Европарламент мешает Украине быть «житницей биоэтанола»

Европейский парламент сделал неприятный подарок украинским аграриям в год (как ожидается) рекордного урожая: он ограничил долю использования биотоплива на основе продовольственных культур 5,5% от общего объема топлива, используемого в транспортном секторе. Это означает, что у наших сельхозпроизводителей возникнет проблема со сбытом кормового зерна, сахара и даже кукурузы. Все это европейцы закупали для альтернативного топлива. Переориентироваться на другие рынки будет сложно. А количество своих заводов по выпуску биоэтанола можно пересчитать по пальцам. Впрочем, ситуация не безвыходная. Есть варианты…
Этот Евросоюз не поймешь. То европейцы отказываются от привычных источников энергии и строят «самообогревающие дома», где даже свет удается получать, пардон, из фекалий. То резко отказываются от самого популярного вида биотоплива, так называемого продовольственного.

Мы как-то привыкли, что биотопливо – это рапс. Крестьяне охотно его выращивают с этой целью на экспорт. На самом деле сырьем для большинства видов биотоплива является сахар, которого у нас в избытке (в частности, из него извлекают глюкозу), картофельный крахмал (низкокачественной картошки у нас также достаточно), опять-таки низкосортное зерно, которое Украина производит в избытке (порой до 80% от общего урожая пшеничных культур), а также целлюлоза (солома, опилки).

А знаете, куда мы девали кукурузу, которой из года в год выращивали все больше и больше? На корм скоту? Нет. В пищу людям? Тоже нет. Оказывается, компания Dupont наладила выпуск уникального биопластика из… кукурузы. И это тоже могут запретить.

Вообще, как поясняют специалисты, биоэтанол – это этиловый спирт. Его получают путем брожения практически любого вещества, содержащего крахмал или сахар, – зерна, картофеля, сахарного тростника, топинамбура, других сельскохозяйственных растений, отходов производства пищевых продуктов и напитков.

Почему в ЕС внезапно решили это резко ограничить, отдав предпочтение, скажем грубо, топливу из какашек? Аргумент прост: по мнению экспертов, производство биотоплива из продовольственных культур может подтолкнуть вверх цены на продукты питания в мире. А поскольку в недалеком будущем грядет дефицит основных видов продовольствия, нужно подтолкнуть компании-производители биотоплива к поиску других источников сырья. Тех, что нельзя употребить в пищу. В глобальном смысле, наверное, это решение правильное. Но с точки зрения текущего экономического момента грозит серьезными убытками многим агрокомпаниям СНГ.

Несколько лет назад тогдашний министр сельского хозяйства РФ Алексей Гордеев признал, что большая часть экспортированного Россией зерна идет не на корм животным, а на производство биоэтанола в Европе. Украина как «страна большого комбикорма», судя по всему, сумела переплюнуть Россию и стать просто житницей биоэтанола. Причем есть подозрение, что истинные масштабы поставок сырья для него просто не оценены ввиду стереотипности мышления политиков и аналитиков.

Теперь же наряду с вопросом, куда нам все это сбывать, возникает вопрос: что делать с научной базой? Опять-таки крайне неизученная тема – это использование украинских сельхозплощадей под экспериментальное выращивание культур для производства биоэтанола. Понятно, что требования к зерну, из которого пекут паляныци, или тому, что перегоняют на спирт для биотоплива, – разные. И некоторые западные компании тренировались на наших полях выращивать именно то кормовое зерно или правильную кукурузу, которые пригодятся на европейских заводах по производству альтернативного топлива. Но если новые правила будут узаконены, то ожидается сворачивание финансирования научных изысканий «продовольственного сегмента» биотоплива в пользу исследований по другим источникам сырья.

Кстати, насчет узаконивания правил. Финальное голосование по изменению законодательства по использованию биотоплива Европейский парламент проведет в сентябре. Прежде чем новые нормы будут окончательно одобрены в рамках всего объединения, их должен одобрить Европейский совет, состоящий из лидеров стран-членов ЕС. Впрочем, ожидать сюрпризов не стоит. Скорее всего, вышеупомянутые ограничения будут поддержаны всеми органами Евросоюза.

Каков же выход? Теоретики предлагают искать другие рынки. «Продовольственный» биоэтанол ограничивают только в Европе. Есть другие заинтересованные страны – США, Китай, Бразилия. Но…

Бразилия делает альтернативное топливо из сахарного тростника и своих лесопильных материалов (благо лесов вдоль Амазонки еще хватает). Китай пока не сильно увлекся этим делом. А США вполне обеспечивают себя кукурузой и отходами зерна, чтобы повышать объемы закупок нашего сырья. Сейчас площади кукурузы в Америке самые большие с 1944 года. Считается, что в перспективе до 40% выращиваемой кукурузы превратилось в топливо. Это, между прочим, и пугает европейцев, потому что грозит повышением цен на мясо и птицу, которых также кормят кукурузой.

Поэтому у нас нет других вариантов, кроме развития собственного производства альтернативного топлива. Законодательная база для этого есть. В июне 2012 года парламент Украины принял правительственный проект закона, разработанный Министерством энергетики и угольной промышленности Украины, о поэтапном добавлении биоэтанола в бензин. С 2013 года содержание биоэтанола в бензинах моторных, которые производятся и/или реализуются на территории Украины, должно составлять не менее 5%. Пока это лишь рекомендательная норма. Однако уже с 2014 года она становится обязательной.

Чтобы ее реализовать, нужно начать делать свой биоэтанол. На сегодняшний день этим занимаются только два или три крупных завода и несколько небольших фирм. Качество их продукции, по отзывам специалистов, пока хромает, с европейским его не сравнить.

Одной из проблем до недавнего времени было отсутствие дешевого сырья. Весь рапс, кормовое зерно и сахар, пригодные для перегонки, вывозили за границу. Все технологии находятся в Европе. У нас лишь сырье и поля. Ввиду последнего решения Евросоюза появилась надежда, что некоторые подержанные технологические комплексы европейцы могут нам продать. А сырье должно подешеветь автоматически, как только возникнет проблема с его сбытом. Таковы законы рынка.

С другой стороны, у компаний из ЕС появляется интерес к другим видам сырья, которое может в больших объемах дать Украина. Это то, что формально не считается продовольствием, хотя, идя на корм скоту, влияет на цену мяса. Я имею в виду так называемые непищевые остатки – солому, траву и опилки. В Европе из них извлекают целлюлозу и производят этанол.

Правда, его себестоимость выше «продуктового», поэтому сейчас наверняка начнутся исследования с целью найти способ удешевления конечного продукта. И параллельно вырастет спрос на опилки и тому подобный «мусор», который мы можем производить в большом количестве.

К слову, мы успешно это делаем в сфере «твердого биотоплива». В частности, в прошлом году был зафиксирован рост производства древесных пеллет, а также пеллет из лузги подсолнечника и соломы в два раза. Естественно, львиная доля продукции тут же уходит на экспорт. По статистике большей частью в Германию и Польшу. Решение ЕС может продвинуть нашу солому с опилками на новые, широкие просторы европейского рынка. Откуда будет вынужденно удалено наше же кормовое зерно. Что ж, экономика – это сообщающиеся сосуды: в одном месте убудет, в другом – прибудет…

Источник: Версии
54321
(Всего 0, Балл 0 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам