Апгрейд

Чем ближе выборы, тем сильней желание потенциальных участников электоральной кампании сменить правила игры. Это уже традиция, поскольку похожие "телодвижения" фиксируются минимум раз в четыре года. Чтобы отдельным "непроходным" товарищам жизнь медом не казалась…Очередное обновление состоялось накануне выборов-2002, когда было принято решение поровну разделить парламент между партийцами и мажоритарщиками, и в эксплуатацию ввели смешанную систему выборов, так называемый вариант 50/50. А последний апгрейд избирательной системы относится к периоду президентских выборов-2004, когда схема выборов в ВР была усовершенствована максимально пропорционально: в рамках проекта конституционной реформы ВР проголосовала за "чистую пропорционалку". Отныне только партии и блоки имеют право подавать заявки на участие в электоральном тендере.

Однако это базовый вариант, так сказать, "костяк", на который еще предстоит нанизать "мясо". Поэтому приближающиеся выборы-2006 не стали исключением из общих правил подготовки электорального забега: в среду, 22 июня, парламент впервые попытался "потрогать" закон о выборах народных депутатов. До глобальных изменений – коррекции избирательного барьера – дело пока не дошло, но первый сигнал подан: 258 парламентариев в первом чтении поддержали изменения к избирательному закону. Отметим, что с первой попытки провести зачистку избирательного поля не получилось: Верховная Рада отклонила 4 варианта законопроектов, в которых предлагалось либо серьезно изменить избирательную систему, либо увеличить проходной балл для партий и блоков. Но пятая попытка оказалась более удачной. Сразу скажем, что речь пока идет о технической стороне электорального дела: как отметил автор проекта Юрий Ключковский ("Наша Украина"), данный документ не затрагивает политических интересов какой-либо из сил. Но поскольку от исхода операции "электоральная коррекция", по большому счету, зависит архитектура нового парламента и состав будущего правительства, то, надо полагать, техническим обновлением дело не ограничится. Что же все-таки удалось принять парламенту?

Первое. Детехнологизация. У многих разработчиков варианта изменений в закон о выборах еще свежи в памяти трудности, связанные с выборами президента. Главный аспект: куча технических кандидатов претендует на места в составе избирательных комиссий. Как известно, от состава электоральных "комиссионок" напрямую зависит исход кампании – один секретарь комиссии может сделать больше, чем 1 000 000 листовок с эмблемой партии. И пример выборов в Кировоградском округе №100 это наглядно показал. Поэтому, с подачи Ключковского, предлагается вернуться к практике механизма формирования комиссий 2002 года, чтобы избежать их "раздувания" за счет недееспособных кандидатов, которые будут вставлять палки в колеса "проходным" товарищам. Что такое опыт-2002? Все предельно просто: право на включение своего представителя в состав местных избиркомов имеют только партии и блоки, обладающие парламентским представительством. Есть у тебя фракция в ВР, значит, можешь смело подавать заявку на участие. Нет фракции – "нет и печенья", образно говоря. Учитывая такой подход, можно спрогнозировать старт процесса активного фракционного строительства. Помимо появления новых фракционных объектов, также начнут увеличиваться фракции проходных партий (убедительный пример – приток депутатов в НПУ Владимира Литвина). Кроме того, ни одно из нынешних фракционных объединений не погибнет, и чахлые фракции вроде "Демократических инициатив", получат шанс повысить свои акции. Исчезнуть с парламентской карты им точно не дадут. Сегодня в Верховной Раде работают 12 партийных представительств, значит, ровно такое количество посадочных мест в комиссиях уже, считайте, забронировано.

Второе. "А ты записался?". Еще одно новшество данного законопроекта – временное решение списочной проблемы. Почему временное? А потому что у ВР нет времени на принятие специального закона о регистрации избирателей. Напомним, что во время выборов президента в 2004-м именно составление списков стало "базой" для тотальных нарушений. По данным Комитета избирателей, около 30% всех избирательных списков было с неточностями, которые потом исправлялись через суды территориальными комиссиями. Но было поздно – поезд ушел. Как минимум 10% избирателей полгода назад не смогли сделать единственно правильный выбор: кто-то не нашел себя в списках и, плюнув, ушел домой, чья-то фамилия была неточно написана… В общем, почти три миллиона украинцев не участвовали в выборах из-за списочной халатности. Ситуация грозит повториться и на парламентских выборах, поскольку предлагаемый в законе механизм формирования списков, допускающий публичный контроль со стороны субъектов избирательного процесса, вряд ли поможет кардинально исправить ситуацию. Единственное, чего можно добиться таким образом, – серии списочных скандалов, когда лидеры будут обвинять друга в реестровых подтасовках. Иными словами, можно констатировать, что ликвидировать основания для списочных злоупотреблений не удалось. Официально – из-за нехватки времени. Неофициально, возможно, из-за желания воспользоваться предыдущими "наработками" в этой сфере, но уже для победы на парламентских выборах-2006.

Третье. Открепления. Еще одна болевая точка минувших президентских выборов. Использование открепительных талонов в первом туре избирательной кампании-2004 было всеми наблюдателями признано главным нарушением. Именно "талонные манипуляции" являются одним из самых эффективных средств по наращиванию процентов, и, по некоторым данным, во втором туре президентских выборов участвовало от 1,5 до 4 миллионов "открепителей". В принципе, прием использования голосов "мигрирующего населения" технологической находкой назвать сложно. Он был применен и накануне парламентской кампании-2002, когда КС ликвидировал институт прописки, и каждый мог голосовать там, где застал его электоральный день. Попытка остановить закон "карусели" предпринята и на этот раз, но слишком уж слабая. По словам авторов закона о внесении изменений, "предлагается сделать дополнительные шаги по упорядочению голосования по открепительным удостоверениям". В качестве дополнения предлагается предоставить открепительным талонам статус документов строгой отчетности, как бухгалтерским "платежкам", например. Кто является главным виновником в случае чего? Бухгалтер или, в нашем случае, глава комиссии. Таким образом, основной груз знаний и ответственности ложится на первые лица местных избиркомов. Они должны принимать и сдавать под личную ответственность набор открепительных документов: опись, протокол, отпечатки пальцев… Естественно, в таком случае особенно принципиальным становится ввод на ключевые "комиссионные должности" доверенных и опытных лиц, поскольку они становятся ключевыми игроками процесса контроля за "открепителями".

Четвертое. Домашние избиратели. Если вы больны, то вам урну принесут на дом. А если не больны… Все равно принесут, если заранее договориться с участковым и членом избирательной комиссии. На президентских выборах технология домашнего голосования тоже сыграла немаловажную роль, речь шла о дополнительных 2-3 миллионах голосов людей, голосовавших за пределами избирательных участков. В третьем туре, чтобы обрубить эту возможность, были приняты специальные поправки к избирательному законодательству, предлагавшие выход из положения: за вами приедет специальный транспорт и подвезет вас к участку, а потом доставит обратно домой. Но, откровенно говоря, это затратный и сложный в техническом исполнении метод, особенно учитывая рост цен на топливо. Шутка. А если говорить серьезно, то категория лиц, голосующих на дому, была установлена Конституционным судом – это люди, не способные самостоятельно передвигаться. Достаточно расплывчатое понятие, потому что если я, к примеру, вывихнула ногу, то я могу дойти до участка (при обострении гражданской сознательности), а могу и "забить" на выборы. Поэтому принятый в первом чтении документ предлагает расширить эти рамки, проведя градацию тех, кто не может передвигаться по причине инвалидности или дряхлости, и тех, кто временно оказался на больничной койке (упал, потерял сознание, очнулся – гипс, и прочие неприятности острого характера). Что даст такая сегрегация по физиологическому признаку? Почти ничего, потому что речь идет об очень деликатных категориях. Их практически нельзя "ввести" в законодательные рамки. И потом, иной пенсионер даст фору любому молодому избирателю. Поэтому речь идет всего лишь о показной жесткости в решении вопроса о домашнем голосовании.

Ну, и наконец, "новинка от Ключковского": автор закона предлагает усовершенствовать систему подсчета голосов и фиксации их в протоколах. Способ довольно "оригинальный" – расширить перечень ведомостей, чтобы усложнить возможность внесения в протокол недостоверных данных. То есть вся надежда на то, что недобросовестный "комиссионер" запутается в ворохе бумаг, а неопытный боец, наоборот, что-то внесет не туда, и таким образом, обнаружится "прокол". Какой делаем вывод? Обозначены проблемные зоны будущих выборов в парламент. Законодательный флер, которым пытаются их прикрыть, является только ширмой для электоральных манипуляций.