Трудный выбор

На сайте президента до сих пор нет указа о назначении на должность секретаря Совбеза Петра Порошенко. И самого Порошенко нигде нет: в смысле, Петр Алексеевич никак не комментирует сложившуюся ситуацию. Пожалуй, это самая долгая кадровая пауза, поскольку даже Роман Безсмертный уже зачислен в кабминовский штат. Хотя именно он бурно реагировал на назначение Юлии Владимировны сначала и.о. главы Кабмина, а потом на ее кандидатский статус. А Петр Алексеевич переживал молча, хотя являлся самой реальной кандидатурой на пост руководителя нового правительства. И тут такой облом… Нелегко справиться с чувствами, особенно когда уже расписаны схемы действий на ближайшее время. Жаль, что их увидели раньше, чем Петр Порошенко получил назначение в КМ. А пост ответственного за безопасность – немного не то, чем привык заниматься Петр Алексеевич.

По сути, это было первое испытание команды Ющенко, большинство представителей которой на вопрос о кадровых пряниках отвечали хорошо заученной фразой: "Мне все равно, где работать, если Виктор Андреевич видит мое место в системе губернаторов (силовиков, секретарей), то там я и буду приносить пользу, трудясь на благо народа". Но оказалось, что между произнесением этой сакральной фразы и ее претворением в жизнь огромная дистанция. Что-то вроде кадровой пропасти. С Порошенко получилось нечто похожее: потенциальный совбезовец пока оценивает размеры разверзшейся под ногами бездны. Недаром же спикер Литвин, с которым у Порошенко отношения более чем деловые, сразу после появления трех кадровых указов нового президента сказал, что не все могут согласиться занять предложенные им кресла. Так и получилось.

Юлия Тимошенко уже сформировала Кабмин, Александр Зинченко подбирает сотрудников в свою канцелярию (между прочим, наводит справки о некоторых старожилах бывшего АП и намеревается сохранить отдельных профессионалов. В том числе и из пресс-службы, поскольку руководитель информационного департамента и пресс-секретарь Ющенко, скорей всего, будут занимать кабинеты в том же офисе, где работает Зинченко). А вот ситуация с Порошенко "зависла". Одни говорят, что он ушел в жесткий "отказ", другие утверждают, что все дело в помещении: Петр Алексеевич не хочет находиться в здании, чересчур уж удаленном от места дислокации президента Украины. Действительно, пост секретаря Совбеза очень специфический: тут все построено на личных контактах. У Владимира Горбулина, например, кабинет находился не слишком далеко от президентского. В результате, к главе государства не мог пройти ни один "неотфильтрованный" секретарем СНБО посетитель. А вот при Марчуке, который со своим "штабом" переехал на Кутузова, уже все было по-другому. Как говорится, с глаз долой – из сердца вон.

Петр Алексеевич рискует попасть в схожую ситуацию. Поэтому неудивительно, что он колеблется с принятием окончательного решения. У Порошенко все же есть выбор: оставаться главным парламентским бюджетником (как справедливо отметил спикер, этот пост стоит нескольких правительственных портфелей) или возглавить структуру, функции которой он до конца не осознал. Ну не видит себя Петр Алексеевич на этом месте, не понимает, как практически могут быть применены инструменты СНБО… Пока самым эффективным моментом воздействия остается личный контакт и взаимоотношения с президентом. Но сможет ли Порошенко их построить и стать "горбулиным" при Викторе Ющенко? Не уверен, особенно, если посмотреть, что получилось с контролем по кандидатурам силовых министров.

Предполагалось, что Петр Алексеевич в качестве кадровой компенсации может получить право согласовывать кандидатуры на пост силовых министров: глав МО, СБУ и МВД. Логично, учитывая задачи Совбеза. Однако, как показала практика согласования правительственного списка, лидер группы "Солидарность" не имел отношения к данным назначениям. Ни Александр Турчинов (креатура премьера Тимошенко), ни Юрий Луценко (социалист, который плотно дружит с группой "Разом"), ни, тем более, Анатолий Гриценко не могут считаться персонами, зависящими от Порошенко. А ведь силовые министерства тесно взаимосвязаны с Совбезом, и если нет хороших личных контактов с силовиками, то работа не заладится. В результате, есть риск, что СНБО превратится в некий придаточный орган: внешне весомый, но полый внутри. Что-то вроде дутого золота… В итоге, Порошенко рискует стать Марчуком-2, или просто человеком, которому нарезают задачи другие – начиная от президента и заканчивая премьером и главами силовых ведомств.

Уже почти понятно, что превратить СНБО в сверхструктуру, которая будет определять все, начиная от концепции системы безопасности до круга людей, посещающих кабинет №1, Порошенко не удастся. Пример с решением силового вопроса не в его пользу показал, как могут развиваться события: президент решил, все остальные – сделали. Исключение, возможно, составляет только Юлия Тимошенко, но это особый случай. После ее триумфального премьерского утверждения становится понятным, где будет находиться новый центр власти. Это явно не секретариат президента и не парламент, а именно правительство. На этом фоне роль СНБО, естественно, минимизируется – Совбез вред ли сможет стать "противовесом" Кабмину Юлии Владимировны, даже если очень постараться.

Причин тут две. У Петра Порошенко не тот склад характера, чтобы вести затяжные войны или интриговать против премьера. Не иезуитский характер, одним словом. Тут нужны личные качества Горбулина или Медведчука – вот тогда СНБО могло бы стать самостоятельным центром тяжести в новой системе власти, контролировать действия премьера, президента, прокурора, губернаторов. Кроме того, у Порошенко нет команды, которая могла бы помочь ему справиться на новом месте работы. Достаточно посмотреть на состав группы "Солидарность", чтобы понять, что специалистов в такой тонкой сфере, как нацбезопасность, там немного. Все больше серьезные коммерсанты и политики, которые привыкли к другим условиям работы. Иными словами, на роль "серого кардинала" Порошенко никак не подходит. Даже Роман Безсмертный соответствует ей куда больше, поэтому ему и не предложили этот пост.

Что же касается решения Петра Алексеевича, то он думает. В сложившейся ситуации для него есть как свои плюсы, так и минусы. Минусы: если Порошенко откажется от руководства Совбезом, то еще понятней станет, насколько остры противоречия в новой властной команде. Опять же, Петр Алексеевич рискует испортить отношения с главой государства, поскольку отказывается от должности, на которой, по мнению Ющенко, способен принести больше всего пользы. При таком раскладе бюджетный парламентский лидер дискредитирует себя как политик. В конце концов, все помнят громкие заявления Петра Алексеевича о том, что "мы идем строить новую власть не ради портфелей". Оказывается, все наоборот. В этом случае у Петра Порошенко формируется имидж карьериста и человека, который пришел в новую власть с корыстными намерениями. Фактически, Порошенко становится внутренним оппозиционером – со всеми вытекающими последствиями. Та же Тимошенко станет стараться снизить степень влияния потенциального конкурента, и у нее получится. Тем более что им придется сотрудничать по линии правительство – бюджетный комитет ВР.

Плюсы: Порошенко проявит себя человеком слова, политиком, для которого должности не играют существенного значения. В конце концов, из любого, самого завалящего кресла при умелом подходе можно сделать "конфетку". Например, СНБО при Горбулине и СНБО при Радченко – это две абсолютно разные структуры, хотя форма одна. При согласии Петр Алексеевич не выпадет из обоймы новой власти, и не испортит отношений с Ющенко. Он также сможет укрепить связку спикер – секретарь Совбеза, а это немало. Тандем Порошенко–Литвин уже способен на большее, чем просто "ограничение" самостоятельности нового главы правительства. В конце концов, не надо забывать о парламентских выборах-2006, партийном строительстве…

Стоит напомнить, что должность руководителя Совбеза является неплохой стартовой площадкой – это еще Марчук в свое время понял. Но не сумел воспользоваться… Петру Алексеевичу ничто не мешает изучить чужие ошибки и не повторить их. В любом случае, занимая этот пост он сможет добиться большего (если конечно он хочет), нежели сохранив за собой Бюджетный комитет в Верховной Раде, ведь у него в руках окажутся и финансовый, и информационный механизмы влияния и на силовые структуры, и на президента, которому силовики подчиняются.