Подъем

Российский батискаф с семью членами экипажа на борту, потерпевший аварию на Дальнем Востоке, самостоятельно поднялся на поверхность в 16.19 по местному времени в воскресенье, 7 августа. Предыдущие 6 часов английский глубоководный аппарат "Скорпион", оснащенный необходимыми манипуляторами, освобождал АС-28 от многочисленных шлангов, кабелей и тросов, которые удерживали его на 190-метровой глубине примерно с четверга (точное время возникновения чрезвычайной ситуации военные так и не обнародовали). Между тем, российские СМИ выяснили, что до нынешней неприятности на АС-28 произошел целый ряд инцидентов, которые руководство флота скрывало, и батискаф давно требовал ремонта…

После того, как винты российского аппарата были освобождены от рыболовецких сетей и перерезан стальной трос, приковавший его к 60 тонному якорю одного из подводных объектов Тихоокеанского флота, экипаж получил команду на аварийное всплытие. Подъем с почти 200-метровой глубины составил в итоге 3 минуты. Экипаж сам открыл люк батискафа, все подводники покинули аппарат без посторонней помощи.

Спустя несколько часов после того, как спасенные моряки оказались в военном госпитале в Петропавловске-Камчатском, Сергей Иванов рассказал журналистам некоторые подробности благополучно завершившейся операции. "В течение шести часов беспилотный английский аппарат "Скорпион" работал почти на дне. Он был с момента прихода в район спасательной операции, сразу же, не теряя ни секунды, наведен нашими подводными аппаратами "Тайгер", обладающими видеосъемкой, точно на место нахождения "Приза", и приступил к работе", – сообщил министр, передает "Газета.Ru". "За 6 часов он отрезал 5 тросов, причем самый большой из них был трос от рыболовецкого трала, брошенный браконьерами. Кроме этого, он перерезал много шлангов, кабелей", – рассказал Иванов.

По словам министра, самым напряженным для всех был момент, когда "все путы были устранены, а "Приз" еще не всплывал". Он отметил, что с экипажем поддерживалась постоянная связь и через нее была отдана команда продуть воздухом высокого давления носовую часть батискафа. "Около 2-3 минут "Приз" еще не двигался при внешнем отсутствии каких-либо дефектов. И вот через 2-3 минуты он оторвался и за три минуты поднялся на поверхность", – сказал Иванов.

"Там уже на баркасе ждали врачи, спасатели. Экипаж "Приза" сам открыл люк. Сказал, что ему не нужна медицинская помощь. Сам вышел на поверхность и был доставлен на госпитальное судно, где были проведены все первичные медицинские действия… Мы опасались, прежде всего, за две вещи. Это переохлаждение – потому что температура в последние 2,5 суток была не выше 5 градусов на борту аппарата. И боялись уже легкого отравления углекислым газом. Но, к счастью, этого не произошло", – подчеркнул Иванов.

Министр поблагодарил экипаж за проявленное мужество и стойкость, а всех, кто принимал участие в спасательной операции – за профессиональную и быструю работу. Однако благополучный исход операции, как дал понять Иванов, не означает, что по итогам этого ЧП не будет тщательного расследования – оно будет. "Все последние дни мы занимались только спасением. А разбор заплывов и погружений, конечно, будет проведен спокойно, но чуть позднее", – сообщил министр.

И, скорее всего, речь в ходе разбора пойдет о том, что российский ВМФ опять оказался не готов к спасению своих моряков. Правда, наученные историей с "Курском", военачальники не стали рисковать жизнями подводников и своей карьерой и достаточно оперативно запросили иностранную помощь. "Решения о привлечении иностранных специалистов принимались на уровне Главкомата ВМФ, который связывался со многими государствами, и многие государства звонили нам с предложением помочь", – отметил Иванов.

Решающей оказалась помощь британцев. Своими силами ВМФ, как сообщил Иванов, пытался справиться – старались освободить батискаф с помощью тралов, но результатов это не дало. Все, что удалось сделать – переместить АС-28 примерно на 80-100 метров в сторону ближайшей отмели, но дальше движение стало невозможно. Была попытка поднять батискаф вместе с удерживающими его на дне сетями, тросами и 60-тонным якорем акустической антенны ТОФ, но и она не удалась – АС-28 был приподнят на 30 метров, после чего начал сильно крениться. Руководство операцией дало отбой и этой попытке, а других было решено не предпринимать и полностью положиться на работу британского "Скорпиона". Только он мог перерезать удерживавшие батискаф тросы (рассматривался также вариант их подрыва, но, судя по тому, что даже как запасной такой вариант так и не начал готовиться, он был признан неприемлемым). С резкой тросов успешно и в заданное время справился "Скорпион". "Справились бы мы своими силами – это гипотетический вопрос", – туманно заявил Сергей Иванов.

Вскоре после успешного завершения спасательной операции министр обороны РФ позвонил своему британскому коллеге Джону Риду и поблагодарил его за помощь в спасении российского экипажа. О подробностях разговора двух министров РИА "Новости" сообщили в пресс-службе британского военного ведомства. В частности, Иванов сказал следующее: "Я хочу выразить мою глубочайшую благодарность и признательность. В течение шести часов команда спасателей работала без перерыва, чтобы спасти российский батискаф. Британцы пришли первыми и сыграли решающую роль, и мы это приветствуем. От имени семей семи спасенных моряков я направляю благодарность Королевским ВМС". В свою очередь, Джон Рид отметил, что британская сторона "была рада предоставить помощь". "Мы радуемся вместе с вами счастливому исходу", – добавил министр. Всего в спасательной операции принимали участие более 20 британцев, прилетевших на Камчатку. Это восемь специалистов по обслуживанию и управлению "Скорпионом", полицейские и представители посольства Великобритании в России. После успешного завершения операции специалисты с аппаратом вылетят на родину, куда прибудут, как ожидается, 8 августа.

Говорил ли Иванов с американцами – неизвестно. Как следует из заявления, распространенного пресс-службой главного штаба тихоокеанского флота ВМС США в Перл-Харборе (штат Гавайи), в спасательной операции принимали участие трое водолазов ВМС США. Они оказывали поддержку британской команде "Скорпиона". Кроме того, американский военный врач был одним из первых, кто осмотрел спасенных российских подводников. Трое водолазов и военврач прибыли на Камчатку в составе группы из 32 американских военно-морских спасателей, доставленных в субботу в Петропавловск-Камчатский военно-транспортным самолетом ВВС США с военно-морской базы "Норс айленд" под Сан-Диего. На этой базе располагается специальный отряд спасателей ВМС США для помощи потерпевшим аварию американским подводным лодкам.

Что касается самого батискафа, то он на одном из спасательных судов в ближайшее время будет доставлен на берег, где его обследуют специалисты. Очевидно, что комиссия по расследованию этого ЧП должна будет установить, в каком состоянии отправился в плавание батискаф, не было ли нарушений при подготовке его к плановому погружению, насколько грамотно действовал экипаж. После того, как расследование завершится, АС-28 будет отправлен на ремонт и модернизацию.

Между тем, СМИ выяснили, что до нынешнего инцидента на АС-28 произошел целый ряд инцидентов, которые руководство флота скрывало, и батискаф давно требовал ремонта. В частности, супруга капитана Вячеслава Милашенко Елена рассказала "Коммерсанту", что "Слава должен был в конце августа уезжать на год в командировку в Нижний Новгород на завод "Красное Сормово", где 28-й аппарат должен был проходить ремонт". "Он же давно уже аварийный, столько лет без ремонта... это просто первый случай, о котором доложили, – а так там и проводка уже горела, и чего только не было". "До нынешнего ЧП случались "тихие", известные только командованию да семье нештатные ситуации. "Приз" однажды горел под водой. Потом у него лопалось стекло иллюминатора. Был момент, когда чуть не утонули. Только чудом, спасибо Богу, всплывали живыми-здоровыми", – заявила Елена "Комсомольской правде". Елена опасается, что ее мужа обвинят в ЧП.

Отметим, что и нынешний инцидент пытались скрывать: батискаф блокировало на дне бухты в четверг, а широкая общественность узнала об этом лишь в пятницу. "В Петропавловске-Камчатском до сих пор никто не знает, кто была та женщина, которая в пятницу утром позвонила в редакцию местного "Радио-3", представилась "женой подводника" (но своего имени не назвала) и сообщила, что подводный спасательный аппарат "Приз" бортовой номер 28 с семью моряками (позже выяснилось, что один из них – гражданский, заместитель главного конструктора нижегородского ЦКБ "Лазурит" Геннадий Полонин) терпит бедствие в бухте Березовой. Информацию передали в эфир, через несколько часов факт аварии подтвердил камчатским журналистам некий источник в штабе дислоцирующейся на полуострове группировки сил и войск северо-востока России. После этого новость о происшествии с батискафом перестала быть секретом, и прилетевший в четверг на Камчатку из Москвы заместитель главнокомандующего военно-морским флотом России адмирал Михаил Захаренко уже не мог делать вид, что его поездка носит планово-ознакомительный характер, и начал активно скрываться от журналистов. Всему личному составу группировки также было приказано не отвечать ни на какие вопросы гражданских лиц, прибывающих на Камчатку", – отмечает "Коммерсант".