Чужие деньги

Если Совбез начинает обсуждать идею создания в Украине Агентства по инвестициям, то это означает, что проблема привлечения иностранных капиталов в Украину стала вопросом национальной безопасности. Через полгода после президентских выборов новое руководство страны вынуждено признать: "оранжевая" Украина, столь привлекательная для политиков, оказалась совсем неперспективной в глазах большого бизнеса.

Обеспечить приток в государство финансов из "сочувствующих" молодой демократии стран не вышло, хотя известно, что Виктор Ющенко эту задачу объявил приоритетной и сам многое сделал для ее реализации, лично обещая инвесторам стабильность и процветание Украины в каждой стране своего визита. Как финансист, Виктор Андреевич прекрасно понимает взаимосвязь политического признания с экономической подпиткой: чем выше реноме страны, тем более охотно в нее делают вклады. И на первых порах представители окружения президента с рвением взялись за дело привлечения больших денег. По очереди себя на этом поприще пробовали многие, начиная от госсекретаря Александра Зинченко и заканчивая министром иностранных дел Борисом Тарасюком. Потом тихо сваливали с этого опасного пути… В результате все "замкнулось" на Олеге Рыбачуке, который бодро вышел на освоение первого уровня — международной презентации Украины, целью которой было показать Западу, что они имеют дело с европейской страной, где бизнес может себя чувствовать уверенно и достойно. Но надо признать, что вице-премьер по вопросам евроинтеграции Олег Рыбачук с задачей не справился. Полугодовое турне Олега Борисовича по всем европейским (и не только) странам, в которых есть люди с тугими кошельками и интересом к Украине, оказалось приятной прогулкой для самого чиновника, но не принесло конкретной пользы для экономики страны.

Теперь уже можно честно признать, что европейского инвестиционного блицкрига не получилось. Как не получилось "открыть Украину" для иностранных "вкладчиков" на всемирном экономическом форуме с громким названием "мини-Давос". Потому что бизнесмены с мировым именем не реагируют на экспортный вариант инвестиционной политики, а смотрят, как обстоит дело с реальной экономической ситуацией. А она, надо признать, далека от идеальной. Первым тревожным сигналом для потенциальных доноров украинской экономики были реприватизационные списки, которые стали методом проверки бизнеса на лояльность. Колебания приватизационного маятника способствовали созданию обстановки, в которой проще действовать бизнес-спекулянтам, чем бизнесменам с мировым именем. Многократное уточнение приватизационных правил, причем сопровождавшееся громкими и не очень скандалами, явно напугало представителей мировой бизнес-элиты, так как достаточно четко свидетельствовало о том, что разговоры о пересмотре правил игры на приватизационном поле могут стать концепцией правительства.

Вряд ли подобные хаотичные движения государства в столь деликатной сфере могли улучшить инвестиционный климат. В результате уровень экономических рисков взлетел, а солидные инвесторы предпочитают не рисковать солидными же деньгами.

Поэтому был зафиксирован отток капиталов из нашей страны, поскольку серьезные предприниматели постарались вывести деньги с площадки, на которой можно торговаться, но нельзя стабильно и спокойно работать.

Чтобы исправить ситуацию, потребовалось честное политическое слово Президента. Так на свет появился Меморандум о гарантиях прав собственности. Впрочем, этот документ, подписанный Юлией Тимошенко и Владимиром Литвином, скорее насторожил, чем успокоил владельцев значительных капиталов. Потому что у любого нормального человека (а тем более у человека с деньгами) возникает вопрос: зачем подписывать разные меморандумы, декларации о праве на собственность, специальные соглашения, когда существуют законы и Конституция, где эти правила четко зафиксированы. И ничего больше не надо делать, кроме одного: эти законы выполнять. А обещание решать имущественные споры в суде свидетельствует о том, что до сих пор они решались по звонку, по личному указанию судье, кого "казнить", а кого "миловать", а не так, как это должно делаться в правовом государстве. И правового государства, которое решает приватизационные споры так, как указано в законе, а не так, как надо кому-то из власть имущих, тоже нет. Поэтому, если какой-то бизнесмен N, к примеру, захочет вложить свои пару миллионов в украинское производство, то ему вовсе нет надобности изучать законодательные нюансы этого дела. Он просто должен заручиться личной поддержкой кого-то из высоких чиновников, его обещанием, что та сфера, в которую он намерен инвестировать свой капитал, будет неприкосновенной.

Сейчас власть пытается всеми силами исправить положение: доработать законопроект о дооценке приватизированных ранее предприятий, честно и прозрачно провести конкурс по продаже "Криворожстали", успокоить российских олигархов. Но это все временные меры, которыми подменяется создание таких условий, в которых привыкли работать западные предприниматели. И самое главное — сдвигов не предвидится, потому что отсутствует разработчик и гарант национальной инвестиционной стратегии.

Любой серьезный распорядитель денег понимает: когда СНБО начинает делать работу Минэкономики, которое для серьезного предпринимателя является инвестиционным барометром, и создает при ведомстве Терехина структуру, которая будет заниматься "прозрачными, нормативными вопросами иностранных инвестиций", то это означает лишь одно — Министерство экономики не определяет правила игры, а является бесполезной рекламной игрушкой. Да, пожар можно потушить, но как уверить представителей бизнес-элиты, что других возгораний не будет?