Добыча киллера

В Москве убит очередной крупный бизнесмен. На сей раз жертвой киллеров стал близкий к мэру Юрию Лужкову коммерческий директор ОАО "Москэб" Феликс Нейман. По одной из версий предприниматель заплатил жизнью за выигранный его компанией тендер по перевозке пассажиров из аэропорта "Шереметьево-2" в город и область. Всего же до и после Нового года Россия недосчиталась почти десятка влиятельных деловых людей, расстрелянных в разных городах и по разным причинам…

Жизнь или тендер?

По данным прокуратуры Москвы, убийство Неймана произошло 11 января, примерно в 19:30, в районе Северное Бутово на улице Грина около дома № 24. От полученных ранений (как минимум трех пулевых) бизнесмен скончался на месте. Возбуждено уголовное дело по статье "105" УК РФ ("умышленное убийство"), которое никак не комментируют ни правоохранители, ни сотрудники "осиротевшей" компании.

Журналисты строят версии, ключевая из которых опирается на простой факт: 20 декабря прошедшего года компания "Москэб" выиграла тендер по обслуживанию пассажиров терминала "Шереметьево-2", который открыл специальную парковочную линию для их такси по фиксированной плате. Стоимость поездки из любой точки Москвы в "Шереметьево" на такси "Москэб" составляет фиксированную цену в 678 рублей. Обратная дорога, но уже с учетом конечного пункта, стоит от 900 до 1500 руб. Вместе с тем, частники и фирменные такси-конкуренты оказались в невыгодном положении, поскольку их услуги с "беспардонной" по размеру оплатой теперь пользуются меньшим спросом.

Вообще-то, ОАО "Москэб" работает в сфере таксомоторных перевозок в аэропорту "Шереметьево" с 2001 года. Причем это не основной его бизнес: только 40% от всех перевозок компании приходится на аэропорт. Те, кто бывал в Москве, наверняка запомнили "нейманские" такси, "косящие" под знаменитые лондонские кэбы. Автомобили компании отличаются строгой черной окраской и представляют собой последнюю модель лондонского такси "метрокэб" калининградской сборки.

В аэропорту "Москэб" присутствует вместе с четырьмя другими операторами (ООО "Голик", ООО "Вымпел-98", ООО "Голикс-М", ООО "Автотранс"). Однако именно "Москэб" выиграл тендер на право обслуживания пассажиров "Шереметьево-2". Им единственным удалось выполнить все требования, а именно – оснастить транспорт современным оборудованием, одеть водителей в форменную одежду и обеспечить единовременное нахождение на линии парковки не менее 10 автомобилей. Контракт с компанией был заключен на один год, с возможностью расторгнуть его в течение первых двух месяцев по инициативе администрации аэропорта, если компания не будет соответствовать всем критериям.

Впрочем, никто не сомневался, что контракт не был бы расторгнут как минимум до отставки нынешнего московского руководства. Ведь и сама компания "Москэб" была создана в 1998 году при участии правительства Москвы. Именно столичный мэр Юрий Лужков, вернувшись из деловой поездки по Англии, принял решение внедрить лондонские автомобили в московскую таксомоторную сеть. Распоряжение "Об организации выпуска автомобилей-такси "Метрокэб" на производственных площадях "Тушинского машиностроительного завода" за №1127-РП было подписано столичным градоначальником 25 ноября 1996 года. Одновременно с распоряжением и было создано ОАО "Москэб". Поэтому убийство Неймана, по основной версии, это не попытка воспрепятствовать реализации выгодного подряда, а явная акция по устрашению конкурентов.

Специалисты отмечают, что борьба за рынок таксомоторных услуг в российской столице ведется постоянно. 4 января на Комсомольской площади произошла массовая драка между водителями-частниками и водителями муниципального такси, в которой участвовало около 40 человек. Впрочем, вполне возможно, что лежащая на поверхности версия – ложная, а истинные мотивы смерти Неймана пока еще никто не угадал. Последние московские убийства доказывают, что мотивы иногда далеки от очевидных.

Каталог смертей

За несколько дней до убийства Неймана в Мосгорсуде началось слушание уголовного дела о похищении и убийстве гендиректора крупной строительной фирмы "Экодорстрой" Владимира Треля. На скамье подсудимых четыре человека. Как полагает следствие, они вынудили предпринимателя подписать некие документы, связанные с переуступкой прав на строящееся в подмосковном Троицке жилье.

Владимира Треля похитили 27 июля 2004 года из офиса фирмы "Экодорстрой", располагающегося в здании гостиницы "Салют" на Ленинском проспекте, 158. Через несколько часов предпринимателя привезли в деревню Боровое Торжокского района Тверской области и приковали цепью в бане. Как выяснилось, заказчиком преступления оказался один из отвергнутых деловых партнеров строительного магната. Пытками и угрозами он вынудил заложника подписать какие-то документы, касающиеся то ли фирмы "Экодорстрой", то ли переуступки прав на строящееся в подмосковном Троицке жилье (самая дешевая квартира стоит $50 тыс.). Милиция отыскала изувеченного предпринимателя, который отказался от показаний против своих мучителей. Прожил он после этого недолго: 27 сентября 2004 года его застрелили возле собственного дома на Ленинском проспекте, 74. Киллер поднял руку со скрывающим оружие полиэтиленовым пакетом и трижды выстрелил в жертву. Предприниматель рухнул на асфальт, а преступники тут же скрылись. Его маленькую дочку бандиты не тронули. За сутки до убийства Треля в собственном джипе был застрелен коммерческий директор крупной фирмы по производству пластиковой тары 30-летний г-н Фрязинов.

В последних числах ноября прошлого года был убит директор московского рынка "Теплый стан" Юрий Маркелов. Неизвестный преступник сделал в предпринимателя несколько выстрелов из автоматического оружия, после чего скрылся. Тело 37-летнего бизнесмена обнаружили жильцы подъезда в половине первого ночи. Милиция не сомневается, что смерть директора рынка связана с его бизнесом, как и случившиеся ранее аналогичные трагедии, жертвами которых стали директор Коломенского продуктового рынка "Новинка-торг" Василий Панов и директор рынка "Красносельский Клондайк" Олег Митрофанов вместе с 37-летней супругой и двумя детьми – 2 и 14 лет.

Следом за директором "Теплого стана" добычей киллера стал еще один московский бизнесмен, сын президента московского культурного центра "Дагестан" Буйдалав Гусейнов. Он был застрелен на Старой Басманной улице у дверей собственного офиса. Гусейнов вел весьма активную коммерческую деятельность, занимал должность замдиректора в строительной фирме, которую возглавлял его отец. Оба Гусейновых являлись учредителями десятка фирм, занимающихся операциями с недвижимостью, производством товаров народного потребления, переработкой сельхозпродукции. Они же владели несколькими магазинами и кафе, находящимися под охраной собственного частного охранного предприятия. Наконец, младший Гусейнов был одним из владельцев модного столичного клуба "Пропаганда", хотя официально не входил в состав учредителей. Пафосным развлекательным заведением мужчина занимался скорее по традиции, кафе было семейным бизнесом. Убийство коммерсанта явно связано с его предпринимательской деятельностью, и Гусейнова вполне могли "заказать" конкуренты. Компаньоны убитого утверждают, что недавно к Буйдалаву обратились дельцы с предложением продать помещение под офис. Возможно, речь шла именно о здании на Старой Басманной, возле которого и застрелили мужчину. На предложение о продаже Гусейнов ответил решительным отказом.

Вместе с убийством вице-президента самарского холдинга "Тадем" Олега Новикова, скупавшего автостроительные заводы, и расстрелом командующего Дальней авиацией ВВС России генерал-майора Константина Дементьева, указанные трагедии самые резонансные из нынче расследуемых заказных убийств предпринимателей. Увы, но, несмотря на режим "жесткой демократии" и усилившееся влияние власти на бизнес, выстрелы звучат в российской столице (как и в других промышленно важных городах) почти еженедельно. Услуги киллеров стали слишком востребованными, а устранение конкурентов превратилось в простой и рентабельный способ улаживания деловых конфликтов. Причем, и о конфликтах, и о возможных заказчиках правоохранители, как правило, узнают быстро. Но вот довести расследование до логического судебного конца удается редко. Поэтому список жертв капиталистической междоусобицы неуклонно растет.