Энергетический трэш по-европейски и наши проблемы

Меркель

На днях The Daily Telegraph назвала основные ошибки Ангелы Меркель, которая 16 лет занимала пост канцлера ФРГ. Одна из претензий – отказ от ядерной энергетики, который совпал с декарбонизацией, затянувшимся запуском “Северного потока-2” и в итоге привел к фантастическому росту цен на газ.

Как пишет английская газета, из-за закрытия АЭС Германия стала сжигать больше угля, что привело к дополнительным выбросам десятков миллионов тонн СО2. Это увеличило количество смертей в год на 1100 человек. А в целом рост выбросов и вызванная этим преждевременная гибель людей обходятся стране в $12 млрд. ежегодно.

Расходы для перевода электрогенерации на безъядерную энергетику колоссальны: они теперь необходимы на демонтаж «ненужных» АЭС и утилизацию ядерного топлива. Если изначально в Берлине рассчитывали обойтись суммой в 22 млрд. евро на закрытие и снос АЭС и 17 млрд. евро на утилизацию радиоактивных отходов, то сейчас подсчитано, что «смета» неминуемо вырастет минимум до 70 млрд. евро

На сегодняшний день в стране осталось всего шесть АЭС. Все они должны быть отключены до конца 2022 года. При этом в первую половину 2021 года на ядерную энергетику пришлось порядка 12% потребляемого в ФРГ электричества. Если от него отказаться, значит, нужно будет брать его откуда-то еще: из Франции, а это снова ядерная энергетика, или из Польши, а это уголь.

В октябре состоялась экстренная встреча, посвященная энергокризису в Евросоюзе. Впрочем, экстренной она называлась только для пиара. Никакого смысла собираться в авральном порядке не было. Министры энергетики ЕС “посидели, поохали”, пожаловались на невыносимо высокие цены и… не приняли никаких конкретных мер.

Северные государства посчитали скачок цен краткосрочным последствием выхода мировой экономики из пандемии. Южные потребовали структурных изменений на энергетическом рынке. Европейские СМИ сообщают, что предложение Испании, Италии и Греции о совместных закупках газа не встретило отклика со стороны ФРГ, Нидерландов и других стран, которые расценивают нынешнее повышение цен как краткосрочное явление.

Отдельно поговорили, как жить дальше в условиях декарбонизации. Франция заявила, что перезапустит свою программу ядерной энергетики. По словам президента Эммануэля Макрона, страна впервые за десятилетия возобновит строительство ядерных реакторов по технологии EPR поколения 3+.

Немцы упорно стояли на своем: никакой ядерной энергетики и точка. «В Германии не будет ренессанса атомной энергетики», – заявила и.о. министра охраны окружающей среды Германии Свеня Шульце. По ее мнению, подлинная энергетическая реформа возможна только при условии расширения возобновляемых источников.

Вообще, немцы – очень технологичные, но крайне упрямые ребята. Как показывает не самый веселый опыт немецкой истории, они готовы топтаться по граблям, даже если в этом нет никакой необходимости. Чем вам не нравятся АЭС? Да, аварии бывают, но крайне редко. А нынешний скачок цен на газ – среди всего прочего результат перехода на “зеленую” энергетику.

Но президент Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен заявила, что на сегодняшний день Европа импортирует 97% нефти, 44% угля и 90% газа. Это делает ее экономику чрезвычайно уязвимой для скачков цен на энергетических рынках.

Зато стоимость производства возобновляемой энергии осталась стабильной, фактически она даже сократилась в последние годы. Поэтому может быть только один вывод – мы должны ускорить переход от ископаемых видов топлива к возобновляемой энергии. Каждый киловатт, произведенный из ВИЭ, – это не только страховка от роста цен, но и снижение зависимости от импорта.

Ладно, господа европейцы, вам виднее. Китай придерживается другой концепции:  согласно плану трансформации энергетики, планирует в течение 15 лет построить более 150 ядерных реакторов. Это больше, чем остальной мир построил за последние 35 лет. Инвестиции оцениваются в $450 млрд. Первая цель – 250 ГВт к 2035 году (сейчас 50 реакторов на 49,6 ГВт).

Для китайцев нынешний энергокризис ударил не только по карману, но и по нервной системе. Целые крупные промышленные города отключали от электричества часами. Люди задыхались в офисных центрах и лифтах небоскребов.

А все потому, что энергетика Китая в основном угольная. Шесть из десяти крупнейших угольных электростанций мира расположены в Китае. Электростанция “Датанг Туокетуо” – крупнейшая действующая угольная электростанция в мире. По состоянию на 2021 год ее мощность составляет примерно 6,7 гигаватт. На втором и третьем месте находятся электростанция “Тэан” и электростанция “Данджин” с валовой генерирующей мощностью 6,4 и 6,04 гигаватт соответственно. Теперь их нужно закрывать. А компенсировать все это “ветрянкой” и “соларом” китайцы не решаются. Понимают, что будет “лажа”.

Кстати, и американцы тоже понимают, что без атомной энергетики в декарбонизированном мире никуда. Нужно только выбирать страны, которые не будут заморачиваться на экологические темы.

Поэтому американская компания NuScale Power подписала с румынской Nuclearelectrica рамочное соглашение о сотрудничестве для продвижения технологии малых модульных реакторов.

Оно будет направлено на развертывание первой электростанции NuScale с 6 модулями мощностью 462 МВт в Румынии уже в 2027/2028 году. Если все пойдет по плану, то этот проект станет первым в ЕС реализованным проектом SMR. Большие АЭС для Румынии – это слишком. А маленькие, но продуктивные атомные станции – самое то.

Любопытно, что США выделят $25 млн. на расширение доступа ряда стран к безопасной ядерной энергии в рамках проекта Nuclear Futures Package (продвижение американской технологии малых модульных реакторов). Получить эти деньги есть шансы у Польши, Кении, Украины, Бразилии, Румынии и Индонезии. Но почему-то мне кажется, что мы их провороним.

Теперь о том, что беспокоит нас всех – что происходит на энергорынке Украины. Понятно, что это никакая не декарбонизация с закрытием шахт и ростом спроса на газ, как в Европе и Азии, а наша собственная уникальная ситуация.

Парадокс в том, что еще недавно, летом 2020 года, в Украине был кризис перепроизводства электроэнергии. А сейчас дефицит, и мы с боем и скандалами покупаем электричество в “недемократической” Беларуси.

На самом деле кризис на рынке электроэнергии Украины начался не этой осенью, а намного раньше – после введения закона о рынке электроэнергии, когда с 1 июля 2019 года электроэнергия перестала смешиваться, а начала поступать трейдерам или конечным потребителям отдельно по сегментам.

Формирование нового рынка электроэнергии было требованием ЕС, которое в свою очередь привязали к получению 500 млн. евро кредита. Но в итоге проблемы обошлись несравнимо дороже. Грубо говоря, дешевую атомную электроэнергию “прикрутили”, чтобы дать возможность “зеленой энергетике” продать свой ресурс по значительно более высокой цене.

К тому же зима 2019-2020 гг. была очень теплой, поэтому угля на складах осталось много – 2,57 млн. тонн. Потом в марте случился коронавирус, экономика ушла в пике, тысячи людей перевели на дистанционку, офисные центры и предприятия прекратили работу, потребность в электроэнергии значительно снизилась.

Наступил кризис перепроизводства, при котором новое правительство (Алексея Гончарука сменили на Дениса Шмыгаля) пересмотрело прогнозный энергобаланс 2020 года в сторону снижения потребления на 6,2%.

Так как угля было много, а спроса мало, шахты, в частности принадлежащие ДТЭК, начали добывать его значительно меньше. Импорт тоже сократился, как и остальные перевозки. А главное, начали останавливать работу атомных энергоблоков, а ведь это не котлы не кизяках, их легко не запустишь.

Так незаметно для себя на холодный период 2020-2021 гг. вышли с десятью работающими блоками вместо обычных 15. А зима оказалась холодной. Дальше – больше. Пока блоки АЭС простаивали (конечно, не все, но больше, чем когда-либо в истории), действовала пошлина на импорт угля из РФ и Белоруссии, а также запрет на импорт электроэнергии из этих стран (он потерял силу только с 1 января 2021-го), сожгли то, что осталось с прошлой теплой зимы. А добыча сократилась.

В результате перед нынешним отопительным сезоном угля оказалось меньше, чем могло бы. А тут еще и проблемы с АЭС и “зеленой энергетикой”. Короче говоря, мы погрязли в дисбалансе. Но это наш собственный дисбаланс. У Европы и Китая другие проблемы. Единственное, что нас связывает – это высокая цена на газ и упорное желание пройтись по граблям. Как основная составляющая энерготрэша.

Источник: Версии
54321
(Всего 53, Балл 5 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам