Ливийский тупик

Уже завтра Президентский совет Ливии может перенести первые для страны выборы президента, на которых лидируют сын убитого Каддафи и его главный враг. Никто в Ливии не хочет этих выборов, но США настаивают: грозят санкциями и собирают Совбез ООН. Если мы когда-нибудь дойдем до выборов в ОРДЛО, опыт Ливии нам пригодится. Ничего общего тут нет, кроме одного: упорства, с которым Запад отстаивает ошибочную идеологему, что “демократические выборы” – это волшебная палочка, которая решит все проблемы в стране.

Президентские выборы в Ливии назначены на 24 декабря, согласно договоренностям, достигнутым на Форуме ливийского политического диалога. Мероприятие прошло в Швейцарии в феврале этого года. Там были избраны премьер-министр и Президентский совет. Они приступили к исполнению своих обязанностей в Триполи в марте 2021-го.

Это первые в истории Ливии выборы, потому что после свержения монархии власть сразу перешла в руки ливийского лидера Муаммара Каддафи. А после его убийства 20 октября 2011 года в ходе взятия Сирта оппозиционными силами, которые зачем-то поддерживал Запад, начался период хаоса и “мусульманской махновщины”, если можно так сказать.

Вопреки надеждам Запада на “демократию”, свержение Каддафи привело к началу вооруженной борьбы победителей за власть и нефтяные месторождения и как результат – к фактическому распаду страны на ряд квазигосударственных образований, где господствуют полевые командиры.

При этом Запад поставил условие, что позволит Ливии продавать нефть, если она создаст ширму в виде “демократических институтов власти” – судов, парламента, правительства, местных органов власти и т.п. Все это – абсолютные декорации, включая и местный избирком.

За две недели до 24 декабря 2021 года высшая избирательная комиссия страны отложила на неопределенное время объявление окончательных списков кандидатов, а предвыборная агитационная кампания в стране еще даже не начиналась. Как при этом избиркому удалось определиться с числом наделенных правом голоса граждан и количеством избирательных округов, можно только догадываться.

Отдельная тема – это закон о выборах, творение лично главы Палаты представителей (парламента) Ливии Акиле Салиха, который он составил сам и передал на утверждение в Миссию Организации Объединенных Наций по поддержке в Ливии (МООНПЛ), даже не предоставив на рассмотрение депутатов. Это то, что называется внешним управлением. Если будем сильно непослушными, и у нас такое начнется.

Правда, после согласования с МООНПЛ новый закон о выборах все-таки был принят парламентом. Тем, который сидит не в Триполи (столице Ливии), а в Тобруке на востоке Ливии, который находится под контролем полевого командира фельдмаршала (!) Халифы Хафтара.

Запад хотел полную иллюзию консенсуса, и перед принятием закона в город прибыл глава Президентского совета Мохаммад Менфи. Он был встречен в аэропорту Тобрука мэром города Фараджем аль-Хаттабия, который был назначен Хафтаром, и своим появлением “освятил” закон, спешно проголосованный подконтрольными депутатами в интересах фельдмаршала. То, что легитимность выборов при этом попадет под сомнение, никого не интересует.

Местные жители вообще не понимают, что происходит. Для Запада жжем все средства хороши, лишь бы они способствовали проведению голосования 24 декабря. А почему? Потому, что упомянутую дату вписали одним из пунктов более широкого политического переходного процесса, так называемой «дорожной карты», инициированной руководством Миссии ООН по поддержке Ливии.

Это до боли напоминает ситуацию с Минскими соглашениями, которые подписывали после изнурительной дискуссии, ночью, и вышло таким образом, что практически их выполнить очень трудно. Но Запад говорит, никаких вариантов: что подписали, то и выполняйте. Не можете? Отлично, продлим санкции России. 

В Ливии, где система власти – это декорации, выборы стали единственной принципиальной темой, на которой упорно акцентируют внимание участники всех международных саммитов и дипломатических встреч. Все остальное их не интересует. В частности, вопрос, что будет после голосования, в правдивость которого никто не верит и которое никого не помирит.

Специалисты говорят, что влиятельные группировки, скорее всего, результат выборов не признают. Президентом в этих условиях мог быть избран только компромиссный кандидат. Но такого нет. К тому же благодаря созданию формальных структур государственной власти кое-какие доходы от нефти в стране имеются, но попадают в руки к полевым командирам, контролирующим основные территории.

Они опасаются, что как только будет избран президент и начнет формировать свою вертикаль власти по всей стране, эти деньги у них заберут. И отдадут своим. Придется снова воевать – теперь уже с президентом и его союзниками. Короче говоря, всем силам в стране хорошо в условиях  формально контролируемого хаоса.

Именно поэтому Бригады революционеров Триполи, Силы содействия стабилизации (зацените красоту названия организаций, – автор) и многие другие радикальные группировки на западе Ливии не хотят проводить выборы. Сочувствую наблюдателям, которые решат туда поехать, дабы засвидетельствовать “свободное волеизъявление”.

Но главная пикантность этих выборов – основные претенденты:  сын убитого Каддафи Саиф аль-Ислам Каддафи и фельдмаршал Халифа Хафтар. За обоими кандидатами в президенты охотятся следователи Международного уголовного суда. На них висят обвинения в военных преступлениях и преступлениях против человечности (в Ливии постоянно раскапывают захоронения людей, якобы погибших от рук подручных Каддафи или Хафтара). 

Но демократия есть демократия. Сначала обоих кандидатов суд снял с регистрации. Потом другой суд восстановил. Проводить соцопросы в Ливии – дело опасное, но “на глаз” при малейшем намеке на правдивость подсчета голосов побеждает сын бывшего ливийского диктатора. Оказывается, народ помнит Муаммара Каддафи и считает, что при нем жили лучше.

Конечно, многие побаиваются, что сын будет мстить за отца. И, прежде всего, опасаются за свою жизнь и здоровье сторонники основного соперника – Халифы Хафтара, который был другом и соратником молодости Каддафи, вместе с ним совершил переворот (сверг короля). Но потом посчитал, что его предали во время поражения в военной кампании в Чаде, где он попал в плен. И с тех пор он стал самым ярым противником покойного лидера.

Парадокс в том, Хафтар учился в СССР: в 1977-1978 гг. он окончил высшие офицерские курсы “Выстрел”, а в 1983 году был слушателем курсов в Академии имени М.В. Фрунзе и, как и многие арабские высшие офицеры того времени, знает русский язык. Но при этом он “исламский проамериканист”.

В 1990-х гг. фельдмаршал получил американское гражданство и поселился в Виенне, штат Виргиния. Там прожил 20 лет (!). Какое-то время он сотрудничал с ЦРУ и Фронтом спасения Ливии, разрабатывая заговор по свержению Каддафи. В 1996 году Хафтар попытался возглавить восстание в горах южной Ливии, но оно потерпело неудачу, часть людей была схвачена и казнена.

После вторжения США в Ирак в 2003 году Каддафи, до того один из самых лютых врагов Америки, согласился отказаться от программы по разработке ядерного оружия и сделал шаги к сближению с Вашингтоном. В ЦРУ потеряли интерес к Хафтару.

Но сейчас, судя по заявлениям и действиям официальных лиц США, в частности американского посла в Триполи Ричарда Б. Норланда, кандидатура Халифы Хафтара, устраивает Запад больше, чем сын Каддафи, которого считают симпатиком России.

Против обоих фаворитов гонки выступают исламисты и их союзники, в том числе глава переходного правительства Абдель Хамид Дбейба. Но его оттесняет Ареф Али Найед – ливийский исламский ученый, богослов, бывший посол Ливии в Объединённых Арабских Эмиратах.

Найед является основателем и директором Kalam Research & Media (KRM), базирующейся в Дубае. До начала гражданской войны в Ливии он читал лекции по исламскому богословию, логике и духовности в Медресе Османа Паши и руководил аспирантами в Колледже исламского призыва. Считается протеже соседних с Ливией исламских стран.

Короче говоря, по всему видно, что страна к выборам не готова, нужно их переносить. Но никто не решался брать на себя такую ответственность. Глава ливийского избиркома Имад ас-Саих недавно заявил, что объявлять о переносе выборов не входит в компетенцию избиркома. Этим, по его мнению, должна заниматься Палата представителей (ливийский парламент). А там ответили, что это не их компетенция. В итоге Президентский совет Ливии решил вызвать огонь на себя.

Это произошло после того, как неделю назад вооруженные люди захватили штаб-квартиру Правительства национального единства и здание Минобороны в Триполи. Затем были заблокированы все значимые объекты инфраструктуры.

СМИ написали, что это военный переворот. На самом деле просто взбунтовались отряды полевого командира Салаха Бади из Мисураты. Его головорезы окружили комплекс правительственных зданий, в том числе Министерство обороны, и потребовали если не отмены выборов, то их переноса на более поздний срок. Но как пришли, так и ушли.

Последний сигнал был послан на днях, в этот понедельник: посол США в Ливии Ричард Норланд заявил, что США введут «американские и международные санкции» против любого, кто будет препятствовать проведению выборов 24 декабря.

Он также добавил, что, по его убеждению, «ливийцы стремятся участвовать в свободных и справедливых выборах, а ливийские государственные учреждения и волонтеры способны обеспечить честное голосование».

Наивный Норланд. Ему стоит помнить историю своего предшественника – посла США в Ливии Кристофера Стивенса, который погиб 11 сентября 2012 года во время нападения на американское консульство в Бенгази, куда он прибыл из Триполи для участия в переговорах с  руководителями нефтяной промышленности.

Толпа ворвалась в здание консульства и подожгла его. После пожара в здание устремились ливийцы (преимущественно для мародерства), охранники миссии ООН и репортеры. Один из ливийских журналистов-фрилансеров, делая съемки, в надежде продать кадры ужасного разгрома консульства и прокормить семью, наткнулся на умирающего иностранца. Это был посол Стивенс.

Его вынесли из здания консульства. Но, на беду, вокруг не было ни одной машины “Скорой помощи” и врачей. Когда Стивенса на обычной машине отправили в больницу, он умер по пути, не приходя в сознание. Это второй случай убийства посла США в исламской стране: в 1979 году в Афганистане американский посол был похищен и убит.

Интересно, что Кристофер Стивенс являлся известным специалистом по Ближнему Востоку и курировал революционные события в Ливии, закончившиеся падением режима Муаммара Каддафи, с которым американец, к слову, был хорошо знаком лично. Как говорится, за что боролся, на то и напоролся…

Источник: Версии
54321
(Всего 58, Балл 4.98 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам