«…Однажды в апреле Гагарин совершил свой высокий полет»

У меня есть хороший друг. Сегодня его день рождения. Друга зовут Юрий. В Советском Союзе мальчиков, родившихся 12 апреля, часто называли в честь Юрия Гагарина. В Украине такой традиции нет и не будет, потому что космос для нас, по большому счету, закончился с распадом СССР. Еще несколько лет мы «донашивали» технологические обноски великого наследия. Возможность иметь собственного космонавта нам подарили американцы. Теперь максимум, о чем мы мечтаем, – запустить спутник к юбилею независимости.

Сегодня 60 лет полету Юрия Гагарина, и, понятное дело, хотя многие СМИ об этом написали, мы тоже не можем пройти мимо такой даты. То, что Гагарин полетел именно 12 апреля – через три недели после того, как его назначили командиром отряда космонавтов (и через месяц после рождения второй дочери), связано с информацией советской разведки.

Она докладывала, что 20 апреля 1961 года своего человека в космос отправят американцы. Поэтому старт запланировали на день с удачной погодой в промежутке между 11 и 17 апреля 1961 года. Интересно, что данные разведки были неправильными. Американцы еще год не могли осуществить первый орбитальный полет. Он состоялся лишь 20 февраля 1962 года. Поэтому фактически первым космонавтом США является Джон Гленн, которого обидно называют третьим. 

А первый астронавт Алан Шепард (как и второй Вирджил Гриссом) совершил всего лишь так называемый суборбитальный полет – до высоты 187 км (пересекли нижнюю 100-километровую границу космоса). И это действительно произошло через три недели после полета Гагарина – 5 мая 1961 года. Но Шепард не побывал в космосе, в отличие от Гагарина. Он лишь “прошел по краю”.

Отставание американцев было вызвано тем, что они безуспешно бились над системой мягкой посадки. Ни в СССР, ни в Штатах такой системы не было. И советской стороне, чтобы опередить американцев, пришлось пойти на хитрость. Знаете, почему подробности первых космических стартов были строго засекречены? Потому что по правилам Международной авиационной федерации, космонавтом мог считаться только тот пилот космического корабля, который приземлится в капсуле.

Но креатив команды Сергея Королева позволил Советскому Союзу вырваться вперед за счет простого, но гениального решения: в конструкции корабля «Восток» вообще не было систем мягкой посадки, необходимой для безопасного приземления. Если бы внутри находился человек, он бы умер из-за резкого удара о землю. Поэтому за десять минут до посадки космонавт должен был катапультироваться и завершить полет прыжком с парашютом. Гагарин так и сделал. А капсула “шлепнулась” на землю отдельно. 

Поскольку отпала необходимость в посадке с экипажем, из конструкции строящегося корабля была убрана дублирующая тормозная установка. Последнее решение было обосновано тем, что при запуске корабля на низкую 180-200-километровую орбиту он в любом случае в течение десяти суток сошел бы с нее вследствие естественного торможения о верхние слои атмосферы и вернулся бы на Землю. На эти же десять суток рассчитывались и системы жизнеобеспечения.

Любопытно, что американцы так и не узнали, что Гагарин коснулся земли не в космическом аппарате, а приземлившись с парашютом. Точнее, узнали об этом через много лет. И еще год бились над решением проблемы мягкой посадки, потратив на это фантастические ресурсы.

В результате им таки удалось оснастить “Меркурий-Атлас-6” системой спуска, включавшей надувание мешка мягкой посадки под днищем, но она оказалась бракованной. Астронавт Гленн, пролетая над континентальными Соединенными Штатами, приближаясь к точке приводнения в Атлантике, обнаружил, что сломалась одна из кнопок. Полоса-ремень тормозных ускорителей отломилась не полностью и свободно болталась в потоке плазмы перед окном космического корабля.

Тем не менее ему удалось выстрелить тормозной парашют  на высоте 8,5 км вместо запланированных 6,4 км. Космический корабль продолжал спуск на парашютах и приводнился в Атлантическом океане, в 17 минутах от нахождения военного эсминца, который его подобрал.

За это время СССР успел совершить второй полет («Восток-2»). Через год (11 августа 1962 года) состоялся первый групповой космический полет («Восток-3» и «Восток-4»), а еще спустя год (16 июня 1963 года на корабле «Восток-6») в космос полетела первая (и на последующие два десятка лет единственная) женщина-космонавт – Валентина Терешкова.

Интересно, что американские астронавты были почти вдвое старше и намного опытнее советских первопроходцев. Джон Гленн прошел две войны – Вторую мировую и корейскую. В космос он полетел в 42 года. Гагарин до 42 лет не дожил, он погиб в 34 года. А в космос полетел в 27 лет. Через девять лет после того, как впервые увидел самолет в саратовском  аэроклубе ДОСААФ СССР.

27 октября 1955 года он поступил в 1-е военное авиационное училище летчиков имени Ворошилова. Где у него были высокие баллы по всем дисциплинам, кроме одной – он не умел сажать самолет. Руководство училища даже приняло решение об отчислении. Но приказ не подписывали, потому что Юрий плакал, говорил, что без неба не может жить.

В последний момент начальник училища принял к сведению маленький рост Гагарина (около 161 см), что влияло на угол обзора и снижало чувство земли. Гагарину подложили на кресло толстую подкладку, после чего он справился с заданием и 25 октября 1957 года окончил училище с отличием.

Еще раз обратите внимание: Гагарин не был опытным пилотом. От слова “совсем”. До момента, когда он написал заявление о зачислении в отряд космонавтов (в мае 1959 года), у него был всего лишь двухлетний опыт пилотирования истребителей.

Разница в американском и советском подходе заключалась в том, что Королев сумел первые полеты сделать в автоматическом режиме, при котором космонавт был как бы пассажиром. В то время как американские космические корабли в значительной степени пилотировались в ручном режиме. И удачная посадка того же Гленна – это результат его многолетнего опыта работы в военной авиации. Американская автоматика сама не справлялась. 

Поэтому версия о том, что выбор пал на Гагарина из-за  образцового пролетарского происхождения (отец и братья – плотники, дедушка – революционер), славянской внешности, фотогеничности и артистизма, вполне правдоподобна. Первого космонавта мира ждала слава вселенского масштаба, необходимость постоянно участвовать в церемониальных мероприятиях, и Гагарин с этой задачей справился неплохо.

Он ездил по миру, достойно представлял Советский Союз, на каверзные вопросы иностранных журналистов отвечал складно, исполнял обязанности депутата Верховного Совета СССР 6-го (избран в Совет Союза в 1962 году по Сычёвскому округу) и 7-го (в 1966 году от Совета национальностей) созывов, являлся членом ЦК ВЛКСМ (избирался на XXIV и XXV съездах ВЛКСМ) и руководил внештатным отделом космонавтики газеты «Красная Звезда» (с 1964 года).

Фактически он стал свадебным генералом, получив уже через год после полета звание полковника. Но при этом оставался посредственным летчиком, потому что не имел летной практики. Может, это звучит грубо, но такова реальность.

Гибель Гагарина была следствием того, что он почти не летал из-за своей загрузки по представительской линии. Первый после перерыва самостоятельный вылет на МиГ-17 он совершил в начале декабря 1967 года. И приземлился со второго захода из-за неверного расчета на посадку, характерного для летчиков низкого роста, имевших перерыв в полетах. Это стало поводом для опасений властей потерять популярного героя в случае аварии.

Ему пытались запретить летать и только навредили. Один из следующих с трудом выбитых им полетов 27 марта 1968 года стал последним. Гагарин погиб при заходе на посадку: экипаж совершил резкий маневр и вышел из облачного слоя, пикируя практически вертикально. То, что у него не получалось с самого начала.

По всей стране был траур (впервые не из-за смерти партийного вождя). И много улиц назвали именем Гагарина. На углу с одной из них я живу. То, что улицу Гагарина в Киеве сохранили от декоммунизации – это хорошо. Но то, что в Украине от космоса остались лишь воспоминания о славном прошлом и необоснованные надежды на большое будущее – это плохо.

В то время, когда Гагарин полетел в космос, эта сфера не была коммерческой. Никто не думал зарабатывать на космосе – ни СССР, ни американцы. Полет был вопросом политического престижа. Сейчас космическая индустрия наконец превратилась в бизнес. 

Украина пытается войти в этот бизнес с нашим советским наследием – КБ «Южное», ПО Южмаш, где были созданы ракеты-носители «Зенит-2», «Днепр» и «Циклон-3». С воспоминаниями об участии в создании проектов «Морской старт», «Наземный старт», «Днепр» и Antares. С рассказами о производстве уникальной аппаратуры стыковки «Курс» для МКС, систем прицеливания ракет,   контрольно-корректирующих станций для глобальных навигационных спутниковых систем и т.д.

Но почему-то толпы заказчиков не видно. У нас нет не только собственного космодрома, но и национальных космических аппаратов на орбите (за исключением двух студенческих наноспутников PolyITAN-1 и PolyITAN-2). Поэтому я понимаю желание президента торжественно запустить в космос очищенный от пыли спутник «Сич-2(1)». Хотя реального практического значения это иметь не будет.

Космоса времен Гагарина больше нет. А Гагарин останется навсегда первым космонавтом Земли. Молодец Королев, что поспешил. Оказывается, не всегда “поспешишь – людей насмешишь”. И с парашютом здорово придумали. Когда правда раскрылась, это уже не имело значения. Победителей не судят. А СССР на тот момент победил в космической гонке Штаты. Это факт.

Источник: Версии
54321
(Всего 36, Балл 5 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам