Станислав Шевчук: в парламенте есть элементы демократии

Станислав Шевчук – член-корреспондент Национальной Академии правовых наук, судья Европейского суда в 2009 году. Теперь о неутешительной статистике. Украина находится на 4-м месте после России, Турции и Румынии по количеству дел, которые рассматриваются в Европейском суде по правам человека. От общего количества дел, которые рассматриваются, дела против Украины составляют 7,5%. Такие цифры дают основание сделать выводы: украинское правосудие, мягко говоря, хромат. Украинцы не доверяют ни правоохранительным органам, ни судебным инстанциям и вынуждены искать правосудия за пределами страны. На что жалуются украинцы в Европейском суде? Как Украина выполняет решения, принятые Европейским судом?
Прежде всего, сегодня в ВР состоялось голосование за место правительственного уполномоченного по правам человека. Двое претендентов было: Евгений Захаров и Валерия Лутковская. Ни один из кандидатов не набрал – неожиданный результат – не набрал необходимого количества голосов. Как вы считаете?

Ну почему он неожиданный? Это, наоборот, результат, который свидетельствует, что в парламенте есть элементы демократии. Депутаты определились самостоятельно относительно поддержки той или иной кандидатуры. Что касается кандидатуры. Безусловно, если взять госпожу Лутковскую – неплохой специалист и, на мой взгляд, блестящий администратор, бюрократ. Но мы видим, что у нее нет поддержки большинства. Что касается Захарова – он очень серьезная кандидатура в делах защитного сектора, 40 лет работает в этой сфере. Но, на мой взгляд, также во время выборов у меня возникли какие-то сомнения в его независимости, самостоятельности, поскольку он в последней части начал как-то так поддерживать госпожу Лутковскую, начал по сути агитировать за нее. Это также как-то у меня вызвало сомнения, может, у них дружеские отношения. Его коллега Людмила Коваль в делах защитной группы говорит: оба кандидата хорошо знакомы и плодотворно сотрудничают. Может, это была дружеская поддержка? Для меня, конечно, это какие-то выборы были такие… Может, я чего-то не понимаю. На выборах, как правило, –самостоятельные кандидаты представляют те программы, и еще один момент очень важный – это, что они, эти выборы, стали политизированными с самого начала. Это очень важная должность.

Если говорить об обязанностях уполномоченного по правам человека, по украинским реалиям насколько человек, который занимает эту должность, может влиять на результаты следствия? Насколько он может влиять на результаты судебных решений, на условия содержания заключенных и подсудимых? И насколько уполномоченный в украинских реалиях может реализовать эти права?

Надежда всегда есть. Особенно исходя из полномочий уполномоченного по нашему закону – очень ключевая должность. Если брать историю, откуда пошла эта должность – это шведское слово, и один из деятелей, кто учредил эту должность, это король Карл ХІІ. Вы помните, Полтавская битва, он был на Украине. Омбудсмен – это уполномоченное лицо со шведского. То есть уполномоченный по определенным вопросам. После того, как вместо короля пришли парламентарии, они стали парламентской республикой. В парламентских республиках имеют очень ключевые полномочия, отвечают за целый перечень вопросов, поскольку в парламенте реальные полномочия влияния на правительство. Что касается наших реалий, то это дань европейскости Украины, что уполномоченный обязательно должен быть в стране, которая разделяет ценности прав человека и верховенства права. И эта фигура аккумулирует в себе проблемы и предлагает пути их решения, прежде всего, парламенту. И кроме того, она решает проблемы конкретных людей по конкретным проблемам.

А решать действительно есть что. Потому что согласно ежегодному докладу правозащитных организаций в Украине в 2011 году почти миллион человек пострадали от насилия в милиции. Особенно это касается людей, которые пребывают в местах лишения свободы. Какие решительные действия руководства страны могут такое положение исправить?

На самом деле, это жуткая статистика. В государстве должно быть, руководство государства должно просыпаться с мыслью, что мы сделали для прав человека в стране. Потому что дальше так терпеть нельзя. Ситуация выходит из-под контроля. Самая главная проблема в этом – не столько, сколько там страстей вокруг политического процесса или выборов уполномоченного, а систематическая работа всех органов власти, и в том числе судебной системы. Для того чтобы ситуация по правам человека улучшилась, а это непростая ситуация.

Очень тяжело сломать систему, которая складывалась годами.

Абсолютно точно. 20 лет мы барахьаемся в этой луже – нет выхода. Потому что менталитет правоохранительных органов и часто судебной системы происходит еще с тех давних времен, когда человек был винтиком государства, и государство должно всегда заставлять человека выполнять его волю. Государственная деятельность, к сожалению, не достигла идеологии прав человека. А это не просто слова, это большая деятельность, образование и понимание, что такое права человека в юридическом смысле.

Именно поэтому украинцы все чаще обращаются за правовой помощью в Европейский суд по правам человека. С какими жалобами чаще всего сталкиваются европейские судьи?

Это то, что вы уже упомянули, это жуткая статистика. Пытки, жестокое обращение милиции, затягивание дел, невыполнение судебных решений. Это что касается статистики от Украины, и, к сожалению, каждый год отчитываемся об одном и том же. Единственное, что меняется, – Украина на 4-м или на 5-м месте. После этой статистики может случиться так, что Украина станет на 1-м месте. Потому что практически ничего не делается.

Мы дальше поговорим, по каким причинам Украина опять может подняться, но сейчас хочу спросить, чтобы закончить с вопросом избрания омбудсмена. То, что ни одна из кандидатур сегодня не набрала определенного количества голосов, означает ли это, что Нина Карпачева может остаться на своей должности еще на один срок?

Да, по моему мнению, Нина Карпачева достойна этой должности, поскольку она учреждалась иститутом омбудсмена, и во время этой избирательной кампании я не услышал существенной критики в отношении нее. Единственная критика, что она долго эту должность занимает. Но эта должность выборная. И если депутаты считают, они переизбирают. Есть другие кандидаты – профессор Буткевич, судья Европейского суда, он прекрасно знает, что такое европейские стандарты. Есть правозащитный сектор. Я могу назвать – Екатерина Шевченко, президент центра „Ла страда”, Олег Мартыненко, который столько времени отдал на введение независимого мониторинга милиции, чтобы не было пыток, и другие лица. То есть люди есть – на них нужно посмотреть внимательно.

И вернемся к Европейскому суду. Известно, что Европейский суд может выносить решения против Украины. Кстати, если говорить в процентах, сколько рассмотренных жалоб удовлетворяются в пользу истца против государства Украина?

Где-то приблизительно 80-90% от каждой страны суд отклоняет.

Я имею в виду, от тех, которые берут на рассмотрение.

Если дело берется на рассмотрение, практически всегда принимается решение, и в большинстве случаев это нарушение государством прав человека по конкретному вопросу.

То есть просто так украинцы обращаются, от нечего делать, в Европейский суд?

Конечно, нет. Если есть конкретные нарушения. И люди обращаются в Европейский суд, извините, не для того, что нужно иметь 500 евро или 10000 евро, а чтобы была справедливость. Если они обращаются за справедливостью, значит справедливости нет в нашей стране. И в результате Европейский суд забросали этими обращениями, и он просто не может с ними справиться, поскольку национальная правовая система не работает.

Сколько сегодня жалоб от украинцев лежит на рассмотрении в Европейском суде?

Я специально не готовился к этому вопросу. Где-то 8,5 было, может, уже изменилось. Не только количество дел, а сколько решений принимается относительно Украины. По сути принимается где-то 120-150. Еще я бы хотел обратить внимание на количество дел и решений Европейского суда, которые не выполнены в Украине.

Я знаю, что, если не ошибаюсь, с февраля 2006 года на территории Украины действует закон „О выполнении решений и применении практики Европейского суда по правам человека”, а решение Европейского суда по правам человека является обязательным для выполнения на территории нашего государства. Это теоретически, а на практике? Как Украина выполняет решения Европейского суда, если говорить в процентах?

Если брать в процентах, прежде всего нужно принять во внимание статистику Кабинета министров. Решение Европейского суда по правам человека считается выполненным, когда оно снято с контроля Кабмина Совета Европы. Сейчас 838 решений. То есть 838 решений по сути, которые приняты относительно Украины, считаются невыполненными. В чем здесь статистика? Сколько это? 90%. Больше 90% решений, которые приняты против Украины, они не выполнены. То есть человек проходит сначала всю нашу правовую систему, потом обращается в Европейский суд, там еще 5 лет, и потом ждет еще 5 лет, когда оно будет выполнено. Я еще раз повторяю: здесь интересная статистика, когда во время выборов омбудсмена прозвучала в том числе со стороны правительственного агента, которым является госпожа Лутковская – уполномоченный по делу Европейского суда, что решение Европейского суда выполняется практически на 100%. Тут я с ней согласен. Но нужно иметь в виду, что есть три аспекта выполнения. Первый – это выплата определенной компенсации, это когда суд признает нарушение Конвенции, он присуждает 500, 1000 или 10000 евро моральной компенсации за то, что он нашел нарушение. Это, безусловно, достижение нашего правительства, что здесь человек уже не стоит в очереди. Он получил эти деньги, но это не все. Человек обращается за справедливостью. И там есть еще два аспекта. Это индивидуальные мероприятия и общие мероприятия. Индивидуальные – пересмотреть дело или выплатить, в плане собственности – вернуть какую-то собственность, или запретить отменить тот приказ о выдаче человека в страну, где угрожают расправой. Это все должна быть судебная система, система государственных органов или меры общего характера. То есть изменение законодательства, изменение практики применений и по всем этим моментам Комитет министров мониторит по каждому отельному делу, сделано или нет. И поэтому такой процент, что больше 90% считается невыполненными, потому что выполнена только первая часть. Эти деньги по решению суда, но это не все, потому что суд не может определить за наших судей.

Кстати, известна ли вам цифра, какая задолженность сегодня Украиной перед истцами, которые подавали свои иски в Европейский суд? Так ли быстро выплачивают компенсацию?

Да, эта ситуация налажена. Где-то 20-30 млн. ежегодно в бюджете отдельной строкой предусмотрено. Люди получают свою компенсацию, но это только первый этап выполнения. Человек после этого не считает себя удовлетворенным, что решение выполнено. Ему нужно решение по его делу. Например, вы вспомнили пытки, или ситуация с милицией. Суд указывает, что были пытки, например, конкретные милиционеры пытают электрическим током. Как можно считать решение выполненным, если эти милиционеры не наказаны? Это же справедливость. Человека пытали электрическим током, и это устанавливает Европейский суд. А ему выплатили 10000 и все.

То есть откупились от людей деньгами и закрыли, на этом поставили жирную точку?

Но это невозможно, или это снято с контроля Комитета министров.

А еще есть дела, которые находятся под усиленным надзором, и таких дел 79% – 608 решений.

Верно, это означает, что особенное внимание по этим делам, в которых не выполнены индивидуальные и общие мероприятия. Классический пример – решение „Иванов против Украины”, которое не выполнено. Пилотное решение. Что такое пилотное решение?

Пилотное решение по делу „Юрий Иванов против Украины”, вы это имеете в виду?

Да.

А Европейский суд указал на систематическое невыполнение в нашей стране решений национальных судов. Украине было выделено 2 года для принятия соответствующих мер. Каковы результаты?

Никаких. Поскольку это системная проблема. Здесь завалено такими делами, что судебное решение не выполняется. Я понимаю, что это наследие Советского Союза, когда в принципе много льгот, привилегий, которые не обеспечены бюджетом. Но это конституционное право, как и социальные права, и к этому нельзя относиться поверхностно. Конечно, суд тогда по делу Иванова сказал: вот определенный срок государству Украина, чтобы это дело решить.

Давайте напомним: время Х наступило для Украины еще 15 января 2011 года. Именно до этой даты Украина должна была предоставить, а потом продолжить, потом в июле.

Продолжили, и сейчас я слышал, что такое сообщение на сайте Европейского суда в начале марта прямым текстом: что Украина не выполнила пилотное решение, и что Европейский суд возобновляет рассмотрение этих дел.

А что это означает для Украины?

Еще одно дополнение в копилку относительно ее репутации.

Какая реакция может последовать со стороны Европейского суда, если Украина так и не сделает определенных выводов?

Ну, это, безусловно, политическая реакция – резолюция Парламентской Ассамблеи Совета Европы еще раз, и дальше там могут быть следующие шаги. Потому что у Украины есть обязательство по статье 46 выполнить решение Европейского суда, как такой, что не выполняет обязательства, которые накладываются при условии членства Совета Европы.

А она берет и не выполняет. Что дальше?

Приостановление полномочий парламентской делегации, исключение из Совета Европы.

Это максимальная санкция?

Там минимальных нет.

На сегодня существуют примеры применения максимальных санкций?

Да, Греция во время режима „черных полковников”, когда пришел диктаторский режим, и исключили из Совета Европы. После того как режим был свергнут, Грецию вернули назад.

Какая мотивация у Украины? Почему они не справляются со своими обязательствами, которые взяли на себя?

Проблема сложная относительно подхода популистских парламентов. Принимаем льготы – они не обеспечиваются бюджетом. Люди идут в суды. А с судебными решениями приходят в исполнительную власть, а там говорят, что нет денег. Это первый аспект. Второй аспект – советское наследие, не понимают просто люди, которые во власти, что такое концепция прав человека, и вся государственная деятельность должна быть направлена и достигнута идеология прав человека. И третье – это то, что с советских времен был такой стандарт, если что-то там принимают на Западе или на международном уровне, нас это не касается, поскольку это топовый уровень, и это совсем не касается нашей повседневной деятельности.

Да, но поскольку мы хотим стать членами ЕС, то мы, конечно же, должны придерживаться тех правил, которые существуют?

Безусловно. Потому что по сути, как говорил профессор Эвин: Совет Европы – это политический предбанник ЕС. То есть по правам человека и верховенства права страна должна пройти тест здесь, в Совете Европы. А если постоянно не выполняются решения Европейского суда, я уже не говорю о других вопросах, то, конечно же, обостряется ситуация. И мы видим, что с каждой неделей обостряется ситуация Украины в Совете Европы. Это нельзя уже не заметить.

С каждым днем обостряется напряжение в стране. Украина пошла другой стороной в решении проблемы выполнения решений Совета Европы, Европейского суда по правам человека, а именно – приняла необходимость изменений некоторых законов. В частности, „О статусе и социальной защите граждан, которые пострадали во время Чернобыльской катастрофы», „О статусе ветеранов войны, гарантиях их социальной защиты”, „Об основных принципах социальной защиты ветеранов труда и других граждан пожилого возраста в Украине” и так далее. Эти изменения определяют, что конкретные размеры социальных выплат, которые регулируются этими законами, и порядок их выплат устанавливает Кабмин, что было дальше известно – протесты чернобыльцев и афганцев. Означает ли это, что количество исков, как мы с вами пытались прогнозировать в начале нашего разговора, увеличится, и Украина с 4-го места передвинется еще выше?

Хронология немного обратная. Сначала был разработан проект закона на развитие Юрия Иванова, то, что вы сказали. Он не прошел, начались эти массовые штурмы ВР, потом принял Конституционный суд Украины решение о том, что по сути размер льгот устанавливается в ручном режиме Кабмином Украины. Это тема отдельной передачи. Но есть социальное право, которое зафиксировано в Конституции, и есть конституционное полномочие, что права устанавливаются законами, здесь еще дополнительно, что это устанавливается Кабмином. Это значит, такая концепция – если в Пенсионном фонде есть деньги, мы платим, если нет – то нет. И тогда, конечно, с точки зрения Комитета министров Совета Европы, они в эти детали не вдаются, им главное уменьшить нагрузку на Европейский суд, чтобы не было этих дел. Здесь логика есть. Если это право не гарантируется законом, то человек не может идти в суд его защищать, потому что это дискриминация Кабмина, есть деньги – дал, нет – не дал. С другой стороны, возникает вопрос относительно реальности защиты социальных прав Украины. Мы не можем только для того, что нам нужно выполнить решение – пилот ЕС по сути, отменить социальные права человека.

Вы вспомнили о решении Конституционного суда. Судьи КС обратили внимание на статью 22 Общей декларации прав человека, согласно которой размеры социальных выплат и помощи устанавливаются с учетом финансовых возможностей страны. К тому же Евросуд по правам человека в решении от 9 октября 1979 года в деле против Ирландии констатировал, что осуществление социально-экономических прав человека в значительной степени зависит от положения в государстве, особенно финансового. Такие же положения распространяются и на вопросы о допустимости уменьшения социальных выплат, о чем указано в решении суда по делу „Кьяртан Амундсен против Ирландии” от 12 октября 2004 года. То есть, опираясь на эти факты, Украина может фактически игнорировать решение Европейского суда по обеспечению социальных выплат?

Интересный вопрос. Если право социальное зафиксировано в Конституции, его нельзя отменить тем, что в ручном режиме Кабмин будет выплачивать какие-то определенные суммы. Должна быть какая-то сущность этого права, это также связано с правом человеческого достоинства, что человек имеет право на элементарный прожиточный минимум, для того чтобы жить. Здесь есть большая проблема в том плане, что не может это право отличаться в частной жизни. Человек идет, а тут нищий: дал, не дал. В публичном праве этого нельзя, даже льготы, если существует постоянная практика их выплат, нельзя отменить закон, потому что это право собственности, это льготы. Эти решения, кстати, из Конституционного суда, что процитировали из Европейского суда, в первом решении – это совсем о другом, о принципе назначения адвоката, позитивные обязательства, да. А ирландское дело, там речь шла о пенсиях моряков. Суд признал нарушение отмены пенсии морякам, если там идут выплаты в Пенсионный фонд.

То есть знак равенства ставить между двумя этими делами и ситуацией, которая сегодня есть, нельзя никак?

Нет, все эти решения о другом.

Генеральный прокурор Пшонка выразил уверенность о другом немного, что уже в этом месяце будет принят новый УПК. Правда, собирались депутаты на этой неделе поставить на голосование и принять его в целом, но, очевидно, что еще вносятся поправки. Скажите, в случае его принятия и наработки количество жалоб в Европейский суд уменьшится? Потому что все, кто работал над этим законом, все представители большинства в один голос утверждают: это кардинально новый документ, он уменьшит количество осужденных, он уменьшит количество тех, кто находится под следствием, и он вообще упростит процедуру суда в Украине, сделает ее более приближенной к человеку.

Я поддерживаю это мнение. Кстати, у нас есть еще одно пилотное решение, которое не выполнено – „Марченко против Украины”. Там как раз вопрос статьи 5 – судебный контроль за людьми, которые находятся под следствием. У нас есть позорное явление, которое называется „дополнительное расследование”. Это означает, когда правоохранительные органы расследуют дело и видят, что нет, прошли сроки, всех доказательств нет, они передают в суд. Суд также видит, что нет доказательств, и вместо того, чтобы отпустить человека, они отправляют дело назад, человек приходит и продолжает находиться в СИЗО.

В новом УПК, в проекте такая норма не прописана.

Да, только из-за этого нужно принимать этот УПК, на мой взгляд. И с этой точки зрения, конечно, уменьшится количество дел по статье 5 – право на свободу, общий вопрос доступа в Верховный суд, уже выполнение Европейского суда. Потому что человек получил решение, а там в УПК есть норма, что если нарушена норма процессуального права в Украине, то человек обращается не в Верховный суд, а в Высший специализированный суд по уголовным и гражданским делам. А это представить себе, что такое решение Европейского суда по правам человека, авторы не понимают, потому что Европейский суд не объясняет, где там материальная или процессуальная. Иногда решения процессуального характера указывают на материальное, например, „Пронина против Украины”. Суд нашел нарушение статьи Конституции Украины, то есть это материальное право. И по другим делам по статье 3, по пыткам, нечеловеческому обращению, там суд принимает решение, что пытали, но это процессуальный характер, что независимое расследование. И вот представьте себе, что одно решение отражает и процессуальный и материальный характер. И человек проходит Европейский суд и приходит в суд, его отправляют по всем обстоятельствам сначала в Верховный суд на вышеспециализированный, а вышеспециализированный отправляет в Верховный суд. И человек будет ходить между этими двумя органами.

Кстати, пожалуйста, объясните нам, цепочку. Вы сказали в начале нашего разговора, что только приблизительно 4% жалоб Европейский суд по правам человека берет на рассмотрение из-за того, что истцы часто нарушают требования подачи заявлений. Как правильно обращаться в Европейский суд, если у кого-то есть такая необходимость? Как правильно оформлять свой иск? Через какие судебные инстанции, через какие круги нужно пройти здесь у нас в Украине, для того чтобы уже обратиться непосредственно в Страсбург?

Статистика немного больше – 10% всех жалоб от Украины принимаются решения по сути. Вопрос очень сложный, здесь нужно не одну передачу проводить. Общая практика – это нужно обжаловать в суде, пройти все инстанции, включая кассационную – у нас это или вышеспециализированные суды. Но есть определенные случаи пыток, нечеловеческого обращения, там, где можно и не обращаться, потому что главное для суда. Поскольку для Европейского суда важна эффективность средств правовой защиты, когда они видят, что невозможно просто говорить в суде, что там были пытки, имеются в виду пытки или, например, в тюрьме нет медицинского пункта, чтобы помощь предоставить. Конечно, это нельзя обжаловать. Не нужно обжаловать в простых судах, потому что от тех обжалований там ничего не появится – медик не приедет в тюрьму. Есть и другие вопросы, общие вопросы, нужно внимательно исчерпать все средства правовой защиты, попасть в 6 месяцев после последнего решения и сделать копии и подложить под них. Но самое главное – зайти на сайт Европейского суда и скачать остуда формуляр на украинском языке, как его заполнить.

Слушатель: Я как раз попал под дело Иванова, и у меня есть официальный вердикт суда, в котором сказано, что в деле до 15 июля 2011 года, и после этого я не отвечал в суде. Скажите, пожалуйста, мне нужно обращаться в суд или ожидать? Я направил заявление в суд еще два года назад, есть оповещение суда, что суд получил дело, но ни одного формуляра заявления я не получил. Как мне поступить в этом случае?

По делу Иванова, но вы не Иванов, я так понимаю, которые попали под эту категорию. Это яркий пример, что решение выполняется и по вашему делу также. Вам нужно опять обратиться в Европейский суд уже с этим ходатайством, чтобы возобновить. То же самое и в другой ситуации, когда вы обратились в Европейский суд. Так понимаю, это Европейский суд, там нет оповещения. Ну, это дело где-то в процессе, и процесс очень длительный, и вам нужно также активизировать эту проблему – опять-таки обратиться, отправить факсом свою обеспокоенность тем, что дело не движется.

Скажите, пожалуйста, а как происходит коммуникация между Европейским судом непосредственно и истцом из Украины?

Сначала нужно отправить заявление факсом, там указано, на какой адрес. Тогда суд уже смотрит, если дело принято, то начинается коммуникация суда с истцом и агентом государства. Они должны дать дополнительные объяснения, обменяться своими объяснениями, и потом, если суд назначил уже слушанье – то это хороший признак того, что дело будет решено и, как правило, что суд найдет нарушение.

Существуют ли определенные сроки рассмотрения дела и принятия решений по нему в Европейском суде?

Нет, таких сроков не существует. Сейчас дела рассматриваются 5-летней давности. С 2009 года действует правило приоритета. Если дело является очень важным – нарушает сущность прав человека, или человек страдает, например, пытки, или ждет экстрадиции в другую страну, где его будут пытать, тогда этому делу отдают приоритет, и суд его во внеочередном порядке рассматривает.

А когда человек подает иск в Европейский суд, он становится в общую очередь всех дел со всех стран, которые поступают в Европейский суд? Или же существуют отдельные очереди по каждой из стран?

Суд следит, чтобы было пропорционально рассмотрено количество дел относительно разных стран, в зависимости от количества заявителей. Относительно Украины, это по сути принимается по 12-150 решений в год. По сути, когда палатные решения. Сейчас 14-й протокол ускорил процедуру. Общая специфика такова, что суд следит, чтобы это было пропорционально, в зависимости от количества заявлений от стран и права приоритета. Делу предоставляется код определенный, в зависимости от категории, и там уже видно, какое это дело: оно сложное или нет. Есть дела-клоны, есть дела, которые повторяются. То, что сейчас Великобритания председательствует в Совете Европы, и она радикально уже предлагает средства реформ Европейского суда. Будет конференция в Брайтоне, будет решение в конце апреля, нужно с ним ознакомиться.

Слушатель: Вот мы превращаемся, жалуясь в Европейский суд, мало того, что со своими судьями мы ничего не можем сделать, то нам еще и европейские помогают ничего не делать. Во что превратилась наша страна за эти 20 лет? С кем нас можно сравнить, что мы за страна, на кого мы похожи?

Когда придумывался инструмент Конвенции, это был главный и предохранительный фактор – защита западных ценностей от коммунизма. А после того как коммунизм развалился, и у нас новое, демократическое государство, то по сути, когда присоединились новые государства, то захлестнул поток этих дел. Поскольку национальные правовые системы не работают надлежащим образом, а Европейский суд не может исправить то, что внутренние национальные правовые стандарты не работают. И это одна из позиций британцев, которые председательствуют, чтобы все дела рассматривались в наших национальных судах с учетом практики Европейского суда по правам человека, чтобы шли отдельные дела очень сложного характера, по которым нет еще прецедентного права, то есть передать рассмотрение дел в наши национальные суды. А учитывая способность наших судов, это будет катастрофа.

Учитывая способность, вы имеете в виду не то, сколько физически могут отработать дел, а какое качество?

Философия понимания стандартов применения в повседневной практике.

Слушатель: Я как наследница, вступая в наследство, нотариус государственный потребовал оригинал завещания и даже не выдал мне копию. Законны ли его действия?

А почему вы не сделали копию для нотариуса, не могу понять?

Слушатель: Оригинал завещания, я считала, что должен остаться у меня на руках. Мама сделала при жизни на меня. Этот оригинал забран нотариусом, и у нас спор уже 5 лет длится по вступлению в наследство. Законно ли? Государственный нотариус изъял у меня оригинал завещания.

Всегда, когда общаешься с государственными органами, нужно делать копии всех документов.

Между прочим, наш предыдущий слушатель сказал, что мы еще можем погрязнуть в Европейских судах. Не может ли быть такое, когда я спрашивала о коммуникации, как происходит, не бывает ли такого, что где-то теряются иски от граждан страны, где-то теряются документы, и тогда приходится заново собирать документы и подавать опять в Европейский суд?

