Нелегальное положение

С сегодняшнего дня страна переходит на нелегальное положение. До дня выборов осталось меньше двух недель, и, поскольку у нас все теперь специалисты в области серого и черного пиара, то не надо объяснять, что все это значит. В последние десять-двенадцать дней, как правило, делается кампания. Наступило время ударной обработки "электоральных площадей", когда в ход идет все: начиная от тротиловых шашек с детонаторами и заканчивая созданием службы внешней разведки (СВР). Последний этап избирательной кампании сам по себе является мощным дестабилизирующим фактором. Но это еще не все…

После 31 октября в стране останется только три легитимных органа власти, правомерность и конституционность существования которых не вызывает ни малейшего сомнения. Речь идет о Верховной Раде, срок полномочий которой истекает в 2006 году, Верховном суде (ВС) – конечной инстанции для выяснения предвыборных отношений и Конституционном суде (КС) – единственном институте, имеющей право определять, что соответствует Основному закону, а что нет. Спикер Литвин, глава ВС Василий Маляренко и глава КС Николай Селивон – именно эти люди остаются на политическом "хозяйстве" страны.

После первого тура действующий президент утрачивает, как минимум, 70% своей легитимности, а премьер-министр, в случае выхода в финал выборов, становится чисто политическим игроком. Он же не может выступать в двух ипостасях: кандидат и глава правительства. В избирательном полуфинале Виктор Янукович играет лишь одну роль. Естественно, кандидатскую. Правда, есть еще Совет национальной безопасности и обороны. Вполне конституционный орган. Кстати, до сих пор почему-то не было проведено анонсированное заседание СНБО, которое должно быть посвящено рассмотрению влияния выборов на национальную безопасность. Наверное, еще обстановка не накалена до предела… Впрочем, легитимность Совбеза уже под вопросом. Его решения вводятся в действие указами президента. Если будет принято радикальное решение по избирательной тематике, то возникнут определенные проблемы с его исполнением.

Поскольку предвыборная ситуация развивается по заранее заданным, экстремальным параметрам, то массовых столкновений по технологии "стенка на стенку" уже не избежать. Виктор Ющенко открыто призывает студентов оказать давление на избирательные комиссии после окончания голосования, его главные оппоненты открыто намекают на то, что в столицу могут прийти шахтеры, силовые структуры на полную катушку задействованы в "антиреволюционных" мероприятиях. Поэтому можно с достаточно высокой степенью вероятности прогнозировать вариант замещения институтов представительской демократии (выборы) активной формой ограниченного волеизъявления (массовые выступления). Если выражаться менее замысловато, то команда Виктора Ющенко делает ставку на то, что официальные структуры, занимающиеся подсчетом голосов, не способны гарантировать реальный результат голосования. Недоверие к Центральной избирательной комиссии органически сочетается с четкой линией на дискредитацию основного конкурента – Виктора Януковича. Главные пункты обвинения: злоупотребление служебным положением, силовые методы ведения кампании, использование для противодействия Ющенко так называемых "технических кандидатов".

Если отвлечься от эмоций, которыми сегодня переполнены штабы двух кандидатов в президенты, то можно констатировать: четко сформировалось основное предвыборное противоречие избирательной кампании-2004. Электоральное противостояние между Ющенко и Януковичем почти не может быть разрешено легальным путем.

В любой кампании должна быть третья сторона, решение которой и определяет исход выборов. Попытаемся проанализировать, кто может сыграть роль "третейского электорального судьи".

Вариант первый: Центральная избирательная комиссия. Поскольку стратегия действий Виктора Ющенко априори базируется на фальсификации результатов голосования командой конкурента, то ЦИК изначально не вписывается в "третейскую схему". Пример: призывы собрать перед зданием, где заседают главные электоральные счетоводы, массу народа. Если есть доверие к Центризбиркому, то зачем это делать? Противостояние между ЦИК и массовкой Виктора Ющенко уже задано.

Вариант второй: международные институты. Прежде всего, имеются в виду зарубежные наблюдатели, представляющие ОБСЕ, УККА и другие организации, выводы которых важны для признания результатов президентских выборов международным сообществом. Команда Ющенко поддерживает эту разновидность "третейской схемы". Команда Януковича, естественно, нет. Если абстрагироваться от чрезмерной политизации данного вопроса ("Запад не должен нам указывать"), то использование одного лишь внешнего "третейского института" снижает ценность и, соответственно, легитимность победы одного из кандидатов. Закладывается "мина замедленного действия". На нее, конечно же, можно было бы наплевать. Но есть фактор России. Конфликт на уровне западных и эсэнгешных наблюдателей может пройти незамеченным в пылу внутренней предвыборной борьбы, однако затем это все всплывет в геополитической сфере.

Вариант третий: комиссия Верховной Рады по вопросам мониторинга реализации законодательства о выборах президента, возглавляемая спикером Владимиром Литвином. Теоретически она подходит на роль третьей стороны конфликта. Поскольку Владимир Михайлович не участвует в избирательной кампании, то он может выступать в роли "разводящего", стоящего над схваткой. Однако есть целый ряд "но":

· для утверждения решений комиссии необходимо набрать 226 голосов. Задача не самая простая, учитывая степень вовлеченности депутатов в полевые электоральные схемы;

· мониторинговый комитет Литвина может выполнять лишь "квазитретейскую" функцию, поскольку он вправе лишь констатировать: "да, выборы прошли с нарушениями действующего законодательства" или "нет, все было чисто". А кто будет реализовывать выводы временной комиссии? Она в состоянии сыграть роль важного, но не основного элемента глобального предвыборного "паззла". Допустим, если международные наблюдатели подготовят негативный вариант отчета о своей работе и если комиссия Литвина примет близкое по духу решение, то можно говорить о повышении степени легитимности модели, на которой пока настаивает Виктор Ющенко.

Вариант четвертый: Верховный суд. Как мы уже отмечали, ВС играет роль последней инстанции в разрешении предвыборных стычек. Его решения, вынесенные в пользу того или иного кандидата, являются окончательными и обжалованию не подлежат. Если по совокупности решений Верховного суда можно будет сделать вывод о том, что кампания прошла с нарушением закона о выборах, тогда возникнет реальная правовая основа для признания результатов голосования недействительными. Но опять-таки, ВС является пассивным институтом власти. Он не может самостоятельно, по своей инициативе, принимать решения. Должны быть соответствующие обращения субъектов избирательного процесса. Однако отменить выборы как таковые он не вправе.

Вариант пятый: Конституционный суд. Он может все. И даже больше. Конкретный пример: после первого тура начались массовые выступления, второй раунд провести невозможно. Какие действия в таком случае будут конституционными? И кто в состоянии разрешить ситуацию, следуя букве и духу Основного закона? Только КС. Естественно, если к нему обратятся.

Нетрудно заметить, что использование одного из возможных претендентов на роль "третейского избирательного судьи" (ВС, КС, комиссия Литвина, международные обозреватели, ЦИК) не приведет к разрешению базового предвыборного противоречия. Эти пять элементов легитимизации результатов президентских выборов необходимо выстроить в одну систему. Причем базовыми элементами "третейской схемы" являются комиссия ВР, ВС и КС. Только они могут предотвратить введение всеобщего нелегального положения.