Немецкий гамбит

ФРГ

Весь вчерашний вечер украинские СМИ анализировали новое правительство Германии, упорно называя Роберта Хабека – главу нового министерства по делам климата и экономики – Робертом Хабертом. Возможно, из-за созвучности с Роном Хаббардом, основателем саентологии. Думаю, что немцы не обиделись. Мы для них тоже на одно лицо. Фамилии нашего руководства им пишут помощники на шпаргалках, на память никто не учит…

Новый канцлер Германии Олаф Шольц, вице-канцлер и министр финансов при Ангеле Меркель, еще год назад вообще не фигурировал среди главных претендентов на ключевую должность в Германии. Основным конкурентом 67-летней Ангеле Меркель была 40-летняя сопредседательница партии “зеленых” Анналена Бербок.

В Украине ее позиционировали как политика, выступающего за закрытие «Северного потока-2», и заранее радовались возможной победе. Не сильно вдумываясь, чего ждать от “зеленых”, если их лидер станет канцлером, непосредственно по отношению к нам. Подозреваю, что на нас могла бы обрушиться жесткая и принудительная декарбонизация. Но загадывать сложно – история не знает сослагательного наклонения. 

Почему все-таки победил Шольц, а не Бербок? Разбираясь в причинах успеха 63-летнего социал-демократа, который всю сознательную жизнь посвятил партийно-хозяйственной работе, как сказали бы советские биографы (к СДПГ он присоединился еще в 1975 году, будучи школьником), немецкие комментаторы выделяют несколько факторов.

Первый и, как многие считают, главный – это пандемия. Нового канцлера Германии выбрал… коронавирус. Шольцу немало помогло то обстоятельство, что в коалиционном правительстве Меркель он занимает пост министра финансов и по ходу пандемии руководил раздачей миллиардов евро чрезвычайной помощи. За это его даже прозвали «Шольцоматом» (по аналогии с банкоматом).

Во-вторых, весомую роль сыграли предвыборные обещания социалистов, в частности обещание повысить минимальную почасовую оплату труда до 12 евро в час с нынешних 9 евро 60 центов. Третьим фактором был запрос значительного числа немецких избирателей на перемены, но крайне осторожные, с сохранением политических традиций Меркель.

Любопытно, что находившийся много лет в большой политике Шольц до сих пор ни разу не претендовал на пост канцлера. Более того, верхушка его партии была против выдвижения Олафа, полагая, что на фоне более ярких  конкурентов он с треском провалит кампанию.

Но гонку провалил не он, а очаровательная Анналена Бербок, стартовавшая в апреле с позиции лидера электоральных симпатий. К концу сентября “нелюбимый Шольц” дотащил свою партию до победы над партией Меркель и над “зелеными”. С последними ему, правда, пришлось войти в коалицию.

Что касается ХДС, то они изначально пошли против течения, сделав ставку на непопулярного формального преемника Меркель Армина Лашета, хотя гораздо более перспективным кандидатом в канцлеры выглядел лидер родственной партии, баварского Христианско-социального союза, Маркус Зедер. Почему правящая партия Германии, вопреки прогнозам социологов и здравому смыслу, назначила кандидатом в канцлеры Лашета, до сих пор остается загадкой.

По сути, на сегодня мы имеем тандем абсолютно противоположных по своему имиджу политиков. Олаф Шольц – канцлер; Анналена Бербок – министр иностранных дел. Даже не знаю, с кем их сравнить. Наверное, если бы премьер-министром стал Николай Азаров, а главой МИДа Юлия Тимошенко, то вышло бы нечто подобное.

Путь Олафа Шольца в большую политику был долгим. Он вырос в Гамбурге, там же учился на юриста и там же в восьмидесятые годы начал работать в юридической конторе, специализируясь на трудовом праве.

Хотя политикой Шольц занялся в восьмидесятые, но депутатом Бундестага от Социал-демократической партии избрался только в сорок лет, в 1998 году, когда социалисты пришли к власти.

Через четыре года он стал генеральным секретарем, то есть главой аппарата СДПГ при канцлере-социалисте Герхарде Шредере. Входил в состав первого коалиционного правительства Ангелы Меркель – он был там министром труда и социального обеспечения.

В 2011-2018 гг. Шольц был мэром своего родного Гамбурга, который имеет статус отдельной земли в составе Германии. С середины 2018 года и до последнего времени был министром финансов. А по сути, начальником (администратором) всей бюрократической машины, работавшей на преодоление пандемии.

Его жена Бритта Эрнст – крупная солидная дама, ростом повыше супруга, тоже полностью посвятила себя политике и госслужбе. Эрнст – министр образования в правительстве земли Бранденбург. Детей у них нет. Кстати, она одной из первых подняла вопрос обязательной вакцинации детей от коронавируса. В целом пара была достаточно хмурой и неулыбчивой, пока технологи не заставили их стать приветливей ради голосов избирателей.

В отличие от горожанина Шольца, симпатичная и общительная крестьянская дочь Бербок выросла на ферме в окрестностях Ганновера. Она тоже рано познакомилась с политикой, когда родители взяли ее с собой на антиядерные демонстрации в 1980-х годах, движение, которое послужило толчком к созданию партии «зеленых».

В подростковом возрасте Бербок участвовала в соревнованиях по прыжкам на батуте, завоевав три бронзовые медали на чемпионатах Германии. По ее словам, этот вид спорта научил ее «быть храброй». Она очень быстро по немецким меркам вырвалась вперед и стала лидером своей политической силы. При этом у нее двое милых детишек.

Ей прочили успех хотя бы потому, что бывшие избиратели христианских демократов, разочаровавшись в них, как правило, голосуют именно за “зеленых”. Но жесткая критика газопровода “Северный поток-2” и российской власти за отравление Алексея Навального не смогли компенсировать отсутствие у партии идей по борьбе с коронакризисом. Избиратели в трудный момент захотели “управляющего бюрократически аппаратом”, а не политика – мастера слова.

Уже на посту главы МИД Анналена Бербок пообещала поставить права человека в центр немецкой дипломатии, что означает более жесткий подход к России и Китаю, а также скептицизм по “Северному потоку-2”. Это, впрочем, не означает отказ от его сертификации по правилам ЕС.

Соратник Анналены по партии Роберт Хабек, возглавивший впервые появившееся в системе власти объединенное министерство по делам климата и экономики, не пользуется большой личной популярностью в немецком обществе. Зато его обожает посол Украины в Германии Андрей Мельник, поскольку Хабек во главе парламентской делегации ездил на восток к линии разграничения. И поддерживал предоставление Украине оружия для защиты. Не напрямую, а дословной фразой, что нашему государству «трудно отказать в этом вопросе». Свою позицию немецкий политик высказал в интервью изданию FAZ этой весной после переговоров с украинским президентом Владимиром Зеленским.

Хабек тогда же отметил, что это не противоречит пацифистской позиции его партии. По его убеждению, тот, кто хотя бы немного в курсе конфликта между пророссийскими террористами и украинской армией, не сможет заблокировать помощь Киеву как минимум в обороне.

Кристиан Линднер от Свободной демократической партии Германии, сокращенно СДП, которого у нас в прессе именуют представителем  СДПГ (ничего страшного, немцы наши партии тоже не различают), занял пост министра финансов.

Ранее он говорил, что Евросоюзу следует применять в отношении России более адресные индивидуальные санкции. По его словам, результатом подобных мер для сторонников нынешнего российского режима могут стать ограничения на поездки, невозможность отправлять своих детей на учебу за границей, а также владеть собственностью или счетами за рубежом. Вводимые же санкции сказываются на всех жителях России и даже «позволяют Путину изобразить себя жертвой».

Линднер также ратовал за то, чтобы учитывать интересы Украины при запуске газопровода «Северный поток-2″.  “Следует исключить угрозу шантажа Украины Россией в вопросе поставок газа», – говорил он. Будут ли его слова как-то материализованы в виде финансовой помощи Украине? Сомневаюсь. Но в любом случае за поддержку спасибо. Как говорится, доброе слово и кошке приятно.

Наконец, еще одно ключевое ведомство Германии – министерство внутренних дел – останется под контролем Кристины Ламбрехт, которая возглавляет его с 2019 года. Она зациклена на проблемах домашнего насилия, которое стало настоящей бедой ввиду домоседства в период локдаунов.

Так, в прошлом году в Германии только официально было зарегистрировано 146 655 случаев домашнего насилия, преимущественно по отношению к женщинам, что на 10% больше, чем в 2019 году. А впереди новые локальные и, возможно, общенациональные локдауны в Германии. И все это на фоне энергетического кризиса в Европе. “Веселенькое” время для нового правительства.

54321
(Всего 23, Балл 4.78 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам