Украины резко вырастет. Кстати, сегодня это чувствуют наши партнеры на Востоке, которые имеют проблему в торговле с ЕС, поскольку там очень существенные ограничения по импорту продукции и Юго-Восточной Азии, Дальнего Востока. Например, Сингапур уже открыл представительство в Украине. Причем это представительство будет отвечать за целый регион. Это представительство будет руководить своей политикой и в Польше, и в Словакии, и в России.

То есть это они с прицелом на зону свободной торговли?

Абсолютно. Мы чувствуем также активизацию и в Китае. Все понимают, что за несколько месяцев Украина может стать уникальной страной в мире, единственной страной, которая будет иметь активную торговлю и на востоке и на западе.

Как тогда охарактеризовать позицию России? Они нас пугают. Нормально ли это, когда говорят, что в случае присоединения к Таможенному союзу у нас будут такие большие доходы, а с зоной свободной торговли «два литра молока купят, и все», – как сказал Владимир Путин. Он сказал, что «там ждет сворачивание научно-технического взаимодействия с Россией, что украинским авиастроению, машиностроению, энергетике, ракетно-космической отрасли, судостроению угрожает упадок». Такие заявления являются корректными с дипломатической точки зрения?

Честно говоря, здесь нет ничего недипломатичного. Наоборот, нам предлагают какие-то выгодные условия, и я думаю, что в предложениях России есть определенный смысл. Торговля с Россией стремительно растет. Но, в любом случае, сегодня участие Украины в Таможенном союзе, как он сегодня сформировался и функционирует, оно невозможно. Невозможно полноценное участие. По крайней мере, потому что импортные тарифы в ЕС сегодня больше, чем те тарифы, которые Украина взяла на себя ответственность в соответствии с нормами ВТО. Поэтому мы сегодня говорим, что у нас очень большая заинтересованность. Мы хотим работать с Таможенным союзом, но наше участие должно быть не в форме полноценного членства, а в форме какой-то другой. Президент назвал эту формулу «3 плюс 1». То есть три страны-члена Таможенного союза и Украина, которая могла бы иметь с Таможенным союзом такую же углубленную и расширенную зону свободной торговли, как с ЕС. Если мы проанализируем последние два года, когда президентом был Янукович и правительство Азарова, мы увидим, что торговля с Россией растет и без вхождения Украины в Таможенный союз. Тем более, те заявления, которые сегодня звучат из России о технологических товарах с Украины, такие как самолеты, они как раз меньше всего и касаются нашей свободной торговли с ЕС. Понятно, что европейский рынок самолетов чрезвычайно насыщенный. Причем он насыщен такими технологическими товарами, которые поддерживаются правительствами европейских стран. Такие, как аэробус. Или правительствами других мощных стран. Например, Боинг поддерживается правительством США. Поэтому такие товары, как Антонов-148, АН-158 – это все равно товар не для ЕС. Это товар других стран мира. Я не думаю, что Таможенный союз может навредить сотрудничеству Украины и России именно в этих вопросах. То же касается и других высокотехнологических товаров, где еще у нас существует сотрудничество с Россией, прежде всего. Что касается ЕС, если мы возьмем сегодня зону свободной торговли с ЕС за 100%, то 95% – это действительно свободная торговля. Свободная от квот, импортных, экспортных тарифов и т.п. Она касается и тех продуктов, которые сегодня производят в Украине. В частности, это продукция машиностроения, высокотехнологическая продукция, наши металлы, продукция химической промышленности. Мы можем быть конкурентоспособными и на рынках ЕС с нашими товарами. Но главное задание сегодня – понятно, что Украина – это страна, которая может усилить две экономики – соревнование за Украину со стороны Запада и со стороны Востока. Это кое-где вызывает определенные политические проблемы, поскольку каждый хочет добиться союза с Украиной. Нам эти проблемы нужно переделать в политические преимущества. Это не простое дело. Но Украина должна исходить исключительно из собственных национальных интересов. И если мы выстоим в этой борьбе за Украину, то мы сможем иметь выгоду как от свободной торговли с ЕС, так и от свободной торговли с Таможенным союзом и странами СНГ.

Сейчас мы ведем диалог о цене на газ с Россией. Но не только Украина ведет этот диалог. Мы знаем, что Италия, Польша, Турция. Есть данные, что россияне там идут на уступки. Не было ли логично Украине объединить усилия в переговорном процессе с Россией с другими странами, которые тоже работают с Россией в этом направлении? Это к дипломатам вопрос?

Это не вопрос к дипломатам, поскольку переговоры ведет Министерство энергетики. Сегодня оно отвечает за это. Рынок газа – уникальный, поскольку рынка нет. Потому что нет конкуренции между производителями природного газа и нет конкуренции между потребителями. Сегодня существует фактически мощный европейский монополист. Это Россия и «Газпром». Более того, эти рынки довольно региональны, поскольку часть в Европе может идти из Норвегии или стран Северной Африки. Но все это регионально. Регион Центральной и Восточной Европы однозначно зависит от России. Поэтому, к сожалению, каждая страна должна вести переговоры самостоятельно с российском «Газпромом». У нас, к сожалению, сегодня существует очень неудачный опыт переговоров 2009 года. Украина получила сегодня самый дорогой газ в Европе.

Россия так не считает.

Очень тяжело, кстати, получить цену, по какой Россия торгует газом с европейскими странами. Поскольку каждый газовый контракт под коммерческой тайной. Но если посмотреть на сайт представительства немецкой экономики, то там есть официальные данные, которые могут не отображать реальные вещи. Там написано, что среднегодовая цена газа разных немецких компаний, которые импортируют российский газ, составляет приблизительно 330 долл. за тыс. кубометров. Для Украины в этом году среднегодовая цена будет приблизительно 300 долл. Если брать этот показатель, то действительно в Германии вроде бы дороже. Но 300 долл. – цена, которая учитывает скидку в 100 долл. по Харьковским соглашениям. Если бы не было скидки, то цена на газ была бы 400 долл. и больше. Она была бы самая большая.

А вот перспективы совместного ведения переговоров по газу с другими странами не ко времени?

Такая технология, когда покупатели будут объединяться против продавцов, просто не сработает.

Там очень разные условия.

Слушатель. Алексей, Запорожье. Какое качество экспорта у нас, какая структура? Сколько добавленной стоимости в структуре нашего экспорта в Россию и в ЕС?

Мне трудно говорить о каких-то конкретных случаях, но действительно добавленная стоимость украинской продукции, которая сегодня экспортируется в ЕС, невысокая. Это прежде всего металлический прокат, украинский текстиль, которого мы собираемся наращивать объемы, минеральные удобрения и т.п. Но еще есть виды довольно технологической продукции, которые могут быть конкурентоспособными. Это продукция машиностроения. Это наши турбины. Но зона свободной торговли с ЕС именно и создает ситуацию, когда Украина станет чрезвычайно привлекательной для иностранных инвестиций, для того чтобы расстраивать именно те отрасли, которые, во-первых, в Украине никогда не существовали, или же усиливать те, которые уже сегодня существуют.

Я слышал, что ЕС нам предлагал очень большие квоты по баранине, например. Единственное, что баранина в Украине особенно никогда не разводилась.

Слушатель. Алексей Гарань. Средний по ЕС ВВП на душу населения никогда не был условием предоставления перспективы членства. Румыния и Болгария тоже сильно отставали. Условие – вектор изменений в политико-правовой сфере. А здесь, как открыто говорят дипломаты, в том числе посол ЕС в Украине, мы отдалились от Европы. То есть, к сожалению, аргументов относительно перспектив членства у нас стало меньше.

Я согласен. Достижения определенных критериев по ВВП на душу населения, действительно, не являются официальным требованием ЕС к Украине. Но неформально, в каких бы переговорах ты ни принимал участие, то уровень жизни в стране является самым главным. Среднеевропейский уровень ВВП на душу населения сегодня намного выше, чем в Болгарии и Румынии. Но при этом сегодня ВВП на душу населения в Болгарии и Румынии выше, чем в Украине. Понятно, что главное условие формально сегодня относительно Украины – имплементация европейского права. Европейское право – это большой массив права во всех отраслях. В том числе и в сфере демократического устройства, в сфере административно-территориального устройства, экономики, права и т.п. Это мы должны у себя внедрять.

Слушатель. Олег, Киев. На мой взгляд, наша дипломатия стала какая-то «местечковая». Занимаемся какой-то торговлей все время. У нас как у Украины есть позиция относительно мировых проблем и конфликтов. Например, относительно палестинско-израильского урегулирования или относительно статуса Западной Сахары? Мы играем на мировом пространстве какую-то роль или мы просто мелкие «торгаши»?

У Украины есть позиция по всем вопросам, которые сегодня рассматриваются и в Генеральной Ассамблее ООН и в ОБСЕ. Что касается дипломатии, то сегодня идет трансформация. Сегодня классической дипломатии уже нет. Сегодня, если мы возьмем ЕС, то зачем тогда посольство Франции в Германии. Границ нет, есть ЕС, есть Европейский парламент, которые стоят над правительством Германии. Европейцы сами иногда не знают, чем сегодня занимается посольство. Идет массовое закрытие посольств европейских стран в ЕС. Потому что дипломатией сегодня занимаются мэры приграничных городов. Например, бургомистр какого-то немецкого городка и глава какого-то польского. Поэтому классическая дипломатия, когда только один человек министр иностранных дел СССР Громыко мог говорить от имени СССР, уже прошла. Сегодня мы говорим и об энергетической дипломатии. Возможно, мы скоро начнем говорить о сельскохозяйственной дипломатии. Я занимаюсь сегодня парламентской дипломатией. И это правильно. Мир меняется, поэтому весь государственный механизм выступает сегодня большой дипломатией.

Пока Украина – не член ЕС, должности послов нам не нужно ликвидировать.

Пока что да. Нам есть чем заниматься.

Слушатель. Татьяна, Харьков. Какое вы и ваша партия и президент имеете право вести нас в Европу, когда не было в программе Януковича, что мы будем вступать в ЕС, в ассоциацию? Было только стратегическое партнерство. Если вы так хотите из Украины сделать «европейскую помойку», то проводите референдум и не злите людей.

Я был одним из соавторов внешнеполитической программы кандидата в президенты Януковича. И вопрос европейской интеграции вплоть до членства Украины в ЕС есть и в программе кандидата, и в программе Партии регионов. Люди, которые за нас голосовали, они голосовали, в том числе, и за нашу европейскую интеграцию Украины.

Слушатель. Луганск. Где находилась Партия регионов в декабре, когда была перекрыта заглушка с Россией? Сейчас геройствуют все по газовым вопросам. А когда нужно было делать дело, они с чемоданами отдыхать на юга отправились. Надо было выработать стратегическую линию и выдать Кабинету министров и Верховной Раде рекомендации.

Действительно, в истории Украины было два позорных явления, которые во всем мире известны, как «газовые войны» между Украиной и Россией. Эти события в 2006 и 2009 годах. Оба события были вызваны недальновидной политикой на то время президентства Ющенко и правительств во главе с Тимошенко. Не было согласия между президентом и премьер-министром. На сегодня эта ситуация уже не может повториться. Отношения с Россией у нас нормально развиваются.

Источник: ЭРА-медиа
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам