Проект «25.12»

Завтра, 25 декабря – государственный праздник. Раз он выпал на субботу, то по закону гуляем еще и в понедельник. Это хорошо – есть время закупить подарки и всякие вкусности к новогоднему столу. Но почему, если Украина – многонациональная страна, только католическое Рождество получило особый статус? И как совместить осторожные прощупывания общественного мнения на тему «не отменить ли 7 января?» с официальным почитанием украинского казачества – известного как православное воинство?

Официально 25 декабря, день празднования католического Рождества, признали праздничным и выходным днем 16 ноября 2017 года. За принятие закона №5496 проголосовали 238 депутатов. Ради этого отменили выходной 2 мая. Насчет этого решения никаких вопросов. Для шашлыков хватит и Первомая. Нечего обжираться. Тем более что цены на мясонемилосердные.

Политическая подоплека этого решения тоже понятна. Хорошо помню риторику идеологов проекта «25.12»: долой от Москвы, ближе к Европе, будем праздновать Рождество со всем цивилизованными миром и все в таком духе.

Петр Порошенко в это время уже начал носиться с идеей томоса и получения от Вселенского патриарха «грамоты на царство», то есть на предоставление независимости украинской церкви.

В итоге, как известно, томос мы получили, праздник по этому поводу широко отгуляли и забыли о нем. Даже не знаю, где сам документ сейчас находится – в Украине или за ее пределами. Причина утраты интереса к томосу тоже совершенно понятна: политическая команда Владимира Зеленского нарочито игнорирует достижения «папередников», т.е. Порошенко.

Но при этом из года в год в канун 25 декабря начинаются рассуждения о том, когда церковь и народ созреют для празднования Рождества Христова в один день 25 декабря и как надолго затянется переходный период на Григорианский календарь как более точный.

Недавно увидела очень странный аргумент в поддержку 25 декабря: дескать, наш Юлианский календарь «кривой», из-за чего в 2100 году Рождество будет попадать уже на 8 января! Вот беда-то какая. Жаль, никто из ныне существующих не доживет до этого события. Тем не менее, разговоры об этом идут. И в прошлом году предстоятель «рожденной томосом» ПЦУ Епифаний в интервью Радио «Свобода» заявил, что это вопрос времени.

«Оно состоится, но когда к этому подойдет сознательно украинский народ, православные верующие и не только православные, другие христиане, потому что все это взаимосвязано между собой. Когда мы увидим, что большинство готово, тогда будет принято общецерковное решение о переходе», – сказал он.

И тут же добавил, что по социологическим опросам более 60% украинцев против празднования Рождества 25 декабря на церковном уровне. Поэтому будем пока праздновать на государственном. А там посмотрим.

А чего смотреть? Совершенно очевидно, что Украина – не католическая страна в плане массового вероисповедания населения, а православная. По статистике, общее число католиков на Украине оценивается в 4,5 млн. человек. При общей численности населения плюс-минус 40 млн. человек – это явное меньшинство.

Но дело даже не в этом. Раз мы так сильно погружены в историю Украины, что даже официальный выходной День защитника Украины, точнее, теперь уже День защитников и защитниц Украины (для гендерного приличия) установили 14 октября, то давайте вспомним, что это за день в церковном календаре.

Это – праздник Покрова Пресвятой Богородицы, который отмечается именно православной церковью. А для нашего населения его связывают с тем, что после разрушения Екатериной ІІ Запорожской сечи казаки, следуя по Дунаю, несли с собой икону Покрова Пресвятой Богородицы.

И снова важный факт: поссорившись с царицей, наши предки не поменяли веру. Потому что цари приходят и уходят, а православие остается. Тем более что украинские казаки умирали за православие; сжигали польские костелы и польских ксендзов, которые обращали простых  украинцев в католическую веру.

Я не специалист по истории церкви и тем более не теолог. Но спасибо моим университетским преподавателям за общее понимание исторических процессов, этапов и знание базовых фактов. Потому что есть доказательная медицина, а есть своего рода доказательная история.

Абсолютно доказанным фактом является то, что Брестская (Берестейская) церковная уния (1596) – решение ряда епископов Киевской митрополии Константинопольской православной церкви во главе с митрополитом Михаилом Рогозой о принятии католического вероучения и переходе в подчинение Римскому Папе с одновременным сохранением богослужения византийской литургической традиции на церковнославянском языке – привела к долгой и кровавой борьбе.

Четверть века православные Речи Посполитой, не принявшие Брестскую унию, оставались без митрополита. Православная Киевская митрополия была восстановлена лишь в 1620 году, и только потому, что за пять лет до этого противники унии объединились в Киевское братство, а в 1616 году в него вместе со «всем войском Запорожским» вступил гетман Петр Сагайдачный и установил над ним свою опеку.

Когда в 1618 году униатский наместник в Киеве Антоний Грекович,  попытался силой подтвердить права униатов на владение Михайловским Златоверхим монастырем, казаки его тотчас отбили, утопив наместника в Днепре. Такая же участь постигла позже собирателя митрополичьих податей Оклинского.

Именно благодаря этому митрополиту Петру Могиле удалось добиться сначала участия православной делегации в Сейме на коронации нового польского короля. А потом, несмотря на протесты католического и униатского духовенства, диплома короля Владислава, которым подтверждалось свободное исповедание веры, совершение таинств, разрешение реставрировать церкви и строить новые, создавать при церквях и монастырях братства, богадельни, школы, семинарии и типографии.

При этом на практике притеснения православных продолжались, более того, они усилились в связи с переделом церковного имущества (перехода храмов от униатов к православным и наоборот), и крови было пролито немало.

И в итоге все закончилось восстанием казаков Войска Запорожского под предводительством Богдана Хмельницкого против правительства Речи Посполитой, которое по своей сути было религиозной войной в чистом виде. Оно шло под лозунгами, как писали в советских школьных учебниках, «освобождения от социального, национального и религиозного гнета» и было поддержано исключительно православными крестьянами, мещанами и духовенством.

И вообще, во всем, что касается украинского казачества как такового, православный компонент был определяющим фактором. Казаки позиционировали себя исключительно как православное воинство и поборники православия. Несмотря на то, что в разных военных кампаниях они то и дело выступали ситуативными союзниками польской или татарской армий.

Главным критерием принятия в Запорожское войско являлось именно православное исповедание новоприбывших. Почитайте историков! В начале прибывшего в Сечь приводили к кошевому атаману, который спрашивал его: «А чи віруєш в Бога?». Новоприбывший отвечал: «Вірую». «І в Богородицю віруєш?». «І в Богородицю вірую». «А ну, перехрестись!». Человек крестился.

Кроме этого, желающий поступить в казачество обязан был не просто формально исповедовать православие, но признавать, а значит и знать, догматы православной веры, соблюдать посты, знать «символ веры и молитву господню», а также должен был присягнуть «верно и неизменно до конца жизни своей» служить «православному русскому престолу» и принести о том присягу в церкви перед престолом Божиим.

Если мы считаем символом Украины свободолюбивую Запорожскую Сечь и специально установили День защитника 14 октября в день Покрова Божией Матери и украинского казачества, то должны быть последовательными. И определиться с трактовками своего прошлого, настоящего и будущего.

Если мы наследники «духовных традиций» казачества, то должны помнить, что его историческая сущность заключалась именно в православной вере казаков. А уже потом идет мова, культура, вышиванки и все то, что мы сейчас так упорно внедряем в повседневную жизнь.

А если мы хотим поиграть в «новую унию», в перенос даты празднования Рождества, «не сейчас, а когда-то потом, когда народ дозреет», то надо как минимум освободиться от «стереотипов прошлого», признать Запорожскую Сечь агентурным центром Кремля, а памятники Богдану Хмельницкому демонтировать как предателю, подписавшему Переяславский договор с агрессором. А так бы польский журек ели вместо украинского борща!

P.S. Так сложилось, что я родилась в православной семье. И завтра не мой праздник. Мой будет позже – 7 января. Для меня это важно потому, что это память моих предков. И я не хочу, чтобы мне навязывали мысль о том, что раз  западный мир празднует 25 декабря, а мы идем в Европу, то надо и нам как-то перестраиваться. Не надо! У меня немало друзей католиков и протестантов, которые живут в разных странах и которым я завтра отправлю поздравительные открытки по мессенджерам. И точно знаю, что 7 января они тоже пришлют мне открытку. Для дружбы нам ничего не нужно менять. Только ради политики.

Источник: Версии
54321
(Всего 117, Балл 5 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам