Апрельские тезисы

В конце марта – начале апреля в Киеве может состояться заседание группы ведущих экспертов Украины, России и Германии, в ходе которого будут обсуждаться вопросы функционирования международного газотранспортного консорциума. А буквально вчера Франция официально изъявляет желание стать четвертой в этой дружной "околотрубной" компании…

О том, что тема газотранспортного консорциума стала уникальной подмогой для Украины в "решении вопросов" со строптивыми западными соседями, стало ясно в середине февраля, когда страны-члены FATF охотно согласились с отменой санкций против нашей страны, введенных из-за того, что мы якобы плохо боролись с отмыванием денег.

Теперь откровенные заявления от потенциальных участников консорциума следуют одно за одним. Например, во время визита министра иностранных дел Украины Анатолия Зленко в Германию его коллега Йошка Фишер предложил в ближайшее время провести заседание трехсторонней рабочей группы (как было сказано – с целью ускорения процесса создания трехстороннего союза по управлению нашими газотранспортными системами). А члены немецкой группы по созданию консорциума – государственный секретарь министерства экономики Аксель Герлах и председатель правления акционерного общества "Рургаз" Бургард Векам посетовали вслух, что до сих пор не встречались с украинскими и российскими коллегами. На следующий день с премьер-министром Виктором Януковичем встретился посол Франции в Украине Филипп де Сюремен: выйдя из кабинета главы украинского правительства он недвусмысленно заявил, что его страна, в частности, крупнейшая компания Gaz de France, заинтересована в приглашении ее к реализации проекта по созданию международного газотранспортного консорциума. И что именно этот вопрос обсуждался в ходе его встречи с премьером. Посол подчеркнул, что управление ГТС – "это проект, который имеет европейский масштаб, и вам понятен наш очевидный интерес к реализации этого проекта, поскольку снабжение Европейского Союза и, в частности, Франции газом в большой мере зависит именно от украинской газотранспортной системы. Вопрос газового транзита является для нас вопросом выживания".

Через 24 часа на заявление Сюремена отреагировала российская сторона. Временный поверенный по делам Украины Российского посольства в Украине Алексей Сазонов сказал журналистам, что и сама Франция с точки зрения потребления газа – очень перспективная страна и для Украины, и для России. Отвечая на вопрос журналистов – по какому принципу будет перераспределяться участие новых партнеров и не повредит ли это паритетным договоренностям между Украиной и Россией, Сазонов заметил, что контрольного пакета на руках не будет ни у кого. И что "понижая долю своего участия одновременно, обе страны могут удержать паритет и привлечь очень заинтересованные на Западе страны. Сколько, кому, в какую долю – трудно сказать, но это вопрос переговоров об участии третьей, четвертой и пятой стороны в этом консорциуме".

Подобные заявления со стороны россиян показывают, что они по-прежнему не собираются отдавать нам 50% +1акция, как того добивается правительство и президент Украины. Более того, по сведениям, которые есть в распоряжении редакции, как российских участников, так и западных интересует лишь один из трех так называемых коридоров: трубопроводы "Прогресс" и "Союз", которые идут через Закарпатье. Причем, интересует это "Рургаз" и "Газ де Франс" в прямом смысле слова кровно.

Дело в том, что по сведениям российских органов, занимающихся контролем за финансовыми потоками, все расчеты с европейскими потребителями (а это около $30 млрд. в год) "Газпром" проводит через купленный в 1996 году венгерский банк "Atalanos Ertekforgalmi Bank", а схема поставок голубого топлива в Западную Европу предполагает наличие в экспортной цепочке т.н. "венгерского звена". Однако, по конфиденциальной информации, венгерские компании, которые покупают российский газ приблизительно по $100 за 1000 м. куб. и перепродают его на Запад по $120-150, уже давно являются совместной собственностью "Газпрома" и его западных партнеров – французов и немцев. И прибыль от разницы в цене они делят соответственно.

Конечно, ни в российской, ни в западной прессе на эти темы практически никто не пишет, но осведомленные источники указывают на некоторые малозаметные непосвященным детали. Например, когда осенью 2000 года пышно отмечался 25-летний юбилей сотрудничества "Газ де Франса" с "Газпромом" (на котором между делом было подписан протокол о прокладке газопровода в обход Украины), один из заместителей Вяхирева бросил фразу, что у нас с французами, дескать, никогда не бывает конфликтов по поводу раздела прибыли. Примерно то же самое было вскользь сказано на праздновании 75-летия "Рургаза". К слову, "Рургаз" является собственником пакета акций "Газпрома", оцененного по разным прикидкам в 5 – 8%. А зампред немецкого газового концерна Бурхард Бергман входит в совет директоров "Газпрома".

Все эти многолетние деловые контакты "Газпрома" с западными покупателями, подкрепленные пресловутыми посредническими фирмами "общего пользования" для раздела прибыли, создают реальную угрозу того, что при распределении долей в консорциуме Украину попытаются "кинуть". Никто не спорит, что нынешний характер политических отношений как между странами, так и между президентами находится на "высшей точке согласия" (если верить словам Владимира Путина). Однако, дружба дружбой, а деньги врозь: в любой конфигурации (с Германией, с Францией, без нее) Украину может устроить только один вариант – 50%+1 акция. Поэтому апрельские переговоры представителей Украины, России и Германии станут для всех участников заседания группы экспертов испытанием на прочность.