Шевченко – Данилишин: кооператив несовпадений

Шевченко – Данилишин: кооператив несовпадений

Парадокс в том, что с назначением Кирилла Шевченко главой Нацбанка конфликт правления и Совета НБУ не исчерпывается. Глава Совета Богдан Данилишин относится к Кириллу Шевченко не так предвзято, как к Якову Смолию. Но это до первых кадровых назначений. Данилишин хочет, чтобы правление во всем спрашивало его разрешения. Захочет ли делать это Шевченко, убежденный в том, что у него есть кредит доверия лично от президента?

В истории смены главы НБУ немало парадоксальных моментов. Яков Смолий на самом деле хотел сохраниться на посту до конца своей каденции в 2025 году. Поэтому усиленными темпами снижал учетную ставку. Изначально до конца 2020-го планировалось установить ее на уровне максимум 7%. Смолий организовал историческое решение НБУ, согласно которому ставка была снижена до рекордного уровня – 6% еще в первом полугодии этого года.

Но, как говорил Тарас Бульба сыну Андрею: “Ну что, сынку, помогли тебе твои ляхи?”. Побив показатель, который был накануне евромайдана (6,5%), Смолий так и не добился индульгенции. А заодно и удешевления кредитов для реального сектора, о чем мечтает Владимир Зеленский.

Впрочем, на пленках “тайной вечери” ныне уволенного правительства Алексея Гончарука с почти бывшим руководством Национального банка участники прямо сказали: у президента слишком примитивное понимание экономических процессов. Извините, но это правда.

Когда в первых числах сентября 2019 года Кабмину и Нацбанку было поручено снизить процентные ставки по кредитам, для чего и понадобилось уменьшение учетной ставки НБУ, не учили массу факторов. Начиная от рисков для банковской системы и заканчивая соотношением спроса и предложения.

«Зеленая» (во всех смыслах этого слова) команда из ОП искренне думала, что в экономике все у нее получится. Но на практике приложенные политические усилия не давали желаемого экономического результата. Что они ни делали – не идут дела. Крокодил не ловится, не растет кокос, как пели в известном советском кинофильме.

Молодой творческой, но экономически “примитивно мыслящей” команде хотелось расширить кругозор. И в этом им очень помогал глава Наблюдательного совета НБУ, автор свыше 350 научных работ, видный ученый и немного диссидент времен “антинародного режима Януковича” Богдан Данилишин.

Он – поистине глубокий знаток множества умных слов и словосочетаний. Индекс инфляции, процентная ставка по депозитным сертификатам, учетная ставка, международные резервы, монетарная и валютно-курсовая политика, дефляция цен производителей, коллапс кредитования, неправильная операционная структура монетарной политики. Уже после этого смыслового ряда хочется сказать стоп. Но любопытство “державотворцив” заставляло их уточнять, о чем именно идет речь. Что не так в политике НБУ?

И они получали в ответ подробности “попадания цен производителей в зону дефляции, что создает угрозу дальнейшего падения ВВП”, где самым знакомым словом было ВВП. И немного “цены производителей”.

Что нужно делать? Конечно, проводить обеспечение ценовой, валютно-курсовой и финансовой нестабильности для осуществления стратегических мероприятий по запуску ускоренного роста экономики после завершения карантина.

А что именно? И тут снова груда терминов. Самое любопытное, что такие же словосочетания легко произносил и экс-глава Нацбанка Яков Смолий. И все их знает наизусть его сменщик Кирилл Шевченко. Но это вопрос не лингвистики, а доверия.

Когда Данилишин говорит, что к Украине применяют политику дефляционного шока, которая приведет к сжатию спроса, падению производства и бюджетному кризису, ему в ОП верят. Когда Смолий говорил, что у него все под контролем и он героическими усилиями снижает ставку рефинансирования, как того хотел президент, доверия не было.

Не потому, что кто-то сомневался в компетентности Смолия. А потому, что усиливалось мнение, что команда Нацбанка при Смолие – это команда Петра Порошенко и Валерии Гонтаревой. Мастерская обвала. Сначала они обвалили банковскую систему ради расчистки рынка, потом доллар – ради прибылей держателей ОВГЗ при конвертации в украинскую валюту. А теперь в любую секунду могли бы обвалить то, что им приказал бы Порошенко. У которого ввиду уголовного преследования обострился комплекс “чем хуже, тем лучше”.

У Кирилла Шевченко, который, по сведениям информированных источников, провел несколько часов в кабинете главы государства и вышел оттуда фаворитом гонки, есть шанс сработаться с Данилишиным. Но он невелик.

И не только потому, что имя главы набсовета НБУ тоже называлось среди претендентов на должность председателя Нацбанка. Более того, широко распространялось мнение, что на Данилишина сделал ставку Игорь Коломойский в преддверии начала процесса о неконституционности “антиколомойского” закона. Тут речь идет о концептуальных разногласиях.

Данилишин ставит своей целью “командовать парадом”, включая и кадровые назначения, которые Шевченко предстоит делать в ближайшее время. Какие именно инструменты он собирается применять, было показано на примере Олега Чурия, которого совет Национального банка не назначил на должность заместителя председателя НБУ.

При этом ничего фактически не поменялось – согласно закону об НБУ Чурий останется заместителем главы НБУ. Но только до вступления в должность нового заместителя, которого должен предложить Шевченко.

Так чего же на самом деле хочет Данилишин? Об этом он неоднократно говорил: расширения полномочий совета, придания ему статуса руководящего органа НБУ, наделенного правом вето на ключевые решения правления.

На практике это означает внесение изменений в закон "О Национальном банке Украины" с предоставлением совету права вето на решения правления по ключевым вопросам, а также предоставления возможности совету НБУ устанавливать КРІ (ключевые показатели эффективности) для правления НБУ.

При этом Данилишин трактует все это как возврат совету НБУ определения "руководящий орган", действовавшего в редакции закона (ст. 8) с 13 июля 2000-го по 9 июля 2010 года и отмененного по воле “режима Януковича”, который принудил его к эмиграции в Прагу.

Для сравнения, сейчас полномочия совета заключаются в утверждении Основ денежно-кредитной политики, контроле за аудитом Нацбанка, утверждении программ сотрудничества Национального банка с международными финансовыми организациями. Но даже последний пункт до последнего момента не выполнялся, потому что председатель НБУ перед подписанием меморандума с МВФ не спрашивал у Совета его мнения и даже не показывал проект меморандума.

Изменит ли это Кирилл Шевченко, который сейчас находится на гребне эйфории в связи со своим назначением? Сложно сказать. Его кандидатуру поддержали банкиры на всех трех встречах у Владимира Зеленского. Он в фаворе в данный момент времени и даже имеет определенный карт-бланш. Но если президент усомнится, то спросит у гуру (т.е. Данилишина), что идет не так. Получит в ответ много умных теоретически верных формулировок критического содержания и усомнится еще больше. Шевченко надо быть к этому готовым. Или идти на слишком большой компромисс...