Европессимизм

К длинной череде желающих во что бы то ни стало помочь Украине на ее пути европейской интеграции с сегодняшнего дня примкнула наша юго-западная соседка по постсоветской коммуналке – Республика Молдова. В ходе встречи премьер-министра Украины Юлии Тимошенко с главой правительства Молдовы Василе Тарлевым тот сказал буквально следующее: "У Молдовы больший опыт евроинтеграции, и мы готовы помочь в этом Украине". Столь неожиданная новость открылась после замечания Юлии Владимировны о том, что Молдавия – "не только наши соседи, но и партнеры по движению в Европу".

История умалчивает, что подразумевал г-н молдавский премьер-министр, говоря о колоссальном опыте своей страны в общении с Европой (разницу между нашими государствами в этом вопросе найти весьма тяжело, если вообще возможно), но сразу стало легче. От сердца просто отлегло – уж с такой поддержкой "старушке" теперь никак не отвертеться!

Но она уже привыкла. И уверенно отбивается от инициативных кандидатов. 3 мая комиссар Европейского Союза по внешним связям и политике европейского соседства Бенита Ферреро-Вальднер в интервью агентству "Рейтер" прямо заявила, что Украине, Грузии и собственно Молдове рано подавать заявку на вступление в ЕС, поскольку эти страны могут получить на нынешнем этапе отказ.

Логика еврокомиссара при этом четка и прямолинейна. Революция – это, конечно, здорово. Она засвидетельствовала, что украинцы разделяют европейские ценности. Но этого мало. Одними ценностями сыт не будешь, необходимо подтягивать более конкретные сферы жизнедеятельности. "Оранжевая революция" была революцией, в ходе которой люди продемонстрировали, что они разделяют наши ценности, но теперь надо спуститься на землю", – сказала Ферреро-Вальднер. И брезгливо добавила: "Посмотрите на их экономику: там так много надо менять"…

10 мая ее слова еще более конкретно подтвердил председатель Европейской Комиссии Хосе Мануэль Баррозу. Он прямо заявил, что вопрос о вступлении в Евросоюз Украины и Грузии в данный момент не рассматривается. "Мы заинтересованы в углублении отношений с этими странами, это страны, безусловно, европейские. Но их вхождение в ЕС сейчас не на повестке дня", – честно признался он. Молдову при этом не упомянул. Возможно, просто забыл. В результате же г-н Тарлев рассказывает украинцам о своем евроопыте, любезно предлагая при этом братскую помощь.

По сути же, подобные заявления европейских чиновников прямо и недвусмысленно указывают на неперспективность означенных стран в зеркале расширения европейского сообщества на ближайшие годы. И, к сожалению, ни хорошая инициатива премьер-министра Молдовы, ни не менее добрые заверения наших более удачливых соседей-евроновичков из Прибалтики и стран Восточной Европы здесь вряд ли могут помочь.

И Министерство иностранных дел, похоже, это уже поняло. Спасение утопающих дело их собственных рук – видимо, так рассуждало наше внешнеполитическое ведомство, публикуя вчера устами руководителя своей пресс-службы Дмитрия Свисткова текст своего заявления, суть которого сводится к просьбе представителям Европейского Союза не вмешиваться в процесс принятия Украиной решения относительно подачи ею заявки на вступление в ЕС.

"Мы считаем, что решение о подаче заявки на вступление в ЕС является суверенным правом любого суверенного государства", – также заявил Свистков, комментируя процитированные выше слова Бениты Ферреро-Вальднер. Тем более что, "как не единожды подчеркивал президент Украины Виктор Ющенко, стратегическим направлением развития Украины является вступление в ЕС".

В общем-то, все логично и самое главное в соответствии с генеральной линией высшего руководства. Однако в результате получается, что мы, уподобляясь герою дилогии Ильфа и Петрова, по сути, требуем от европейцев не касаться своими грязными лапами хрустальной мечты нашего детства. То есть не мешать нам приобщаться к их дружной семье, вопреки ее желанию. Выходит как-то не интеллигентно. Не по-европейски.

Впрочем, вслед за этим г-н Свистков еще раз озадачил наблюдателей. "Не существует политической дилеммы – подавать или не подавать заявку. Вопрос в том, когда это делать", – резонно заметил он, при этом добавив, что "мы рассчитываем, что ЕС вместо сдерживающих советов и заявлений поддержит намерения Украины подать заявление на вступление в ЕС". То есть мы не отрицаем, что вопрос сроков остро стоит на повестке дня, но сразу же убедительно просим решить его в нашу пользу. Опять как-то некрасиво получается. "Бендеровщиной" попахивает.

Другое дело специальный вице-премьер-министр по вопросам евроинтеграции Олег Рыбачук, примерно сто дней назад заявлявший, что Украина подаст заявку на вступление в ЕС уже через полгода (и поддержанный в этом начинании президентом). 6 мая он прокомментировал заявление Ферреро-Вальднер следующим образом: "Я спокойно отношусь к заявлению комиссара Еврокомиссии по внешним отношениям Ферреро-Вальднер, которая призвала политиков ЕС воздержаться от спекуляций о членстве Украины в ЕС. Мы не готовы к вступлению", – сказал Рыбачук. Тонко и дипломатично. Зачем говорить о том, чего нет? А сейчас есть дела поважней – нужно выполнить обещание о превращении Украины в страну с рыночной экономикой за месяц-полтора.

И хочется верить, что в июне не окажется, что мы не готовы и к такому свершению. И Молдавия нам вряд ли в этом поможет.