Нанять Черноморский флот

Как заметил в сентябрьском интервью еженедельнику "Киевский телеграф" вице-премьер по гуманитарным вопросам Дмитрий Табачник, проблема базирования Черноморского флота не должна так сильно волновать современных украинских политиков. На момент актуализации данной темы большинство из них будет иметь преклонный возраст, и решать эту проблему в 2017 году будут совсем другие люди.

Однако политики продолжают волноваться: на самом высоком уровне российские официальные лица говорят о том, что никуда флот уходить не собирается. Казалось бы, ну и пусть говорят. Однако и договор о базировании ЧФ в Севастополе и любые другие договора с Россией сегодня основываются на энергетической зависимости Украины. Похоже, четкого плана как решить "проблему-2017" в рамках этой проблемы в стране нет. Отсюда и нервы.

Последняя цена на газ, о которой договорились премьеры России и Украины – $130 и это, как считается, очень неплохо. Но автоматически в процесс обсуждения включилась тема Севастополя. Даже не потому, что Путин затронул ее в своем "большом общении" в прямом эфире, а наши государственные деятели не могли это не прокомментировать. И не потому, что в январе продолжит свою работу Подкомиссия по вопросам функционирования ЧФ РФ.

Дело в том, что в конце 90-х Севастопольская военно-морская база была предметом торга в ходе переговоров о цене на газ, и по тогдашним условиям российская арендная плата в $97,7 млн. должна была идти в счет долга за газ. Кстати, как считает вице-адмирал в отставке Владимир Безкоровайный, определена она была без расчетов и обоснования, вопреки требованиям законодательства Украины.

Теперь официальный Киев хотел бы получить гарантии низких цен на газ в обмен на сохранение нынешней ставки аренды и продления ее срока. Есть такое неофициальное мнение. Но, например, комментируя данный вопрос, премьер-министр Виктор Янукович высказался довольно однозначно, отметив, что Украина не намерена связывать вопросы стоимости аренды Черноморским флотом баз и земли в Крыму с ценой на газ.

А в воскресном интервью программе "Вести недели" телеканала "Россия" премьер заявил, что "Россия должна четко понимать", что ей выгодно: строить свои базы у себя на территории, в районе Новороссийска, или же, возможно, эксплуатировать какие-то объекты в Крыму. С другой стороны, "мы должны посмотреть. И этот вопрос рассматривать совместно". Но в любом случае, до 2017 года вопрос решить, чтобы не было неопределенности.

Вместе с тем, Виктор Федорович высказался в пользу того, что "Украина имеет желание быть более независимой, то есть мы должны стремиться к тому, чтобы добывать как можно большее количество энергоносителей, как на территории Украины, так и за ее пределами".

Больше уже намекать невозможно, и промежуточный вывод таков, что, с россиянами или без, но нам нужно решать вопрос, где брать газ и строить собственный флот, распространяя влияние на Черноморский регион. В остальном же стоит прислушаться к совету Табачника. Однако на то вывод и промежуточный, что тема раскрыта не полностью. Тут стоит вспомнить, что Черноморский флот – это не просто боевая единица Российской армии в украинском Крыму.

Во-первых, ЧФ – это символ Севастополя и Крыма, это тот фундамент, на котором выстроено бытие и мировосприятие севастопольцев. А во-вторых, его присутствие там важно, скорее, по политическим, нежели по военным причинам.

Посмотрите: на третьем заседании Подкомиссии по вопросам функционирования ЧФ, завершившемся в минувшую пятницу, самыми сложными оказались вопросы военно-политической тематики. А именно, как сделать, чтобы флот был и стратегической единицей РФ, и, одновременно, способствовал стабильности и в Черном море, и вообще в регионе.

Сюда можно присовокупить тот факт, что Украина пытаясь вытеснить россиян, на политическому уровне и устраивая драки за гидрографические объекты на практическом, так и не знает, зачем ей собственный флот на Черном море.

Теперь давайте все это расшифруем.

Флот и его главная база живут в Севастополе уже двести лет, развиваясь вместе. И сам город всегда был сугубо военным, что не могло не наложить отпечатка на психику его жителей, поколение за поколением впитывавших мифы и легенды о героическом флоте. С точки зрения науки социологии, это уникальное сообщество. Кроме того, около 20% сообщества за счет флота живут.

Почти всю свою историю город содержался исключительно за счет военного бюджета. Однако пока был Советский Союз, это означало совсем иное. Сегодня, помимо того, что Россия сокращает численность военнослужащих и платит все меньше налогов, де-юре Севастополь является украинским городом. И потому выстраивать цепочку "флот-город" в сегодняшних условиях не просто нелогично, но и неумно.

Городское хозяйство находится в упадке, численность жителей сокращается, и исторические традиции тут не помогут. Наоборот, они мешают городу. Кстати, по своему юридическому статусу Черноморский флот вовсе не обязан оборонять украинскую территорию (почему и ломает голову Подкомиссия), и здесь традиция тоже нарушена.

Но естественно, с этим севастопольцы не согласятся никогда. И российские политики и военные тоже. Поэтому традиции разными способами – от развешивания повсюду российской символики до политических акций и воспитания молодежи, - продолжают поддерживаться, усугубляя не только положения Севастополя, но и межгосударственные отношения.

Естественно, в таких условиях положительного отношения к выводу базы флота от севастопольцев и вообще крымчан ждать бесполезно. Как бесполезно ждать, что национал-патриоты будут рады, если она останется. Изменить это возможно лишь путем изменения системы символов, экономическим эффектом и развитием украинского флота. То есть, для начала нужно все-таки понять, зачем флот нам.

Один из классиков геополитики, адмирал Альфред Мэхен считал, что "Морское Могущество" основывается на свободе морской торговли, а военно-морской флот служит гарантом обеспечения этой торговли. Свои береговые просторы должны быть под контролем, а соответствующие зоны противника нужно стараться любыми способами оторвать от континентальной массы, задавить, перекрыть выходы к морским пространствам.

Пока Украине делать это незачем. Торговли нет, иностранных браконьеров попугивают пограничники, охранять побережье особо не от кого. Но это слабая позиция, "мы вас не трогаем и вы нас не трогайте". А нас трогают.

Предельно прагматичная позиция России, перессорившейся почти со всеми соседями, но продолжающей держать их в энергетических лапах, дает автоматический импульс к упомянутому Януковичем поиску источников энергии и развитию ГУАМ. Причем не как вялого политического проекта, "друга Америки", а как реального объединения, ориентированного на получение выгоды. Грузии и Молдавии это объяснять, пожалуй, уже не нужно.

Азербайджан же добывает нефть. А у нас есть транзитные мощности, и есть пресловутый Черноморский шельф, за который идет тяжба с Румынией. Теперь сделаем второй промежуточный вывод. Осваивая нефтегазоносный шельф, мы получаем возможность собственного развития и влияние на партнеров. К слову, влияние может проявиться и в поставках им электроэнергии в случае развития ядерной энергетики, о чем мы уже говорили на "Версиях".

Чтобы охранять и наращивать все, что нажито честным и непосильным трудом, нужен сильный торговый и военный флот. Нужны малотоннажные танкеры (которые можно строить и на продажу, обеспечив заказами своих судостроителей). Нужны корветы, которые до этого были нужны только теоретически. Нужны быстроходные катера, сторожевые корабли, мощная морская пехота, глядя на которую никому не придет в голову называть наши острова скалами и ловить наших осетровых рыб в период нереста.

Именно здесь может быть заложено по-настоящему полезное, применимое на практике ядро профессиональной армии. И этот флот вполне можно назвать Черноморским, для логического баланса создав Азовскую флотилию. А история Черноморского флота – наша история тоже. Это первый шаг в смещении символа.

Сейчас такой силы у нас нет, но ее нужно создавать - одновременно с проектом освоения шельфа, в котором сокрыто движение Украины вперед. Временно обязанности охранника вполне может исполнять Черноморский флот Российской федерации. С ним можно и нужно заключить договор, предусматривающий, в частности, охрану морских рубежей Украины.

Договор может заодно снять вопросы адекватности арендной платы. А в его рамках мы получаем более прочные позиции для того, чтобы ставить вопросы инвентаризации имущества, устанавливать четкие правила перемещения по украинской территории военнослужащих и транспорта РФ, использования наших территорий и акваторий. Это второй шаг в прагматизации отношения к ЧФ.

И, наконец, третье, что напрашивается с помощью адмирала Мэхена, торговля и развитие портового хозяйства. Из-за неразумной государственной политики все черноморские грузопотоки сегодня перетягивают к себе россияне и румыны. Украинские порты, по сей день принадлежащие державе, располагают оборудованием, чей срок службы давно вышел, и единственный портовый ресурс, на котором можно зарабатывать – увеличение объемов обрабатываемых грузов, - недоступен. Портам нужны инвестиции. Инвестиции нужны Севастополю, чтобы понять, что иностранный флот его не кормит.

Севастополю и вообще Крыму нужны инвестиции в развитие туристической инфраструктуры, нужно решить вопросы с отведением земли, обучать крымчан вести дела грамотно и вежливо, и здесь даже можно применить образовательные программы за счет грантов.

Севастополь должен стать торгово-экономическим, туристическим центром, в котором первые роли будут играть не военные пенсионеры и не пророссийские организации, а бизнесмены и политики, заинтересованные в развитии территории. Украина же с его помощью резко нарастит свое экономическое влияние на Черном море, обеспечивая при этом силами собственного флота свою и соседскую безопасность на данном направлении.

Причем все это вовсе не исключает участия российского капитала, как и проект разработки шельфа, которые здесь является осью, вокруг которой крутится все остальное. Напротив, инвестиционные инициативы из России следует всячески поощрять. Это будет четвертое смещение символа. Смещение на общее благо.

Все эти умозаключения, безусловно, являются частным мнением, они могут быть оспорены или даже опровергнуты. Но бесспорно другое: если не делать ничего в указанном направлении, история единения города и флота, реалии межгосударственных отношений по поводу военного присутствия, реалии внутренней политики Украины в 2017 году приведут к драме. Причем не только для нас, но и для россиян.