Спикер-телепат

Спикер Владимир Литвин продемонстрировал умение читать мысли президента. Он сосредоточился и понял: глава государства откажется от идеи создания двухпалатного парламента и в окончательном варианте изменений в Конституцию, доработанном под патронатом президента, проблема бикамерализма будет снята. Если экстрасенсорные способности не подвели Владимира Михайловича, то возникает достаточно серьезная проблема.

Однопалатная организация законодательного органа власти, на чем настаивает и оппозиция, и Литвин, вряд ли совместима с чисто пропорциональной избирательной системой. Мы, конечно же, не можем претендовать на столь глубокое, как у спикера, знание субъективных планов президента, но все же рискнем предположить: без двухпалатности не будет "пропорционалки". Во всяком случае, это достаточно вероятный вариант развития событий. Леонид Кучма неоднократно подчеркивал, что выборы на партийной основе возможны только в том случае, если "политпорывы" нижней палаты будут сдерживать солидные члены Палаты регионов (сената). Есть, правда, электоральная модель, в которой нетрадиционно (для Украины) сочетается пропорциональная избирательная система с мажоритарной. По форме это "списочные" выборы, но с привязкой к местности, когда избиратели знают членов партии в лицо. Если отбросить частности, то речь идет о модернизированной модели действующей, мажоритарно-пропорциональной системы. Именно она станет основой системы сдержек и противовесов в однопалатном парламенте.

Вряд ли разработчики президентского конституционного законопроекта упустили из виду тот факт, что проведение чисто партийных выборов в 2006 году может привести к трудно прогнозируемым последствиям. У политтехнологов уже стало аксиомой следующее утверждение: проконтролировать мажоритарщиков гораздо легче, чем выстроить игру партий и политических блоков. Тут уж полной гарантии никто дать просто не может. В стране существует примерно 5-6 партий с развитой организационной структурой и достаточными финансовыми и медиа-ресурсами, однако просчитать расклад мест в будущем составе ВР можно только с очень большой погрешностью. Таким образом, отказ от бикамерализма одновременно приведет к отказу от пропорциональных выборов. Во всяком случае, вероятность такого двойного отказа очень высока. Или, как вариант, в переходных положениях Конституции будет записано, что пропорциональная система реализуется в недалеком будущем в комплекте с двухпалатным парламентом. А вообще складывается впечатление, что разработчики проекта политической реформы изначально решили использовать эффект "белого зайчика". Этот феномен хорошо известен журналистам: в текст статьи изначально "забивается" ошибка, видная невооруженным взглядом. Редактор с радостью ее замечает, исправляет и с чувством выполненного долга успокаивается. При помощи такой методики удается "протолкнуть" другие, важные для автора мысли.

Спикер Владимир Литвин также однозначно утверждает, что единого законопроекта, согласованного между депутатами и президентом, не будет. По его словам, будет проект от парламента и проект от главы государства. Владимир Михайлович тонко, но неуклюже намекнул, что в результате проектный спор будет решать Конституционный суд. По версии спикера выходит, что парламент направит в КС свой вариант конституционных поправок, а глава государства – свой. И бедные конституционные судьи станут решать, какой из них "зарубить", то есть признать не соответствующим Основному закону. А если КС признает оба варианта модернизации Конституции? Кто тогда будет решать этот спор? И зачем, спрашивается, в таком случае нужна согласительная комиссия ВР, которая должна все согласовать на этапе внесения проекта на рассмотрение сессионного зала?

Не исключено, что Литвин просто не владеет нужной информацией. Например, один из сопредседателей этой комиссии стесняется подойти к главе государства и спросить, что же, в конечном счете, нужно Леониду Даниловичу? Может быть, Владимир Михайлович все же поможет согласовывать различные точки зрения, а не строить догадки насчет возможных действий главы государства…