"Троещинский" терроризм

Существуют болезни, которые не поддаются терапевтическому лечению. Болезни, при которых помочь может только скальпель хирурга. Существуют и болезни общества, при которых необходимы жесткие и быстрые способы лечения. Одна из таких болезней – терроризм. Терроризм не всегда приходит в страну в виде фанатичных шахидов. Иногда он появляется в образе доморощенных юнцов-радикалов, желающих не столько пропагандировать какую-то идею, сколько заявить о себе.

Сейчас в отечественных СМИ активно обсуждается приговор, вынесенный 16 августа этого года так называемым "троещинским террористам" – Сергею Значко, Александру Пастуху, Дмитрию Савченко и Тарасу Швиденко. Все четверо получили по 14 лет лишения свободы. Много? Много, особенно если учитывать возраст осужденных – от 19 до 25 лет. Пресса почти единодушно посчитала приговор слишком суровым. Адвокаты, как и положено адвокатам, утверждают, что в деле очень много неясностей. Так ли это? Соответствует ли реальности создающийся прессой образ мальчишек-хулиганов, которые незаслуженно получили огромные сроки за терроризм?

Действующие лица:

Значко Сергей Петрович, 1983 года рождения, образование среднее, машинист буровой установки ДП “Північгеологія”,;

Пастух Александр Анатольевич, 1981 года рождения, неоконченное высшее образование, охранник ЧП “Крок”;

Савченко Дмитрий Петрович, 1982 года рождения, образование высшее, ассистент звукорежиссера ТРК “НБМ”;

Швиденко Тарас Валентинович, 1986 года рождения, образование среднее, не работает.

Что объединяло этих четырех людей? Как свидетельствует обвинительный приговор – ненависть к иностранцам и людям с другим цветом кожи. Тарас Швиденко побывал в рядах футбольных хулиганов, а 3-4 года назад стал активным участником движения "скинхедов". Ему очень понравилась их идеология доминирования белой расы и стремление изгнать иностранцев из Украины. О характере убеждений Сергея Значко лучше всего свидетельствует его тело. Оно сплошь покрыто татуировками в виде свастик и прочей фашистской символики. При обыске дома у обоих найдено большое количество пропагандистской литературы, типа сборников "Эсэсовец и вопрос крови", "Белые и черные: 100 факторов и одна ложь", листовок с названием "Украина для украинцев", “Чужинці, геть з України! Україна для українців! Україна для білих людей!” и тому подобного.

Дмитрий Савченко был активным членом УНА–УНСО, в его квартире также была обнаружена масса агитационных материалов нацистского содержания.

Александр Пастух также увлекался нацистскими идеями, однако членом какой-либо партии не был. Зато увлекался литературой о подготовке террористических актов.

Действующие лица:

Лавриненко Татьяна Александровна, украинка, уборщица на рынке “Троещина”, скончалась 24 августа 2004 года от травм, причиненных взрывом.

Куделя Иван Петрович, украинец, уборщик на рынке “Троещина”, вследствие взрыва получил многочисленные осколочные ранения живота и груди.

Огородник Дмитрий Петрович, украинец, торговец на рынке “Троещина”, в результате взрыва получил ранение в область грудной клетки.

Евтух Галина Васильевна, украинка, торговец на рынке “Троещина”, в результате взрыва получила осколочное ранение в область туловища.

Тодорова П.Д., украинка, торговец на рынке “Троещина”, в результате взрыва получила осколочное ранение левой руки.

Колеух О.О., украинец, торговец на рынке “Троещина”, в результате взрыва получил осколочное ранение правой голени.

Чан Тхи Хиен, гражданин Вьетнама, торговец на рынке “Троещина”, в результате взрыва получил ранение в голову.

Сает Мохаммад Салим – гражданин Бангладеш, торговец на рынке “Троещина”, в результате взрыва получил ушиб правой голени.

Камран Калима Хан, гражданин Пакистана, торговец на рынке “Троещина”, в результате взрыва получил ранение в грудь.

Этих людей объединял труд. Они работали на рынке “Троещина”, работали достаточно тяжело, чтобы прокормить свои семьи. Работали, не обращая внимания на цвет кожи и национальность соседа. 18 августа 2004 года эти люди еще спокойно работали на рынке и ни о чем не подозревали. А в это время в центре Киева, в ресторане “Пузата хата” Швыденко, Савченко, Пастух и Значко разговаривали об иностранцах. В основном обсуждались идеи известного в Киеве то ли политика, то ли политтехнолога Дмитрия Корчинского о том, что Украине угрожает нашествие мигрантов с Востока, что они несут с собой болезни и криминал. И вообще, это способствует вырождению “белой расы”. В свое время на этих идеях Корчинский хотел “въехать” в Киевский горсовет и даже создал для этого организацию “Київська вежа”. Идея народной поддержки не нашла, и Корчинский переключился на другие политические спекуляции. Рассуждали молодые люди и о том, что им надоело прозябать в безвестности, пора сделать "что-то", чтобы о них заговорили. Чтобы создать политическую организацию, потом партию и так далее. Но для этого нужен первый и достаточно "громкий" шаг. И тогда возникла идея "наказать черномазых". Тем самым привлечь внимание к "проблеме" и к себе. Стали думать, в каком именно месте может быть больше иностранцев. На рынке, на Троещинском. Место трагедии было определено. В ходе разговора Пастух спросил у Швыденко, сможет ли тот изготовить взрывное устройство. Швыденко ответил, что сможет. Но предложил сделать два. На тот случай, если одно не сработает. Следует отметить, что вся компания увлекалась в свое время чтением книг типа "Поваренной книги анархиста", а Швыденко, будучи футбольным хулиганом, регулярно изготовлял петарды и хлопушки. Имелся у него и опыт изготовления боевых взрывных устройств, одно из них для пробы он взорвал в лесу под Киевом.

Составляющие для изготовления взрывных устройств найти было несложно. Из ассортимента хозяйственных магазинов и аптек вполне можно соорудить довольно мощную бомбу. Для дистанционного управления устройствами использовались два старых телефона "Эрикссон". Изготовлял устройства Швыденко. По его словам, он боялся, что на деталях телефонов после взрыва могут быть обнаружены отпечатки пальцев. Для того чтобы телефоны раздробило на мелкие части, он вставил во взрывные устройства гнутые металлические стержни. Именно таким стержнем была убита уборщица рынка Лавриненко. Возможно, объяснения Швыденко – это лишь попытка смягчить свою вину. Даже взрывнику-любителю должно было быть известно, что основные поражения при взрывах наносят именно содержащиеся во взрывных устройствах металлические предметы – дробь, металлические шарики, болты, стержни. Но пусть это останется на его совести. 20 августа взрывные устройства уже были готовы. Тогда же был разработан план проведения теракта. Оставлять пакеты с бомбами на открытом месте было опасно. Кто-нибудь мог бы полюбопытствовать содержимым и обезвредить их. Поэтому было решено бросить пакеты с бомбами в мусорные урны. Взрывы договорились произвести в конце рабочего дня, когда на рынке не будет покупателей, но еще останутся продавцы – ненавистные иностранцы. Тогда же было решено произвести взрывы одновременно – для большего эффекта. Однако все получилось несколько иначе.

20 августа около 17 часов Пастух и Швыденко с разных сторон зашли на территорию Троещинского рынка. Пастух заложил свою бомбу в одну урну, а Швыденко – в другую. Затем, отойдя на расстояние около 200 метров от рынка, Значко сделал звонок на телефон, присоединенный к взрывному устройству. Электрическая цепь замкнулась, и раздался взрыв. В это же время должен был взорвать свою бомбу и Пастух. Но с первого раза у него это не получилось, поэтому взрыв раздался позже. Затем террористы скрылись с места преступления.

По словам осужденных, они закладывали взрывные устройства в урны для того, чтобы пострадало меньше людей. Взрывная волна должна была уйти вверх, а не в стороны. Однако, помимо взрывной волны, существовали также и металлические стержни, которые почти неизбежно должны были кого-нибудь покалечить. Уборщицу Татьяну Лавриненко "гуманные" побуждения террористов не спасли от смерти. В ее обязанности входило выгружать мусорные урны, и пакет с бомбой взорвался в непосредственной близости от нее. Не спасло "человеколюбие" террористов и другие жертвы, получившие серьезные ранения. Уборщик Иван Куделя выжил после этого взрыва чудом. Он нес в руках свои вываливающиеся из брюшной полости внутренности. По иронии судьбы, больше всех от взрыва, направленного против иностранцев, пострадали украинцы. Впрочем, эффект от теракта все равно был достигнут. Свидетели рассказывали во время судебного заседания, что многие из работников рынка до сих пор боятся подходить к урнам, некоторые – уволились. Среди иностранцев, работающих на рынке, моментально распространилась информация о том, что в Киеве действует организация, охотящаяся за мигрантами. Троещинский теракт был успешным по всем позициям. Статья 258 УК Украины определяет террористический акт как "применение оружия, совершение взрыва, поджога или других действий, которые создают опасность для жизни или здоровья человека, или нанесение значительного материального ущерба или наступление других тяжелых последствий, если такие действия были совершены с целью нарушения общественной безопасности, запугивания населения, провокации военного конфликта, международных осложнений … или привлечения внимания общественности к определенным политическим, религиозным или иным взглядам". Был совершен взрыв, приведший к смерти человека и нанесению ущерба для здоровья целого ряда лиц. Взрыв был произведен с целью как запугивания, так и привлечения внимания общественности к "определенным политическим взглядам". Так что вряд ли стоит удивляться строгости приговора. Кстати, он был не максимально строгим. Согласно части третьей статьи 258, террористический акт при особо отягчающих обстоятельствах, если он привел к гибели человека, карается лишением свободы от 10 до 15 лет или пожизненным заключением. Судьи приняли во внимание юный возраст террористов и дали им не максимальный срок.

Приговор 16 августа – это прививка для украинского общества. Прививка болезненная, но необходимая. Хотя бы для того, чтобы страна никогда не испытала на себе ужаса 11 сентября.