Яблоко раздора

Вопрос о подчинении ФГИ вышестоящей государственной институции не раз обсуждался в стенах парламента и за его пределами. Возможно, потому что главный приватизационный орган формально находится под контролем парламента, его бывший глава Александр Бондарь настаивал на подчинении своей структуры главе государства, а нынешний Михаил Чечетов готов повторить прошлогоднюю попытку подчинить ФГИ Кабмину. Ясно одно: без решения этого принципиального вопроса Фонд будет жить "неузаконеным" 13-й год подряд…

Проект закона "О Фонде государственного имущества Украины" рассматривался в парламенте неоднократно. Последний раз это было 7 марта 2002 года: тогда депутаты не согласились с предложением Леонида Кучмы вывести ФГИ из-под контроля парламента и сделать его подответственным Кабинету министров в вопросах, связанных с управлением объектами права государственной собственности. За принятие закона с учетом замечаний президента проголосовали лишь 122 депутата при необходимых 226. За год до этого, в июле 2001 года, парламент частично передал Фонд госимущества в подчинение Кабмину (в вопросах управления государственной собственностью), но установил, что Фонд по-прежнему является подотчетным и подконтрольным Верховной Раде. После этого президент применил право вето к данному закону. В результате до настоящего момента деятельность Фонда регламентируется временным постановлением Верховной Рады, принятым еще в 1992 году.

Комментируя прошлогоднюю неудачу с голосованием по закону, наблюдатели отмечали отсутствие возмущения со стороны как ФГИ, так и Кабмина. Дело в том, что тогдашний глава ФГИ Александр Бондарь был последовательным противником перехода под "правительственную крышу". В одном из интервью, датированном февралем 2001 года, он высказался на этот счет довольно резко: заявил, что считает наиболее приемлемым подчинение своего ведомства президенту. Бондарь, вообще, не стеснялся регулярно называть себя "человеком президента", и, как полагают знающие люди, считал этот фактор более действенным в решении всевозможных проблем, чем принятие профильного закона. Но свое естественное пожелание относительно переподчинения ФГИ он объяснил красиво: тем, что Верховная Рада, как и ранее, не согласится с подчинением Фонда госимущества Кабмину, а президент, в свою очередь, не согласится с подчинением фонда Верховной Раде. "Иметь закон на сегодняшний день можно при условии подчинения фонда президенту", – сказал он тогда. После этого, с ведома и поощрения ФГИ был внесен проект народного депутата Алексея Костусева (ныне председателя Антимонопольного комитета), предлагавший компромисс: подчинение Фонда президенту с одновременной подотчетностью парламенту. Не могу точно вспомнить, как именно произошло, что проект не стал законом, но причина этого не вызывает сомнений: Александр Николаевич не учел в тот момент "фактора влияния Ющенко".

Премьер-реформатор сумел добиться вынесения Кабмином официального законопроекта о Фонде госимущества, в соответствии с которым ФГИ будет подчинен и подконтролен Кабинету министров и подотчетен Верховной Раде. Дескать, и волки сыты, и овцы целы. Правительству удалось сохранить такую формулировку на фоне критики в адрес приватизационного ведомства за продажу Запорожского алюминиевого комбината компании "АвтоВАЗ-Инвест", против которой выступало правительство. Уже после отставки ющенковского кабинета проект был принят, но, как сказано выше, ветирован главой государства.

И вот, начался новый этап межвластного согласования. Кабинет министров готов вносить в парламентские комитеты законопроект о ФГИ, предусматривающий его подчинение себе и подотчетность Верховной Раде. Похоже, что данная формулировка будет не сильно отличаться от предложенных ранее, во всяком случае, по сути. Однако, по подсчетам наблюдателей, у нынешнего законопроекта гораздо больше шансов на принятие, чем у предыдущих. Можно предположить, что ФГИ все же обретет профильный закон, где в крайнем случае вопрос подчинения будет вынесен за скобки: с тем, чтобы рассмотреть его в качестве "дополнения и изменения" позднее.