Неуправляемые страсти

Отстаивать свои политические интересы граждане могут на выборах органов власти, поддержав ту или иную политическую силу. Для представителей политических сил участие в выборах стало выражением их готовности к взятию ответственности на себя за проведение декларируемой политики в условиях конкуренции. То, что представительская демократия, – когда большинство граждан делегируют свои полномочия, а сами не участвуют в управлении жизнью социума, несовершенна, – на Западе поняли давно.

Поэтому там большое внимание уделяют развитию элементов гражданского общества, которое предусматривает непосредственное участие граждан в организациях, выполняющих функции управления обществом, которые раньше безраздельно присваивала, узурпировала государственная бюрократическая машина. Но вот этих самодеятельных общественных организаций у нас нет. И западная помощь в этом нам не поможет, поскольку, как только гранты на поддержку этих организаций исчезнут, исчезнут и вскормленные ими организации (хотя прикормленные грантоеды останутся). Нельзя опыт устоявшихся зрелых самодостаточных государств переносить на опыт стран с неразвитым внутренним рынком, которые волей судьбы попали в мировой поток, и в которых еще не созрели предпосылки для новой организации общества.

В современном мире выборы государственных органов власти превращаются в свою противоположность, в механизм снятия ответственности с большинства граждан, принимающих участие в голосовании (тем более не принимающих), за проведение политики, устраивающей этих граждан. Особенно это касается жителей постсоветских стран, которые привыкли, что их участие в политической деятельности заканчивается участием в выборах раз в 5 лет, на которых от них ничего не зависит – за них уже все решили, и выходом на ежегодную демонстрацию. Посмотрите, сколько у нас желающих постоянно заниматься отстаиванием своих политических интересов, т.е. членов политических партий. И вам сразу станет ясно, что говорить о политике, как и о футболе, могут все, а вот заниматься этим "неблагодарным" делом могут единицы. Как не оглушать массы потоком информации, где трудно отличить правду от лжи, а приучить их к постоянной, рутинной работе по отстаиванию своих гражданских прав – основному механизму демократизации любого общества.

Всеобщие выборы президента в нашей стране напоминают выборы директора рынка покупателями, где покупателям надо, чтобы товар подешевле был, а продавцам – чтобы крыша была над головою. Поэтому очень логичным выглядит стремление субъектов политической деятельности взять в свои руки определение своих будущих перспектив, т.е. выбор президента, на котором пока завязано слишком много. Но хочется расширения возможностей и ограничения зависимости от прихотей одного человека, что как раз и предусматривает парламентская модель устройства власти.

Народу нужен не президент как должностное лицо системы власти. Народу нужен козел отпущения, на которого они смогут вешать все шишки, или икона, на которую будут молиться, приписывая ей все достижения, как существующие, так и несуществующие. Мы обвиняем своего президента во всех грехах и недоработках в нашей жизни, начиная от грязи в подъезде, работы городского транспорта и заканчивая коррупцией в высших эшелонах власти. Поскольку большинство из нас отстаивать свои интересы на различных уровнях, т.е. заниматься политикой, не будет, не холопское это дело. А политикам нужен верховный арбитр, который устанавливает правила игры и следит за порядком. Назначенный со стороны и не признанный этой элитой грозит перевернуть устоявшийся порядок. А ей есть, что терять.

Президента и депутатов парламента у нас выбирают на различных основаниях. Если мы и дальше будем избирать президента не в парламенте, мы закладываем потенциальную возможность рассогласования политической воли парламента и исполнительской власти, представленной президентом. Это обрекает нас на хаотическое или медленное продвижение из-за разногласий различных ветвей власти и зависимость от внешних влияний. Мы не даем власти возможности консолидироваться, чтобы начать согласованные действия. Однозначно гарантировать сложно, что это немедленно приведет к положительным результатам. Но перспективы у нас следующие. Или мы будем продолжать стоять на месте и дергаться в различные стороны, как тот двухголовый тяни-толкай, что, честно говоря, больше соответствует нашему менталитету. Или когда-то же надо нам взрослеть и начинать изменять себя, учиться совершать поступки и брать за них ответственность.

Прошедшие в парламенте бои "а ля Кличко" показали умение одной стороны добиваться своего, несмотря ни на клинчевание, ни на запрещенные приемы (типа поломки дорогостоящей аппаратуры) другой стороны. Но спорт только модель жизни, в парламенте ставки гораздо больше, чем в боксе, и бои длиннее. Тут на один удар надеяться нечего, надо все время доказывать свое преимущество. Чего так нервничать, впереди новое голосование, где 300 голосов еще надо будет собрать. Или предчувствие того, что они обречены, протестующих не обманывает?

Детская страсть к разрушению – это способ познания мира. Но не слишком ли дорого могут обойтись Украине эти детские развлечения и попытки отдельных политиков повзрослеть? Понятно, что людям, только пришедшим в политику и надеющимся получить все и сразу, присущи эти детские наклонности. Страстями не управляют, им подчиняются, но уж слишком большая ставка на кону. За долгую историю мы обрели возможность, во многом благодаря не своим усилиям, а благоприятно сложившимся обстоятельствам, иметь свою государственность. И нежелательно было бы, как это уже, к сожалению, бывало в нашей истории, подвергать ее такому серьезному испытанию, как проверка на прочность, стремясь вместе с нынешним режимом разрушить и всю вертикаль Власти. К чему это приводит, объяснять не надо, благо "хозяева мира" стараются всех обеспечивать примерами, к чему приводит исчезновение института Власти в стране (если нам своего опыта мало) и каких усилий по его восстановлению это стоит.

Парламентские страсти уже улеглись, а очередное грязное пятно на имидже "белого и пушистого" осталось. Вначале "донецкие" постарались, теперь "наши". Кое у кого может сложиться впечатление, что они действуют сообща или по одному утвержденному плану. Само же окружение Ющенко развеивает мифы о его способностях как успешного руководителя. Он становится заложником своих экстремистов. Это классический пример того, как хвост виляет собакой. Когда дело доходит до конкретных действий, неспособность убедить и повести за собой своих сторонников вызывает сомнения в лидерских качествах "вождя". Если он своих людей не может удержать не то что в рамках приличий, а в рамках законных действий, то как он собирается управлять остальными, среди которых буйных тоже хватает.

Приоритеты политических лидеров, возглавляющих структуры власти и пытающихся занять их место, различаются. Эффективность политической силы определяется не только достижением программных целей, но и текущими средствами и методами ее достижения. Для претендентов, главная задача – это возможность завоевать власть в свои руки, для реализации своих "благородных" намерений. Проведение действий по реализации своей программы происходит одновременно с действиями по преодолению сопротивления других политических игроков. В ходе борьбы за власть вполне может произойти, пользуясь психологической терминологией, "сдвиг мотива на цель", когда задача завоевания власти подчиняет себе все остальные задачи. При этом способы борьбы со своими противниками закрепляются в стиле деятельности и распространяются на другие сферы. Результатом этого становится потеря доверия масс к декларированной программе, и тогда она начинает реализовываться теми же принудительными способами. И практика воплощения первоначальных идей может полностью очернить их благородство: из поклонников Божьих заповедей получаются инквизиторы, из коммунистов-идеалистов – сталинский режим, из столпов демократии – империя, порождающая Зло по всему миру, силовым навязыванием своего мировоззрения как "единственно верного учения".

Современное общество представляет собой быстро изменяющийся мир, в котором постоянно меняется соотношение сил политических субъектов, что приводит к нелинейности исторического процесса, его прерывности. В условиях продолжающегося взаимодействия различных политических субъектов достижение промежуточных целей не гарантирует выполнения конечных целей в связи с изменившейся расстановкой сил. К тому же политическая деятельность субъектов ограничена временными рамками, обусловленными существующим устройством общества. Поэтому не существует абсолютных побед, выигрыш всегда временен и относителен, промежуточные итоги не бывают "окончательными". Поэтому так важно уметь сдерживать эмоции и сохранять лицо в любой ситуации. Иначе, своей немощью и детской непосредственностью такие политики сами дискредитируют те ценности, проповедниками которых выступают.