Войны пропаганды-2. Из истории цензуры

Продолжаем наши рассуждения на тему информации, цензуры и дезинформации. Мы уже писали о том, что цель любого государства контролировать пропаганду на своей территории и устранять конкурентов. Но, как показывает исторический опыт, это в полной мере удается только тоталитарным режимам. А все потому, что самый быстрый, эффективный и комфортный для власти способ борьбы с информацией, которая ее не устраивает – введение тотальной цензуры и наказания за ересь. 

Существует два вида цензуры – религиозная и светская. С первой все понятно – в государствах с официально признанной религией сознательное отклонение от правильных догм считается ересью и часто бывает наказуемо. Бывает, что в рамках одной религии представители разных течений могут взаимно обвинить друг друга в ереси.

Но чаще это “воспитательная” работа с инакомыслящими, чтобы запугать остальных и не тратить усилия на дискуссии с представителями альтернативных мнений. В римско-католической церкви успешную борьбу с ересью осуществляла инквизиция. Следственный и карательный орган, который с крайней жестокостью преследовал религиозных преступников. 

Церковный трибунал, которому было поручено «обнаружение, наказание и предотвращение ересей», был учрежден в Южной Франции Григорием IX в 1229 году. Этот институт достиг своего апогея в 1478 году, когда король Фердинанд и королева Изабелла с санкции Папы Сикста IV учредили самую известную и жестокую испанскую инквизицию. С 1483 года ее трибунал возглавил Томас Торквемада, который стал одним из авторов знаменитого кодекса.

Именно инквизиция научила власть понятию “цензура”. В 1559 году был учрежден «Индекс запрещенных книг», по которому осуществлялась цензура печатных изданий всего западного христианского мира.

В конце XVIII – начале XIX века инквизицию как локальный следственно-розыскной аппарат Священной канцелярии стали упразднять в отдельных странах. В частности, в революционной Франции ее запретил Наполеон Бонапарт, а в Латинской Америке она исчезла во время войны за независимость испанских колоний 1810-1826 годов.

Но формальная инквизиция существует до сих пор: с 1908 года она переименована в «Священную Конгрегацию доктрины веры» (лат. Sacra congregatio Romanae et universalis Inquisitionis seu Sancti Officii). Но уже в рамках доктрины религиозной веротерпимости.

В христианской России как таковой инквизиции не было. Хотя примеры казни “чародеев”, чернокнижников или идолопоклонников в исторических хрониках встречаются.

В 1721 году царем Петром I был учрежден Святейший Синод, для которого был написан Духовный Регламент. Одним из пунктов Духовного Регламента было учреждение должности «протоинквизитора» (по европейскому образцу). Но фактически “петровские инквизиторы” были налоговыми агентами власти и надзирали за уплатой духовенством соответствующих фискальных сборов.

На сегодня самая жесткая система борьбы с отклонением от религиозного учения сохранилась только в исламе. При этом сунниты, ибадиты, шииты, а также шииты разных направлений считают друг друга еретиками и с энтузиазмом уничтожают во время военных конфликтов.

Что касается светской цензуры, то история знает два самых ярких примера доминирования официальной позиции государства в общественном мнении – это СССР и гитлеровская Германия.

Днем введения официальной цензуры в Советской России считается 27 октября (9 ноября) 1917 года: через два дня после захвата власти в Петрограде. Тогда Совнаркомом был выпущен «Декрет о печати», на основании которого с октября 1917-го по июнь 1918-го были закрыты или прекратили существование более 470 оппозиционных газет.

А уже 8 ноября 1917 года Совнаркомом был выпущен декрет «О монополии на печатание объявлений», по которому печатать объявления могли только правительственные издания.

28 января 1918 года Совнарком принял декрет «О революционном трибунале печати», по которому за «контрреволюционные выступления» полагались различные наказания – от штрафа и закрытия газеты до лишения политических прав или свободы. Дальше было «Положение о военной цензуре», подписанное Львом Троцким. Декрет, по которому фото- и кинопромышленность были национализированы как средство пропаганды.

21 декабря 1921 года в рамках ОГПУ был организован отдел политконтроля, который занимался перлюстрацией почтово-телеграфной корреспонденции. 9 февраля 1923 года принято постановление Совнаркома о создании при Главлите новой структуры – Комитета по контролю за репертуаром, сокращенно Главрепертком. Без его разрешения  ни одно произведение искусства не могло быть допущено к публичному исполнению или тиражированию. Все, что шло мимо, являлось самиздатом или подпольной деятельностью.

7 октября 1936 года вышел приказ №105/с начальника Главлита, к которому прилагалась «Инструкция о порядке изъятия произведений авторов, причастных к контрреволюционной троцкистско-зиновьевской террористической организации, из библиотек общественного пользования и книготорговой сети».

С тех пор библиотечные фонды регулярно подвергались чистке. Например, после заключение пакта Молотова–Риббентропа 23 августа 1939 года из библиотек была изъята вся антифашистская литература, а критика Гитлера  и любые упоминания о войнах между Россией и Германией были запрещены до июня 1941 года.

В гитлеровской Германии в это время шли аналогичные процессы. В начале 30-х годов было создано министерство общественного просвещения и пропаганды во главе с Йозефом Геббельсом.

Цензура в нацистской Германии включала контроль над всеми формами массовой коммуникации, в том числе газеты, музыку, литературу, радио и кино. Этот же орган также производил и распространял свою собственную литературу, которая была посвящена исключительно продвижению нацистских идей и мифов.

Почти все модернистское искусство, такое как импрессионизм и экспрессионизм, считалось дегенеративным искусством; большая часть современной музыки, такой как джаз и свинг, также была запрещена. Но особое внимание уделялось журналистике. Идея Геббельса заключалась в том, чтобы “зародившийся инстинкт к задачам” у акул пера довести до такой степени совершенства, когда “темники” будут уже не нужны.

“Мы хотим так дисциплинировать немецкую журналистику, чтобы в решающий момент нам не надо было приказывать, чтобы немецкий журналист обрел свой собственный, в нем зародившийся инстинкт к задачам, перед ним стоящим”, – сказал Геббельс во время выступления перед имперским союзом немецкой прессы 18 ноября 1934 года.

И еще немного цитат из геббельсовского дневника:

“20 января 1938 года. «Франкфуртер» опубликовала запрещенную нами картину Ван Гога. Я с ними разберусь”.

“2 февраля 1938 года. С доктором Дитрихом Отто (руководитель прессы в НСДАП) обсуждал «Франкфуртер Цайтунг». У нее так много авторитетных читателей за границей. Мы хотим ее временно сохранить, но редакцию полностью перестроить и вышвырнуть оттуда испорченных типов”.

“2 июля 1943 года. Фюрер решил, что «Франкфуртер Цайтунг» должна быть закрыта. Я приму соответствующие меры. Вообще-то жалко, что этой газеты не станет, но решения фюрера всегда правильные”.

Узнаваемо? Не правда ли?

Окончание следует.

Источник: Версии
54321
(Всего 21, Балл 4.48 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам