Первый кассетный…

Исполняется 20 лет первому и самому шокирующему политическому скандалу в новейшей истории Украины – «кассетному». Это сейчас мы стали искушенными и, увы, «разбалованными» всевозможным компроматом. Аудио и видео записи политиков — неотъемлемая часть разоблачений и обвинений в коррупции. Но тогда обнародование разговоров, якобы тайно записанных в  кабинете президента Леонида Кучмы, произвело на украинское общество эффект разорвавшейся бомбы…

Отечественная журналистика делится на две неравные группы. Для большей ее части события 2000 года (до и после) – это далекая история, в которую они не углублялись. И только некоторые аксакалы помнят, как это происходило в деталях. Потому что это было с нами и на наших глазах.

Дело Гонгадзе, записи Мельниченко, акция «Украина без Кучмы»,  демонстрации, палаточный городок и даже попытка штурма здания администрации президента, потом оранжевый майдан и… Понеслось! Первая, но не последняя “цветная революция” в нашей профессиональной практике.

Если вспоминать ход событий, то в апреле 2000 года  появилось новое СМИ – «Украинская правда». В непривычном тогда формате – интернет-издания. Его создали оппозиционный журналист Георгий Гонгадзе и его соратница Алена Притула.

16 сентября 2000 года Георгий исчез, а месяц спустя в отдаленном Таращанском районе был найден изуродованный и обезглавленный труп. Генетическая экспертиза подтвердила, что  останки принадлежат Гонгадзе.

Одновременно ходили слухи, что Гонгадзе жив и его якобы видели в различных местах Украины. Общество было в растерянности. Прогрессивная журналистская общественность выходила на акции протеста. На все это накладывался политический аспект: лидер Соцпартии Александр Мороз на тот момент считался главным соперником президента Леонида Кучмы, основательно проигравшим ему на недавних президентских выборах.

И вот разразился скандал. Честно говоря, за 20 лет я немного подзабыла даты. И не могу сказать однозначно – это было в один день или в два (27-28 ноября). Google тоже не подсказал. Но, вне сомнений, хронология действий была такая.

Сначала Мороз зачитал с трибуны Верховной Рады расшифровки записей, на которых «человек, похожий на президента», матерясь, требовал у своих собеседников “разобраться с этим грузином”. Все поняли, что речь идет о Гонгадзе.

Он также продемонстрировал видеозапись бывшего офицера госохраны Кучмы Николая Мельниченко, спешно выехавшего на тот момент за границу. Мельниченко рассказал, что, действуя самостоятельно, поставил под диваном в президентском кабинете записывающее устройство, при помощи которого и получил записи, доказывающие причастность Кучмы к похищению и убийству Гонгадзе.

Потом журналисты собрались в одном из помещений  Верховной Рады – комнате № 12 (странно, что там нет до сих пор никаких мемориальных табличек). Пришли также  работники аппарата Верховной Рады и несколько депутатов от Соцпартии. На столе стоял старый кассетный магнитофон, в который долго не получалось вставить кассету. Когда это вышло, присутствующие услышали  фрагмент разговора, который касался Гонгадзе. Помню свое первое впечатление – я не поверила.

Как стало известно позже, аудиозапись разговоров президента вручил Александру Морозу бывший майор государственной охраны Николай Мельниченко. Сам он исчез, а через некоторое время выяснилось, что ещё до обнародования аудиозаписи при участии сотрудников посольства США в Украине, а также предпринимателя, проживавшего в Чехии,  Владимира Цвиля, Мельниченко был тайно переправлен за границу. Позднее вместе со вдовой Георгия Гонгадзе Мирославой он получил политическое убежище в США. Это было в  апреле 2001 года.

Находясь в США, Мельниченко пытался начать политическую жизнь. Вступил в СПУ, от которой в 2002 году на 15-ом месте в партийных списках пытался баллотироваться в депутаты Верховной Рады Украины. Однако Верховный суд отказал ему  в регистрации.

В 2005 году Мельниченко обратился к Борису Березовскому за защитой и помощью в раскрытии дела Гонгадзе. И даже летал к нему в Лондон. Но и тут не срослось. Этот странный тандем распался. Посыпались взаимные  обвинения в фальсификации.

Периодически Мельниченко приезжал в  Украину и активно сотрудничал с временной следственной комиссией Верховной Рады по контролю расследования убийства Гонгадзе – передал ей два диска с записями, участвовал в следственных экспериментах.

30 мая 2011 года он возглавил политическую партию «Украинская люстрация». В 2012 году вернулся в Украину, насколько я понимаю, окончательно, женился на телеведущей и… перестал интересовать широкую общественность. Сейчас мало, кто из людей, не связанных с политикой, сможет предметно ответить на вопрос: “Что вы знаете о майоре Мельниченко?”. 

Но пленки майора сыграли роль катализатора  кампании протестов, известной как “Украина без Кучмы”. Она началась почти сразу после “кассетного скандала” – 15 декабря 2000 года и продолжалась несколько лет. По сути, до окончания второй президентской каденции Леонида Даниловича.

По статистике акцию «Украина без Кучмы» поддержали 24 политических партий и общественных организаций, все те, кто потом составил “Оранжевый блок” Виктора Ющенко. Мы еще не поднаторели тогда в понимании политической психологии, но даже со своим наивным опытом понимали: отрабатывается очень интересная технология. Позже стало понятно, что она называется “цветной революцией”.

Но в 2001-ом революции не получилось. В 2004 году ограничились оранжевым майданом и победой в третьем туре президентских выборов проамериканского кандидата в президенты Виктора Ющенко. Новая власть взялась поначалу за “папередников”. Из-за “пленок Мельниченко” застрелился бывший глава МВД Юрий Кравченко. Не из-за пленок – экс-министра транспорта Григорий Кирпа. Но потом все затихло.

Сейчас из-за тайных записей никто не стреляется. Кассетные скандалы в Украине следуют один за другим. Пожалуй, самым результативным оказался “гончаруковский”. 15 января 2020 года в интернете была опубликована запись разговора якобы премьер-министра Алексея Гончарука с замглавы НБУ Екатериной Рожковой и министром финансов Оксаной Маркаровой, где они обсуждали президента Владимира Зеленского. Точнее, его примитивное понимание экономики.

Глава государства, судя по его дальнейшим интервью, обиделся. Правительство реформаторов уволил. Теперь Гончарук – в США, примеряется на роль будущего демократического лидера Украины. Оксана Маркарова кандидат на должность посла Украины в США. Екатерину Рожкову все никак не могут уволить из Нацбанка.

Неплохо сработали так же “пленки Трубы”. После обнародования  в одном из телеграм-каналом аудиозаписи, на которой были зафиксированы разговоры в кабинете директора Государственного бюро расследований Романа Трубы, его уволили. Не из-за записей. Но повод оказался своевременным. Как ложка к обеду.

За 20 лет, которые прошли с момента “кассетного скандала”, у нас все поняли, что на обнародование подобных записей может быть два варианта реакции власти: не заметить или принять меры. В зависимости от политической целесообразности. Поэтому пранкер Джокер, разоблачитель Гео Лерос, жертвы обсуждения – “сексапильная Клитина” и “корабельная сосна Домбровская”, а также  нардеп Александр Онищенко с его “фонотекой в часах” – сработали, можно сказать, впустую. Соответствующего резонанса не было. А если и был, то на уровне любопытства. “Записи Порошенко” – это круто. Но то другая история.

Источник: Версии
54321
(Всего 39, Балл 4.97 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам