Дуэль

Последние дни стали для Антимонопольного комитета (АМКУ) одновременно победными и тревожными. Вечером 24 марта переговоры АМКУ с руководителями компании "Western Union" завершились согласием последней с 1 апреля текущего года снизить тарифы на переводы денег из стран дальнего зарубежья. А 28 марта началась проверка комитета силами Генпрокуратуры. Между этими двумя датами глава АМКУ Алексей Костусев, который также является лидером политической партии "Союз", заметил за собой слежку и обнаружил признаки прослушивания телефона. Контрудар?

Вместо предисловия

"Воспитывая" заокеанских монополистов, Костусев действовал по "пушкинскому" принципу "он уважать себя заставил и лучше выдумать не мог". Его главным достижением, кроме практической стороны вопроса (снижения тарифов), стало то, что он заставил представителей американской корпорации считаться с украинским законодательством. Если раньше боссы "Western Union" не хотели даже слышать о каком-то АМКУ и его предписаниях, то весной начало четко просматриваться их желание сесть за стол переговоров и уладить все миром.

Мирный вариант решения вопроса выглядит так. "Western Union" соглашается с 1 апреля снизить тарифы на 40% на денежные переводы на сумму до 200 евро из Испании, Италии и Португалии, а Антимонопольный комитет закрывает дело против нее. Цена вопроса нешуточная: по данным АМКУ, сейчас стоимость услуг "Western Union" за перевод денежных средств из Испании составляет 17% от переводимой суммы, из Италии – 14,5%, из Португалии – 16,5%. Ранее (в сентябре 2004 года) Костусев добился от "Western Union" снижения тарифов на перевод из России более чем в два раза. В результате этого украинцы смогли сэкономить более $30 млн.

История конфликта

Попытки "прижучить" "Western Union" начались еще полтора года назад. Причем, АМКУ в этой ситуации оказался органом, к которому обратился другой государственный институт – Национальный банк. И не реагировать в силу своей законодательной компетенции он не мог. Напомню, как все развивалось.

Последние несколько лет Нацбанк неоднократно заявлял о слишком высокой стоимости денежных переводов, отправляемых по международным платежным системам. Однако все попытки заставить платежные системы снизить тарифы по-хорошему проваливались. В итоге, ранней весной 2004 года НБУ обратился к АКМУ с просьбой провести расследование возможной монополизации рынка денежных переводов. Этот факт опровергает расхожие домыслы о том, что Костусев "прицепился" к американцам по "наущению" их конкурентов или каким-то меркантильным соображениям. АМКУ был обязан прореагировать на сигнал Нацбанка. А прореагировав, борцы с монополизмом уже пошли по следу, как охотничьи псы. И таки своего добились.

Собственно, признаков нарушения антимонопольного законодательства в действиях "платежников" было всего два. Но оба яркие. Первый – крайне высокие тарифы международных систем на перевод денежных средств в Украину по сравнению с аналогичными операциями в развитых странах.

Второй – чрезвычайно жесткие условия, на которых с украинскими банками сотрудничают международные платежные системы. За рубежом распространена практика, при которой банки, становясь агентами международных платежных систем, выстраивают сети оказания услуг денежных переводов, навязывая торговым точкам свои требования. Именно этот факт раздражал банкиров и понудил их обратиться за поддержкой в НБУ, который, в свою очередь, переадресовал жалобы в АМКУ.

Ответный удар

Впрочем, год назад на победу государственного ведомства в борьбе с транснациональной компанией никто не верил. Хотя бы потому, что в России "Western Union" обжаловала решения аналогичного антимонопольного комитета в судебных инстанциях и осталась при своих финансовых интересах.

Кстати, еще недавно на подобную судебную тактику жаловался и Костусев. В начале марта он отметил, что в деле "Western Union" нет давления ни на председателя АМКУ, ни на сам комитет. Единственное, что, по его словам, волновало на тот момент – это стратегия защиты, которую избрала "Western Union". "Складывается такое впечатление, что компания старается затянуть это дело. Мы на эти проволочки не пойдем", – сказал Костусев.

Видимо, он ошибся. Вместо судебной тягомотины АМКУ получил "вырванные годы" проверок, слежки (интересно, кто это делает и на каком основании?) и других разновидностей давления.

По словам главы Антимонопольного комитета, удивляет сам характер проверки, которую ведет Генпрокуратура. Она касается не каких-то конкретных дел и фактов, а носит сплошной характер. В письме о проверке, подписанном, заместителем генерального прокурора Александр Медведько, перечислены фактически все направления работы Антимонопольного комитета, а в конце на всякий случай добавлено, что и этим перечень вопросов, которые проверяются, не исчерпывается. Не указаны сроки проверки. "На мой вопрос: "А в какие сроки вы планируете закончить проверку?" проверяющие ответили: "Да какие у нас могут быть сроки". Я это понял так: "Будем копать до тех пор, пока что-нибудь не найдем". То есть фактически речь идет не о соблюдении законности при осуществлении Антимонопольным комитетом своих полномочий, а о самой сути наших решений, которые носят сугубо профессиональный характер. При этом общеизвестно, что любое наше решение, если есть сомнения в его правильности, может быть оспорено в суде. Причем же здесь прокуратура?", – говорит Алексей Костусев. При этом он, по его словам, даже не хочет думать, что "кто-то вступил в борьбу против Антимонопольного комитета на стороне тех, против кого АМК ведет расследования и вынуждает снижать тарифы и цены. "Это была бы борьба против собственного народа", – отметил Костусев.

Интересно и другое. В регионах, как известно, в отличие от центра, не всегда утруждаются тем, чтобы хотя бы внешне соблюсти видимость объективности. Поэтому, при наблюдении за действиями местных руководителей многое выглядит более очевидным. Так, прокурор Донецкой области, не мудрствуя лукаво, напечатал в газете объявление: "Все, кто может сообщить негативные факты о деятельности территориального отделения Антимонопольного комитета, звоните по горячей линии, телефон такой-то". Неизбитая практика работы, не правда ли?

Политический аспект

Накал страстей вокруг АМКУ некоторые наблюдатели оценивают не только с экономической точки зрения, а и с политической. Возможно, все намного проще – нужно сделать вакантным кресло главы Антимонопольного комитета. Ведь только членов комитета 11, да еще 27 председателей территориальных отделений.

Костусев на это реагирует резко: "Что ж, я не держусь, как никогда не держался за свое кресло. Может, настал момент уйти с поста председателя. Но сделаю это не раньше, чем мы поставим точку в деле "Western Union", и не в тот момент, когда к нам пришла заказная проверка, какой не было за 12 лет существования комитета. В этих условиях я не могу бросить коллектив, не могу позволить, чтобы то, что создавалось годами, было скомпрометировано…".

Поставить точку в конфликте на сегодняшний момент могут лишь первые лица государства – президент и премьер. По словам главы АМКУ, он не обсуждал с правительством вопрос относительно "Western Union", однако убежден, что чиновники стоят на стороне АМКУ. “Для правительства Украины нет более важной задачи, чем беспокоиться об интересах украинцев, – говорит Алексей Костусев. – А мы как раз все и делаем, чтобы защитить право наших соотечественников платить за услуги наравне с европейскими гражданами. И не больше…".