Мне такая практика неизвестна. Я думаю, что система учета Европейского суда поставлена на очень высоком уровне. Просто суд не готов к такому количеству заявлений. Другое дело, если в наших судах дело потерялось, то это нарушение статьи 6 европейской Конвенции. Ряд дел был такого плана. В Москве пошло дело, а дело потерялось. Обратились в Европейский суд, нашли нарушения статьи 6 Конвенции.

Опять-таки мы говорили о том, нужно ли физически присутствовать истцу в Страсбурге во время рассмотрения дела. Вы сказали, что такие резонансные публичные дела, как Луценко и Тимошенко, возможно, их присутствие необходимо в Страсбурге?

По Луценко уже принято решение сделать это публично, а по Тимошенко я не знаю.

К чему я веду. Недавно руководитель Главного управления по вопросам конституционно-правовой модернизации Администрации президента Марина Ставнийчук заявила, что у Европейского суда по правам человека есть основания для вынесения решения в пользу экс-премьера Юлии Тимошенко и экс-министра внутренних дел Юрия Луценко. Как вы считаете, каким может быть развитие таких событий?

Здесь уже высказывалось в этой студии. Мой учитель профессор Буткевич, его позиция в том, что это именно такое, радикальное рассмотрение этого дела, найдено нарушение, и будет вынуждено государство выпустить из-под стражи и Тимошенко и Луценко. Что примет суд? Суд может принять или признать нарушение Конвенции по конкретной статье и назначить справедливо сатисфакцию, и все. Такая была практика длительное время. 500 евро и сказать, например, что Украина должна исправить ситуацию – сделать новое рассмотрение дела или исправить нарушения, которые уже найдены Европейским судом. Если нарушение найдено, то уже не нужно доказывать – оно уже есть. Но появляются дела в Европейском суде, когда суд начинает действовать радикально, ссылаясь на статью 46 – государства должны выполнить решения Европейского суда, это их обязанность. Есть такое дело „Потулая против Азербайджана”, где журналист был привлечен в суд 22 апреля 2010 года – это прецедент, когда точнее журналист был привлечен к ответственности, и ему дали 4 года тюрьмы за деформацию против азербайджанской власти и по поводу оценивания событий в Нагорном Карабахе. Но, что я хочу интересное сказать, что суд в этом решении записал, это один из первых примеров, что суд изменил свой поход. Суд нашел нарушение за деформацию статьи 10 Конвенции и записал государству, что нужно делать: срочно освободить этого узника. Понимаете, что будет делать Украина, когда получит такое решение?

Вот интересно, как будет реагировать Украина?

До этого решения было записано так: Украина должна исправить, есть нарушение, давайте делать что-то. А здесь может допускаться, что такие дела уже пошли, что Украина столкнется с фактом, что нужно срочно освободить. Может, это имела в виду Марина Ставнийчук? Потому что ситуация сейчас Совета Европы меняется очень быстро, потому что была уже известна резолюция ПАСЕ о существовании политических институций, и теоретически можно ожидать, что суд может так радикально прописать в резолютивной части. И тогда что? Какие действия государства? Мне самому интересно.

Можно предположить, когда могут быть вынесены решения как раз по делу Тимошенко и Луценко?

Насколько понимаю, там идет обжалование в кассационную инстанцию и там. Если этот этап будет пройден, и это будет передано в Европейский суд, то в этом году. С другой стороны, суд может сам ускорить и сказать: я принимаю во внимание эту известную резолюцию ПАСЕ. Что там было написано? Там было написано, что у нас проблемы, у нас нет независимого суда. И тут суд может сослаться на такую ситуацию и сказать, что не нужно дополнительно там обжалования в кассации.

Слушатель: Я счастлива и рада за тех людей, которые дошли до Европейского суда и отстояли свои права, и суд выносит решения возместить там людям какие-то определенные материальные суммы. Но остаются на своих должностях милиционеры, судьи. Почему за счет их имущества не выплачивать эти возмещения?

Уже есть механизм, разработанный Министерством юстиции.

Источник: Радио "ЭРА"
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам