Призрачная надежда

Технологически грамотно оформленная истерика, устроенная Блоком Юлии Тимошенко по поводу нежелания подать документы на регистрацию в том виде, в каком требует Центризбирком, наталкивает на мысль о том, что предстоящие выборы будут очень непростыми. О перспективах будущего подведения итогов кампании и о том, чем может закончиться в результате эпопея с Центризбиркомом, "Киевскому телеграфу" рассказала один из юристов Партии регионов Елена Лукаш.

Елена Леонидовна, почему БЮТ упорно не желает исправлять ошибки, допущенные в документах, предназначенных для подачи в ЦИК?

— Думаю, это способ ведения предвыборной агитации. Редкий случай самодискредитации субъекта избирательного процесса во время его проведения.

А почему именно вас Тимошенко называла главным организатором отказа в регистрации?

— Думаю, она преувеличивает мои желания и возможности. Почему ее выбор пал именно на меня, объяснить сложно. Возможно, Тимошенко просто не знает состава Центризбиркома и не в курсе, что я не являюсь членом ЦИК.

Можно ли сказать, что БЮТ не исключает провала своей электоральной кампании и поэтому "подвешивает" выборы, оставляя для себя возможность отменить невыгодные для блока результаты с помощью судебного решения?

— На самом деле юридически избирательный процесс "подвешен" давно. Семь указов Президента и восьмой об их исполнении не являются правовым основанием для проведения досрочных выборов. Его как не было, так и нет. Сегодняшние выборы — это политические договоренности, которые тщательно выполняются сторонами. А что касается возможности признания итогов голосования недействительными, то такая мысль мне в голову приходила. Последняя парламентская кампания дала Блоку Тимошенко около 23% голосов избирателей. Сейчас социологи фиксируют рейтинг БЮТ на уровне 14—16% с явно выраженной перспективой перетекания голосов к "Нашей Украине". Возможно, Тимошенко понимает, что в новом парламенте ее силе достанется гораздо меньше мандатов, чем хотелось бы. Данное предположение логично объясняет сегодняшнее поведение БЮТ. Вместе с тем хочу вам напомнить: десять коммунистов получили отказ в регистрации, исправили свои документы и были немедленно зарегистрированы. 120 "витренковцев" получили отказ в регистрации, сейчас исправляют документы и после этого тоже будут зарегистрированы. Не может быть неравного отношения к субъектам избирательного процесса. Почему одни должны исправлять неточности, допущенные при оформлении документов, а другим позволено все?

Проблемы с документами всегда очень лояльно воспринимались членами ЦИК, а сейчас — тем более. Все понимают, что в условиях сжатых сроков, высокой динамики происходящих процессов люди могут ошибаться. Поэтому существует простая процедура исправления: юристам Тимошенко достаточно открыть в компьютере нужный файл, вставить в него адреса, распечатать бумаги и отнести их в ЦИК. Вместо этого Центризбирком стал субъектом атаки БЮТ. Ведь блоку не было отказано в регистрации, как об этом публично говорили. Формулировка была следующая: "Решение не принято". Это не отказ в регистрации. И вообще, БЮТ уже давно находится в избирательном процессе. Во-первых, в ЦИК зарегистрирован их представитель. Во-вторых, соответствующим постановлением распределены руководящие должности в окружных избирательных комиссиях, которые, конечно же, занимают и люди Тимошенко. Одним из своих последних постановлений ЦИК сформировал 225 окружных избирательных комиссий, где половина квоты оппозиции принадлежит БЮТ. То есть никто и никогда не откажет им ни в регистрации, ни в праве быть субъектом избирательного процесса. Проблема в том, что эти юридические тонкости сложно объяснить гражданам, а самому БЮТ это невыгодно делать. Думаю, способ действий по принципу "ни дня без скандала" связан с двумя обстоятельствами.

Во-первых, им нечего предложить избирателям, и, во-вторых, "бютовцы" используют психологический фактор. Многие люди сознательно тяготеют к обиженным, и чувство жалости, возможно, заставит неопределившихся (а их, по оценкам социологов, от 7 до 11%) сделать свой выбор в пользу БЮТ.

Пытались ли вы объяснять юристам пропрезидентского блока "НУНС", что выступая в поддержку незаконного требования БЮТ от имени главы государства, они дискредитируют и себя, и Ющенко?

— Мне ничего не нужно объяснять юристам "НУНС". Они очень тщательно и качественно оформили все свои документы. Так что их правовая позиция отличается от публичной, а я не уполномочена вступать с ними в полемику. Более того, добавлю, что ни одна из политических сил, претендующих на участие в избирательном процессе, не заполнила документы так, как заполнил их БЮТ. Ни одна!

Выстоит ЦИК в войне против БЮТ или уступит? Например, если суд обяжет Центризбирком зарегистрировать список без адресов, то что они будут делать?

— Заставят "бютовцев" исправить документы или же будет принудительная регистрация по решению суда — результат для БЮТ будет все равно позитивным. Это будет одним из первых решений Окружного административного суда Киева (когда верстался номер, стало известно о том, что суд удовлетворил иск БЮТ и обязал ЦИК зарегистрировать список Тимошенко. — Ред.). И судебный вердикт будет исполняться, каким бы странным он ни казался ЦИК. В конце концов, комиссия уже видела разные решения суда, да и страна тоже… У всех партий и блоков для регистрации будут правовые основания, а у БЮТ — решение суда.

Наверное, такое же отношение будет и к судебному решению по иску "Нашей Украины", оспаривающей технологию голосования на дому?

— По данному вопросу спор не стоит выеденного яйца. Хочу вам объяснить: действующий закон запрещает требовать у избирателя, возможность передвижения которого временно ограничена, любые документы, подтверждающие этот факт. В то же время сторонники оппозиции в ЦИК утверждают, что кроме подачи заявления избирателю нужно указать номер документа, подтверждающего его нетрудоспособность, дату выдачи и т. д. Представьте себе, что вы сломали ногу и находитесь дома в реабилитационный период. Когда вам закроют бюллетень? После выздоровления! Скажите, каким образом тогда можно узнать его номер и точно указать фамилию врача до его закрытия? Второй вопрос: каким образом участковая избирательная комиссия может проверить достоверность поданных данных? Кто уполномочен сверять бюллетени с записями в больнице? В-третьих, на основании чего избирателю может быть отказано в праве голосовать на дому, если закон требует только подачи заявления? И последнее: почему часть членов ЦИК заведомо подозревает избирателей, которым они давали присягу, в негативном поведении во время избирательного процесса? Мне кажется, "Наша Украина" просто не разобралась в сути вопроса. Так о чем спор? Получается, о том, как изобрести новый способ унизить больного человека, заставить его звонить и бегать за участковым врачом.

Наверное, оппозиция боится фальсификаций?

— А фальсификации начинаются в голове, а не в документах. Громче всех кричит "держи вора" сами знаете кто... У представителей коалиции ведь не возникает опасений по поводу того, что в тех регионах, где целые семьи выехали на заработки, вдруг появятся заявления о голосовании на дому, и таким образом выборы будут фальсифицированы. Никому даже в голову не пришло озвучить подобную мысль.

Если ЦИК навяжут решение, предложенное оппозицией, то это будет уже вторая судебная корректировка избирательного закона. Вас не смущает, что решениями судов законодательство корректируется по каждому конкретному случаю?

— У нас и Виктор Ющенко стал Президентом по решению суда. А кроме того, по решению суда один из мэров перестал быть таковым через два года после избрания. Некоторым авиакомпаниям суды запрещали пересекать границу Украины. В судебном порядке отменялись постановления КМУ, устанавливались тарифы на железнодорожные перевозки, и вообще проходило очень много странных и малообъяснимых с правовой точки зрения вещей. Я надеюсь, что судебная система не будет корректировать еще и избирательный процесс. Суды должны встать на защиту прав граждан, а не отдельных политических сил.

Весьма слабая надежда...

— Знаете, я как-то попыталась посмотреть на эту проблему с другой стороны. Вот сейчас мы наблюдаем массу непонятных судебных решений, в соответствии с которыми то появляются, то исчезают судьи, генеральные прокуроры, мэры... С подобным я сталкиваюсь каждый день, и это говорит о том, что судебная система стала просто опасной для своей страны, для граждан. Имея дело с судами, мы не можем забывать о том, что, например, Верховный суд Украины возглавляет человек, который на всю жизнь сохранил высокое звание депутата Верховной Рады пятого созыва от фракции БЮТ.

Но вместе с тем стоит помнить о том, что в тоталитарных режимах суды не принимали ярких решений, но миллионы людей были осуждены, и приговоры приведены в исполнение благодаря решениям тихих, никому не известных судей. Так что можно говорить о параличе судебной системы в Украине, можно оценивать работу судов критично, но судебная ветвь власти должна быть независимой — нравится нам это или нет. А то получается избирательное отношение: когда Конституционный суд принимает решение о порядке назначения судей на административные должности, то это "коррумпированный безответственный орган". Но когда он принимает решение о порядке исполнения закона о государственном бюджете, то его вердикт приветствуется. Думаю, надо принимать любое решение суда, иначе мы сами расшатываем судебную систему. Нельзя огульно обвинять и всех судей в том, что они нарушают присягу. По-разному бывает. Как и все в нашей жизни.

Так что же нам делать сейчас, когда такая избирательность в плане выполнения решений судов присутствует сплошь и рядом? Может быть, надо вынести сор из избы и доверить принятие обязательных для всех решений судам в Гааге или Страсбурге?

— Не думаю, что просвещенная Европа обрадуется обилию исков от наших граждан и будет успевать выносить по ним вердикты. Наверное, придется разобраться в своих проблемах самим. Когда это произойдет — мне сложно сказать, но то, что это наша проблема, — однозначно. Зайдите сейчас в любой районный суд и увидите жуткие очереди, людей с перепуганными глазами, для которых заполнение "платежки" на уплату госпошлины или оформление иска — настоящая мука. Они себя не чувствуют носителями власти. Они даже людьми себя не чувствуют в этих очередях. А потом вы зайдите в кабинет судьи размером метр на метр, где с потолка капает, бумагу проели мыши, дел в день расписывается на судью сорок, и нет денег на лампочку, конверт и ручку.

Такой вопрос: активное участие гаранта Конституции в пропаганде одной из политических сил — это нормально? Не повлечет ли этот беспрецедентный случай тяжелые последствия вплоть до отмены результатов выборов?

— Поймите, мы давно уже вышли за рамки права. Поэтому давать оценку текущим событиям с точки зрения права чаще всего невозможно. Когда Президент четко ассоциирует себя с некой политической силой, когда глава его Секретариата возглавляет избирательный штаб одной из партий, когда под видом социальной рекламы фактически проводится попытка повлиять на волеизъявление граждан, то о каком праве мы можем говорить? Поэтому так тяжело идет организация досрочных выборов — из гнилой муки хороших пирожков не слепишь.

Да, наверное, трудно работать без правового поля. ЦИК бьется в конвульсиях?

— ЦИК действительно находится в трудном положении: ни одни выборы в Украине еще не проходили за 60 дней. И ни одни выборы не происходили в условиях такого политического противостояния. А члены ЦИК — живые люди, которые все это чувствуют. Знаете, в законе о выборах написано, что "избирательный процесс является беспрерывным", и у меня такое ощущение, что в подобном состоянии страна живет с 2004 года.

Есть мнение, что после этих выборов избирательная система будет изменена. Произойдет возврат к мажоритарным округам. Это реально?

— Не знаю. Мне кажется, что, наоборот, будет продолжаться укрупнение политических партий. Вплоть до введения двух-трехпартийности в стране. И какое-то время именно партийные списки обеспечат представительство политиков в парламенте, а не смешанная система.

Но не произойдет ли до того момента полная делегитимизация основных органов власти, а возможно, и всей государственности?

— А вы посмотрите, в каком состоянии уже находится Конституционный суд, Высший совет юстиции, Генпрокуратура, СБУ, как себя чувствуют главы местных администраций, которых без согласия Кабмина назначают и снимают? В каком состоянии находится СНБО, наполненный людьми Президента до такой степени, что готов принимать любые решения? Сейчас происходит масштабная кампания по дискредитации ЦИК. Думаю, мы наблюдаем попытку завуалированного перехода к прямому президентскому правлению, хотя юридически это так называться не будет. Верховная Рада уничтожена, органы местной власти застыли в непонимании ситуации, Кабинет министров практически каждую неделю видит, как его постановления и распоряжения приостанавливаются указами Президента. Я так понимаю, это и есть модель "честной и демократической власти", которую нам предлагают наши "демократические силы"...
Но Партия регионов сама внесла лепту в формирование такой системы, согласившись на проведение выборов, хотя могла сохранить Верховную Раду.

— Я все чаще вспоминаю Евгения Кушнарева — уже после смерти состоялась презентация его книги, которая называется "Выборы или вилы". Партии регионов хотелось стабильности, и ни о каких выборах не думалось. В момент политического кризиса перед нами стал выбор — выборы или вилы. Теперь есть еще один вариант — согласиться с прямым президентским правлением, которое проистекает из того, что я вам сейчас рассказала. Вы видите третий?

Только упираться и наталкиваться на еще более ожесточенное сопротивление.

— Не может часть политической элиты остановить жизнь в стране. Это безответственно.

Но ведь получается, что вас будут давить и давить, а вы будете уступать и уступать. Куда это приведет партию?

— Нашей партии в принципе несвойственно чувство страха. Это мощная, самая рейтинговая и самая структурированная политическая сила в стране, и нас поддержит большинство из тех, кто придет на выборы. Мы не можем себе позволить испугаться, сжаться, выставить блокпосты и ничего не делать.

Когда ваша мощная и структурированная сила придет в парламент, что она будет делать для восстановления равновесия между президентской властью и парламентской? Изменять Конституцию?

— В отличие от других я считаю, что основной причиной дисбаланса власти является субъективный фактор, а не положения Конституции. Вопрос не в норме, а в порядке ее применения. Например, есть в Уголовном кодексе норма, запрещающая красть и вводящая санкции за кражу, но краж меньше не становится, как и убийств, других правонарушений. Я согласна, что существующая Конституция — не идеальный документ, но в ней четко записано, как назначаются и снимаются главы государственных администраций. Тем не менее это происходит без участия Кабмина. В чем виновата Конституция?

Но зато БЮТ и "НУНС" выступают за ее изменение. Нормально ли с правовой точки зрения одновременное проведение выборов и референдума?

— Я за то, чтобы люди как можно чаще изъявляли свою волю, будь то референдум, выборы или иные формы плебисцита вплоть до массовых акций протеста. Это нужно, чтобы те, кто находится у власти, не думали, что народ и они — не пересекающиеся параллельные прямые. Но то, что делает оппозиция, — лишь способ ведения предвыборной агитации, а не реальная попытка узнать мнение граждан по вопросам, вынесенным на референдум. Иначе чем объяснить то, что, имея "оранжевую" коалицию, пусть и недолго, имея фракции в парламенте, они эти вопросы никак не инициировали, а теперь вдруг возникла острая необходимость? Точно такой же технологией в 2006 году пользовалась СДПУ(о) — параллельно с агитацией они собирали подписи за антинатовский референдум. Мы помним, чем это все закончилось.

После всего, что "оранжевые" сделали с вашей партией, готова ли она к созданию широкой коалиции со всем "НУНС" или его частью?

— Мне бы хотелось, чтобы коалиция была воссоздана в том формате, в котором она существовала. И я по-прежнему придерживаюсь мнения, что если депутаты из других фракций хотят работать и голосовать, то они могут поддерживать коалицию. Но при этом я отчетливо понимаю, что любая война заканчивается миром, хотя то, что происходит сейчас, напоминает высказывание "войны не будет, но борьба за мир будет такой, что камня на камне не останется". Если надо будет подавить свои обиды и эмоции ради общей пользы — партия это сделает, ведь мы не раз заявляли, что Партия регионов — за широкую коалицию.

Беседовали Дмитрий Заборин, Владимир Скачко, Александр Юрчук