Стратегия "большой дубинки"

Обстановка вокруг Южной Осетии, несмотря на все усилия, остается напряженной до предела. Договоренности, которые были достигнуты в Москве 14—16 июля в ходе работы Смешанной контрольной комиссии (СКК) по урегулированию грузинско-осетинского конфликта, разрядили ситуацию всего на три дня. Катализатором очередного витка напряженности стал "полуночный визит" в одно из грузинских сел, расположенных в зоне конфликта, президента Грузии Михаила Саакашвили. Осетинская сторона явно заволновалась и стала вновь допускать политические ошибки.

В воскресенье, 18 июля, ситуация начала обостряться. Грузинские полицейские в районе села Кехви задержали автомобиль "Газель", в котором были обнаружены снаряды и противотанковая установка "Фагот". Машина, которой управлял сотрудник министерства обороны самопровозглашенной республики Южная Осетия, направлялась из Цхинвали в соседний Джавский район. Эту новость прессе сообщил министр внутренних дел Грузии Ираклий Окруашвили, который отметил, что российские миротворцы всячески пытались помешать конфискации боеприпасов. "Исходя из происшедшего, можно сделать вывод, что российские миротворцы не контролируют ситуацию в Цхинвальском регионе. Я и раньше предлагал, и сейчас предлагаю им совместно контролировать регион. Однако они не согласны, и именно поэтому в ближайшее время все грузинские посты в регионе будут усилены дополнительными подразделениями внутренних войск", — заявил министр.

Подобное заявление Окруашвили послужило началом новых обстрелов грузинских блокпостов с южноосетинской стороны. В этот раз под массированный обстрел окрестностей попало грузинское село Тамарашени. Но и осетинская сторона утверждает, что грузинские войска обстреляли Цхинвали. По мнению же российских миротворцев, которые зафиксировали обоюдный огонь, причиной перестрелок стал инцидент с задержанием установки "Фагот". Следует отметить, что установка "Фагот" считается тяжелым вооружением, и нахождение оружия такого типа в зоне конфликта запрещено в соответствии с соглашением по урегулированию грузинско-осетинского конфликта от 1992 года. Сразу же после появления в Тбилиси информации об обстреле грузинского села президент Михаил Саакашвили принял решение отправиться в зону конфликта.

В ночь на понедельник, 19 июля, Саакашвили прибыл в сопровождении министров внутренних дел Окруашвили и государственной безопасности Вано Мерабишвили в грузинское село Эредви, где работает координационный штаб МВД Грузии. Президент ознакомился с уровнем готовности силовиков и встретился с местным населением. Затем Саакашвили встретился с прессой и заявил: "Я убедился, что население находится под надежной защитой. Задержанный накануне военный груз из Южной Осетии — противотанковая установка со снарядами типа "Фагот" — осетинам возвращена не будет. Это дорогостоящее оружие, у грузинской армии не было такого оружия, мы собирались приобрести его, но теперь в этом нет необходимости, так как оно попало в наши руки". Президент также отметил, что никто из местных грузин не собирается покидать свои дома. "Рано или поздно этот регион мирно и спокойно реинтегрируется в единое грузинское государство. Мы не собираемся осложнять ситуацию в Южной Осетии, не будем первыми предпринимать какие-то активные действия в этом направлении. Но ошибаются те, кто думает, что мы не будем предпринимать шаги для объединения и укрепления Грузии. На данном этапе мы пресекли передвижение контрабанды через Южную Осетию, этого вполне достаточно. Сейчас необходимо усилить Грузию в экономическом, политическом и военном плане. Каждый день работает на интересы нашей страны, это знают сепаратистски настроенные деятели в Южной Осетии, поэтому они пытаются втянуть нас в провокацию, но мы этого не допустим. Мы можем за один день закончить эпопею тех, кто попытается перейти в атаку на наши позиции, но мы не собираемся начинать боевые действия первыми", — заявил Саакашвили. Президент также подверг довольно резкой критике российских миротворцев и, в частности, их командующего Святослава Набздорова, подчеркнув, что миротворцы то и дело пытаются поддерживать южноосетинские власти. Саакашвили не обошел вниманием и тему "наемников" и заявил, что на территории Южной Осетии вновь находится несколько сотен казаков. "Видимо, они очень жаждут грузинской крови. Но мы их не боимся и уничтожим безжалостно", — сказал президент.

Однако в речи президента Грузии появились и новые нотки. Во-первых, Саакашвили уже не критикует официальную Москву, а, наоборот, всячески пытается подчеркнуть позитивную роль президента Владимира Путина. А во-вторых, президент, в отличие от своих предыдущих выступлений, не назвал сроков реинтеграции Южной Осетии в состав Грузии, заявив, что он "предпочитает не говорить о сроках, так как эта проблема довольно сложна".

Но заявления грузинского лидера и "визит под покровом ночи", естественно, вновь осложнили ситуацию. Теперь уже российский МИД обрушился с критикой на действия Саакашвили. Официальный представитель российского внешнеполитического ведомства Анатолий Яковенко заявил, что грузинский руководитель совершил визит в зону конфликта, не ставя в известность южноосетинскую сторону и командование российских миротворцев. И это вряд ли нормализует обстановку. По его словам, официальный Тбилиси в ходе заседания СКК, прошедшего в Москве 14—16 июля, подписал протокол, в котором подчеркивается необходимость "избегать любых действий и высказываний, способных дестабилизировать обстановку в зоне конфликта".

Москва не ограничилась только лишь заявлениями, и в Грузию вновь в авральном режиме прибыл посол по особым поручениям МИД России Лев Миронов. Российский спецпосланник, который большую часть последнего месяца провел в Грузии, организовал в Цхинвали очередной раунд переговоров в рамках СКК. Во встрече, которая прошла 19 июля, помимо Льва Миронова принимали участие государственный министр Грузии по вопросам урегулирования конфликтов Георгий Хаиндрава, министр по особым делам Южной Осетии Борис Чочиев. Cтороны обсудили процесс выполнения решений, подписанных в Москве. По словам Льва Миронова, четвертый пункт московского протокола предусматривает, что до полной разрядки напряженности работа СКК будет переведена на постоянную основу. Для этих целей стороны сформировали специальную рабочую группу, в которую вошли секретари частей СКК. От Южной Осетии — Леонид Тибилов, от России — Василий Корчмарь, от Cеверной Осетии — Мурат Тхостов, от Грузии — Гиги Кублашвили. По словам Льва Миронова, главная задача состоит в том, чтобы снять напряженность в зоне конфликта и не допустить начала боевых действий. "Отныне представители СКК будут вести постоянный мониторинг в конфликтной зоне и обсуждать имеющиеся проблемы 2—3 раза в неделю", — сказал Миронов.

Но большего сторонам достичь не удалось. Дело дальше взаимных обвинений так и не двинулось. Борис Чочиев обвинил Грузию в открытии незаконных постов и также раскритиковал действия грузинского президента Михаила Саакашвили, который, по его словам, "даже не соизволил предупредить российских миротворцев о своей поездке". В ответ Чочиеву пришлось выслушать довольно "жесткий текст" от Георгия Хаиндрава, который заявил своему южноосетинскому оппоненту, что президент Грузии не обязан согласовывать свои передвижения внутри страны ни с кем, тем более с представителями соседнего государства. Помимо этого, госминистр отметил, что переговоры, по его мнению, были безрезультатными. "Мы обсудили вопрос освобождения троих грузинских военнослужащих, захваченных осетинами 8 июля в конфликтной зоне. В настоящее время они находятся в тюрьме в Цхинвали. До тех пор, пока военнослужащие не будут освобождены, конструктивного диалога и быть не может. Что касается изъятого в зоне конфликта в минувшее воскресенье оружия — установок "Фагот", то этот вопрос не входил в тему сегодняшних переговоров. Это оружие было ввезено незаконно, и полицейские поступили правильно, изъяв его", — заявил Хаиндрава.

По неофициальной информации, Лев Миронов проводит постоянные встречи с президентом самопровозглашенной республики Южная Осетия Эдуардом Кокойты, с тем чтобы разрешить вопрос с пленными. Наблюдатели уверены, что российский спецпосланник сможет убедить Кокойты освободить пленников, но вряд ли это сможет разрядить обстановку в зоне конфликта. Причина таких скептических прогнозов аналитиков — твердое решение Тбилиси разобраться с южноосетинской проблемой. Это предположение вполне обоснованно, так как ни одна из сторон не выводит и пока даже не собирается выводить дополнительные воинские формирования, которые были переброшены в зону конфликта. Уже очевидно, что Тбилиси не ослабит давления на Цхинвали. Сценарий, разворачивающийся вокруг Южной Осетии, уже во многом напоминает батумские события, когда Тбилиси то наращивал, то ослаблял "прессинг" против Аслана Абашидзе до тех пор, пока у аджарского лидера просто не выдержали нервы. Однако в случае Южной Осетии первый же "прокол" Кокойты, скорее всего, послужит для Тбилиси причиной начала крупномасштабной военной операции против цхинвальских властей.

То, что Тбилиси ищет причины для начала военной кампании против Южной Осетии, подтвердилось 20 июля, в ходе выступления президента Саакашвили на первом заседании новоизбранного Верховного Совета Аджарии. "Если на территории Цхинвальского региона нельзя поднимать грузинский флаг в рамках существующих соглашений, подписанных Шеварднадзе в 1992 году, то я готов денонсировать эти соглашения. Мы не намерены снимать блокпосты и выводить подразделения внутренних войск из зоны конфликта. Мы помним, к чему привели подобные примеры в Гаграх и Сухуми. Если Грузия выведет свои подразделения, командующему российскими миротворцами в зоне грузинско-осетинского конфликта генералу Святославу Набздорову ничего не остается, кроме как зафиксировать границу, аналогичную той, которая есть на реке Ингури (административная граница Грузии с Абхазией). У наших спецслужб имеются все документальные свидетельства того, что в Цхинвальском регионе работает российская военная разведка. У нас есть аудио- и видеосвидетельства, есть все документальные материалы. Более того, у нас есть свидетельства того, что именно сотрудники российской разведки организовали и провели операцию по задержанию 43 грузинских полицейских. Именно российская военная разведка организовала показательное коленопреклонение грузинских полицейских на площади в Цхинвали. Грузинско-российские отношения должны основываться на взаимоуважении. Мы приветствуем российские инвестиции в грузинскую экономику. Мы готовы тесно сотрудничать с Россией в борьбе с терроризмом, сотрудничать в международных организациях. Но наша дружба и предел наших уступок заканчиваются там, где речь идет о национальных интересах Грузии и ее территориальной целостности", — заявил Саакашвили.

Теперь уже никто не сомневается, что Михаил Саакашвили жаждет небольшой победоносной войны, которая должна будет окончательно сформировать его высокий политический авторитет. Однако следует отметить, что в 1992 году Эдуард Шеварднадзе начинал войну в Абхазии с такими же мыслями, но ситуация сложилась по-иному, и именно проблема Абхазии стала главной причиной начала конца знаменитого политика ХХ века…