«Белорусский майдан»-2. Приказано выжить

Продолжаем цикл статей о прошлогодних выборах президента Белоруссии и их последствиях, в том числе и для Украины.  Мы уже анализировали события, которые предвосхищали «белорусский майдан» 9 августа 2020-го, растянувшийся на полгода. Роль российских политических групп влияния в том, что случилось, и позицию Украины, которая стремительно проделала путь от любви до ненависти. Сегодня расскажем, в чем секрет «бацьки» и как ему удалось выстоять.

День выборов

Александр Лукашенко баллотировался в шестой раз и, по официальным данным, одержал победу в первом туре.  ЦИК не зарегистрировал основных соперников Лукашенко – Валерия Цепкало, забраковав часть собранных за него подписей, и Виктора Бабарико, найдя несоответствия в декларации о доходах и имуществе.

В итоге было зарегистрировано пять кандидатов: бизнесмен Сергей Черечень, политический деятель Анна Канопацкая, Александр Лукашенко и Светлана Тихановская, жена оппозиционного блогера Сергея Тихановского, который в итоге оказался в следственном изоляторе. В конце июля 2020 года Цепкало покинул Белоруссию.  Бабарико  оказался под следствием и недавно приговорен к 14 годам тюрьмы.

На фоне нерегистрации основных кандидатов предвыборные штабы Бабарико, Цепкало и Тихановского были объединены и выступили в поддержку единого кандидата – супруги блогера Светланы Тихановской. Представителями штаба выступили сама Светлана Тихановская, жена Валерия Цепкало Вероника и координатор кампании Виктора Бабарико Мария Колесникова.

Вечером 9 августа 2020 года, вскоре после оглашения предварительных официальных результатов выборов, во многих городах Белоруссии начались массовые акции протеста. В первые три дня протестов более 7 тысяч человек было задержано.

Аргументом оппозиции были результаты соцопросов, которые доказывали преобладание голосов за Светлану Тихановскую. Примерно так, что у нее больше 70%, а у Александра Лукашенко – около 3%. В то же время ее официальный результат Тихановской не превышал 10%. Велика вероятность, что слукавили обе стороны. И это дало повод для протестов.

Неправда, что протесты были абсолютно мирными. Люди, которые работали на  избирательных участках, вспоминают, что ночью с 9 на 10 августа началась настоящая атака. Один из примеров таких показаний: «Нашу гимназию окружили, никому не дают возможность выйти.  Это было очень жутко: сигналили, кричали. Были люди, которые ходили с мегафонами и подогревали настроение».

То, что на некоторых участках членов избирательных комиссий в прямом смысле слова пришлось эвакуировать при помощи спецназа – это правда. Люди писали в соцсетях, что «у нас началась война… обрушились на двери школы, стучали так невероятно, кричали, ненормативная лексика… агрессия была свирепствующая». Заметим, что все это происходило после 21.30, когда все были уставшие и взвинченные, что добавляло напряжения.

Минчане жаловались, что «очень много приезжих из других регионов». Полиция (или милиция) рассказывала, что в наряды летели камни, бутылки, вырванные из скамеек доски и урны. Так что с самого начала акция не была мирной.

Пьянящий воздух свободы

Что было спусковым крючком уличных беспорядков? Могу высказать свое субъективное мнение. У  молодежи Белоруссии, кроме протестов на выборах, не было шансов «пошуметь». Когда я по делам приезжала в Минск и гуляла вечерами в парках, меня поражали местные подростки. В отличие от наших, они не материлась и не напивалась. Абсолютно правильные, почти советские дети.

Но хлебнув воздуха свободы благодаря  снятию в 2015 году Евросоюзом большей части санкций и возможности путешествовать в Европу недорогими лоукостерами через Литву и Польшу, они захотели большего. Прежде всего, в плане доходов.

Хотели ли эти ребята насилия? Понимаете, какая штука. Толпу координировали и заводили через мессенджеры и социальные сети. Интернет стали наводнять фотографии избитых и поваленных на землю людей. А также  протестующих с милицейскими щитами.  Широко распространялась информация, что «милиция сложила оружие».

Сейчас смеются над Александром Лукашенко, который со своим 15-летним сыном с автоматом в руках поехал поддержать спецназ. Но для тех, кто стоял со щитами, на первой линии обороны, это было принципиально важно.

Можете бросить в меня камень. Но я абсолютно уверена, что белорусская милиции не сложила щиты и не сдала позиции именно поэтому. Точно так же «черная метка» беглому президенту Украины Виктору Януковичу: он хоть раз вышел к «беркутам», внутренним войскам и всем, кто стоял за его власть? Нет! Сидел в своем Межигорьи с павлинами и досиделся…

Статус кво

То, что во время «белорусского майдана» почти никто из сотрудников силовых структур в боевых порядках не дрогнул, – это  правда. Как и то, что толпа становилась все более агрессивной. Кое-где в ход пошли коктейли Молотова, создавались сцепки. В милицию бросали камни. Силовики отвечали насилием и битьем, в том числе и случайно оказавшихся не в том месте прохожих, за что потом извинялся министр внутренних дел.

В сухом остатке – Лукашенко отстояли. Он остался президентом и принял присягу. Оппозиция подавлена. Кто в тюрьме, кто в эмиграции. Светлана Тихановская слоняется по миру, встречается как «оппозиционный лидер про запас» даже с Джо Байденом, но это ни на йоту не приближает ее к посту президента.

И, скорее всего, не приблизит, потому что, когда дело реально дойдет до выборов, Запад захочет провести новое рейтингование кандидатов, и велика вероятность, что у них появится новый фаворит. Тем более, что количество людей, который называют Тихановскую, пардон, дурой, растет.

В России разговоры о том, что «Белоруссия дорого нам обходится», «сидит на шее» или «шантажирует своей лояльностью», насколько я могу судить, прикрыли. Наконец, поняли, что не надо было изначально выпихивать Лукашенко на пенсию. Все равно он не ушел. Но теперь сидит в изоляции. И помощь ему придется только увеличить. Как тут не вспомнить пословицу, что скупой платит дважды.

Общая ситуация в Белоруссии (экономическая и социальная), как я могу судить по рассказам знакомых, у которых там родственники, кардинально не поменялось. Да, часть людей уехала. Мигрантские настроения действительно растут. Бизнесу стало труднее работать из-за санкций, которые ввел  Евросоюз.

Кстати, в плане нынешних санкций – это полное дежавю того, что уже было до того, как Минск стал переговорной площадкой Украины, России, Европы в лице ОСБЕ и представителей ОРДЛО. Тут Запад вообще не оригинален. Но это отдельная тема.

Окончание следует

Источник: Версии
54321
(Всего 39, Балл 5 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам