Газовая война: вместо послесловия

Находясь во время краткосрочного новогоднего отпуска в одной из стран Восточной Европы, на собственном опыте мне пришлось ощутить, что российско-украинский газовый конфликт вышел далеко за пределы двух государств. Вместо новогодних поздравлений то и дело приходилось слышать ехидные вопросы о том, будет ли газ в европейских домах и сколько еще времени нужно двум соседям, чтобы поставить если не точку, то хотя бы запятую в возникшем конфликте.

Ситуация тем более усугубилась, когда, начиная с 1 января, почти на 30% сократилось давление в восточноевропейских газопроводах. Дальше – только сокращение поставок газа для населения и понижение температуры в домах новоиспеченных жителей Европейского Союза. Именно по этой причине лишь 4 января, когда стало известно о подписании соглашения между Россией и Украиной об урегулировании газового спора, а давление в газовой трубе вернулось на прежний уровень, европейцы вздохнули спокойно, пишет "Правда.ru".

Теперь, когда улеглись первые страсти вокруг подписанных документов как с нашей, так и с украинской стороны, можно не только более трезво оценить результат газовых переговоров, но и оглянуться назад и посмотреть на некоторые альтернативные сценарии развития событий, которых, к счастью, удалось избежать.

Итак, первый вывод, который напрашивается после анализа подписанных бумаг – вместо точки в газовых переговорах была поставлена запятая. И в полной мере судить о том, кто реально выиграл от нового газового контракта, можно будет лишь по истечении нескольких месяцев, а то и вовсе с 2007 года. Дело в том, что исходя из подписанного 4 января контракта, на протяжении 2006 года газ, поставляемый в Украину, будет преимущественно среднеазиатского происхождения (41 млрд. кубометров туркменского, 7 узбекского и 8 казахского).

И лишь 17 млрд. кубометров будут газпромовскими, по цене 230 долларов за тысячу кубометров. В то же время сам факт фиксирования в контракте цены газа на уровне 230 долларов является, безусловно, достижением отечественных переговорщиков. С другой стороны, цену для Украины, по которой она будет покупать смешанный российский и среднеазиатский газ у посредника в лице "РозУкрэнерго" на уровне 95 долларов за тысячу кубометров, можно отнести в актив украинской стороны. Тем более что эта цена, как и цена за транзит российского газа по территории Украины, возросшая с 1,09 до 1,6 долларов за 1000 кубометров на 100 км расстояния, в последующие пять лет меняться не должна.

В это ситуации стороной, которая действительно больше потеряла, чем приобрела, можно смело назвать Туркменистан, который, если обратиться к несложным арифметическим вычислениям, будет продавать газ "РосУкрэнерго" по достаточно смешным по мировым меркам ценам. В то же время со стороны Туркменистана уже начали звучать заявления о пересмотре цен на голубое топливо в сторону их повышения. Из этого следует, что в ближайшее время избежать еще одного раунда напряженных газовых переговоров при участии России, Украины, Туркменистана, а также хозяйствующих субъектов в лице "Газпрома", украинского "Нефтегаза" и посредника "РосУкрэнерго" вряд ли удастся.

В этом контексте не лишним будет заметить, что в случае проведения переговоров в ближайшее время украинская сторона вряд ли сможет вновь занять столь же неуступчивую позицию из-за отставки, в которую правительство Юрия Еханурова в пылу предвыборных баталий отправил оппозиционно настроенный парламент. Официальная причина отставки – неуд за результат газовых переговоров с российским правительством.

Кстати о посредниках. В результате заключенной российско-украинской сделки оператором, отвечающим за доставку газа до границы Украины, осталась компания "РосУкрэнерго", принадлежащая в равных долях дочерней структуре "Газпрома" - "Газпромбанку" и компании "Райффайзен инвестмент АГ". Судя по всему, инициатором включения этой структуры в цепь поставок газа в Украину была именно российская сторона. В отечественных и зарубежных СМИ уже не раз мелькала информация о причастности к деятельности "РосУкрэнерго" приближенных к Кремлю лиц. В то же время украинцам также не имело особого смысла противиться, так как при настоящей структуре собственности "РосУкрэнерго" к Украине отношения не имеет, и, соответственно, выяснение отношений внутри компании – дело сугубо наше.

В то же время есть серьезные основания полагать, что с украинской стороны предпринимались серьезные попытки не только переформатировать систему российско-украинских отношений в газовой сфере, но и "назначить" свою посредническую структуру, которая бы полностью контролировала транспортировку газа до украинской границы. Примечательно, что шаги в этом направлении принимались еще весной прошлого года украинским правительством, которое в то время возглавляла Юлия Тимошенко.

Из источников, близких к правительству Туркменистана, нам удалось получить весьма интересный документ – проект соглашения между Украиной и Туркменистаном на поставку газа на период с 2007 по 2026 год. Сам факт попытки заключить с Туркменистаном соглашение о поставках газа с 2007 года может вызвать лишь улыбку. Ведь известно, что начиная с 2007 года все объемы добываемого в стране голубого топлива наперед выкуплены "Газпромом". В то же время внимание привлекает не столько сам факт попытки, сколько секретность, в которой Юлия Тимошенко пыталась провести переговоры.

По предоставленной нам информации, в Туркменистан проект соглашения был передан частным образом, минуя официальные процедуры в Украинском МИДе. Более того, проект соглашения не визировался и украинским "Нефтегазом", который, по идее, должен был выступить хозяйствующим субъектом по реализации соглашений со стороны Украины.

Похоже, секретность в проведении переговоров была и с Туркменской стороны, так как высокопоставленный чиновник в правительстве Туркменистана, контактировавший с украинским премьером, вследствии подобных действий был уволен и в настоящее время находится в местах лишения свободы.

Возникает вопрос, что заставило украинского экс-премьера прибегнуть к подобным закулисным играм? Ответ на этот вопрос достаточно четко просматривается в Статье 4 проекта соглашения, отправленного Тимошенко в Туркменистан.

Как видим, в планах украинского экс-премьера было не что иное, как установление полного контроля над транзитными потоками газа, направляющимися в Украину. Дело в том, что компания "Итера" однажды уже была поставщиком газа в Украину и все это время ассоциировалась именно с именем Тимошенко. Другими словами, вполне очевидно, что попытки договориться с Туркменистаном преследовали не собственно закупки газа в Украину, а взятие под собственный контроль Тимошенко всех транзитных потоков.

Кстати, в последнее время, находясь в оппозиции вместе с некогда фаворитом Кремля на президентских выборах 2004 года Виктором Януковичем, коммунистами и сторонниками спикера парламента Владимира Литвина, Юлия Тимошенко постоянно твердит о недопустимости существования вообще каких-либо посредников в транспортировке газа на Украину – довольно странные заявления с учетом совершенно обратных действий в недалеком прошлом.

В свою очередь из источников в украинском "Нефтегазе" нам стало известно, что проект приведенного соглашения таки проходил через компанию. Однако когда он был направлен в Туркменистан уже по официальным каналам, то пункт об определении "Итеры" эксклюзивным транзитером был из документа "Нефтегазом" исключен.

Вместо послесловия приведем еще одно предположение. Как известно, эскалация российско-украинского конфликта началась именно во время премьерства Юлии Тимошенко. И именно ее старания договориться с Туркменистаном в обход Москвы изначально привели к ужесточению позиции Кремля во время переговоров. Если принять во внимание то, что одной из главных целей переговоров с Туркменистаном было лоббирование экс-премьером Украины интересов одной структуры – "Итеры", возникновение российско-украинского газового конфликта со всеми вытекающими из него последствиями имеет весьма нелицеприятную природу.