Танцы с координатором большинства

Политолог Виктор Небоженко умеет разговаривать на "птичьем языке", понятном узкому кругу специалистов. Это когда собеседники "сидят в теме", и им нет нужды объяснять друг другу очевидные (для них) вещи. Однако журналисты ценят Виктора Сергеевича не только за это. Он может быть "генератором идей", которые способен излагать просто и доступно. Вот поэтому мы и решили слегка "подпитаться" политологической энергией Небоженко.

– Виктор Сергеевич, Анатолий Толстоухов (фракция НДП) стал третьим по счету координатором парламентского большинства (после Леонида Кравчука и Александра Карпова). Почему выбор пал именно на него, ведь в большинстве есть гораздо более сильные и влиятельные фигуры?

– Это довольно сложный вопрос. На самом деле выбрали такую фигуру, которая, с одной стороны, соскучилась по "свету", по публичности, привыкнув в свое время к управлению. Таких у нас в парламенте сегодня человек десять-пятнадцать. Они все считают себя достойными занимать высокие посты, имеют большой опыт в политике и административной деятельности. К их числу относится и Толстоухов. Я лично ничего против него не имею, но проблема не в нем, а в парламентском большинстве (ПБ), которое боится признаться в том, что оно – большинство, и не имеет программы своей деятельности, системы управления.

В настоящее время никто не хочет быть ни в большинстве, ни в меньшинстве. Вот такая парадоксальная ситуация. Тот, кто остается в меньшинстве, должен одевать на себя "форму" оппозиции и действовать соответственно. Например, тем или иным способом саботировать парламент, а, значит, не выполнять свои лоббистские функции.

Поэтому трудно представить себе конфигурацию, когда в большинстве будут "Наша Украина" и "Регионы Украины", а "трудовики" и социал-демократы окажутся в оппозиции. Я уже не говорю о том, что такой расклад сил – фантасмагория, а не политика. Тем более, что традиционная оппозиция, в том числе и национал-демократическая, тоже продемонстрировала, что она не может существовать без доступа к Кабинету министров, администрации президента, СМИ. Оппозиционеры тоже хотят стать участниками рынка лоббистских услуг. На мой взгляд, лидер "большевиков" может появиться, но он будет лидировать ровно настолько, чтобы, не дай Бог, ему не удалось организовать большинство.

Проблема Толстоухова заключается в том, что многие руководители фракций ПБ – обеспеченные люди, имеющие доступ к политическим, экономическим и медиа-ресурсам. Представить себе ситуацию, когда он будет отдавать им приказания, что-то требовать от них – очень трудно. Получится весьма забавная картина…

Анатолий Толстоухов мог бы попытаться организовать управление большинством с помощью "посредничества". Например, выступить в роли "посредника" между руководителями фракций ПБ и спикером Верховной Рады. Но это невыгодно ни лидерам фракций, ни Владимиру Литвину, который тут же увидит в таком координаторе соперника, поскольку два человека станут претендовать на один и тот же пакет голосов. Координатор большинства в таком случае будет пытаться работать на его же "политической площадке", и межличностный конфликт неизбежен.

Анатолий Толстоухов может попытаться утвердиться в своей новой роли, выступая в качестве посредника между правительством и парламентскими группировками. Но это приведет к возникновению новых проблем. Любой депутат прекрасно понимает, что резко возрастет цена решения конкретного вопроса, поскольку появляется дополнительное звено в виде лидера ПБ.

– А, может, спикер мог бы сам стать лидером большинства?

– Этого не произойдет, поскольку в этом случае председатель ВР автоматически вступает в конфликт с каждым, кто причислит себя к оппозиции. А сегодняшняя работа с Верховной Радой предполагает руководство всем парламентом. Это если бы у нас действовала пропорциональная избирательная система, то в таком случае лидер самой большой фракции мог бы говорить: победителю, мол, достается все. Но в нашей ситуации, когда у нас партии исчезают и появляются, координатор большинства не может быть сильным. Иначе он рискует разрушить свое политическое будущее. А Толстоухов достаточно честолюбив, соскучился по власти. Он станет пытаться руководить виртуальной реальностью.

Еще раз подчеркну: никто в парламенте не хочет быть ни в оппозиции, ни в большинстве, и все решения будут носить ситуативный характер. В таких условиях Толстоухову будет очень трудно стать ньюсмейкером. Да и фракция (НДП), которая его выдвинула, сегодня, несмотря на наличие в ней оригинальных и сильных депутатов, практически не имеет веса по сравнению с большими и крупными группировками.

Сильные политики не решились "засветиться" в качестве координатора большинства, поскольку в таком случае им пришлось бы находиться на "танкоопасном" направлении. Это примерно то же самое, что заниматься сельским хозяйством во времена ЦК КПСС. И, я думаю, у лидера большинства Толстоухова очень быстро наступит если не отрезвление, то, по крайней мере, некое политическое одиночество, потому что опираться на НДП нельзя, так как она недостаточно сильна. Выяснять отношения с Литвиным – опасно, а требовать дисциплины от лидеров фракций – это вообще губительно для политической жизни. Я уже не говорю о попытках представлять интересы большинства в администрации президента или в Кабмине: подобный авантюризм будет пресечен в течение суток.

– С координатором большинства понятно. Давайте разберемся, какие наметились направления изменения конфигурации этого большинства.

– Мне кажется, что трансформация ПБ зависит от двух вещей. По экономическим законам будет возникать ситуативное большинство. Никакого принципиального большинства не будет. А вот по неким стратегическим моментам (допустим, отношение к политической реформе) будет формироваться большинство. Другими словами, внутри пропрезидентских фракций может возникнуть два "мерцающих" большинства. Несмотря на наличие лидера, ПБ не будет формализовано. Именно наличие лидера, как это ни пикантно, позволяет снимать проблему границ большинства. Координатор большинства будет каждый раз вынужден делать хорошую мину при любой игре. При любом результате журналисты смогут подходить к лидеру ПБ и говорить с ним, а он будет рассказывать, что сегодня, мол, к нам присоединилась та или иная фракция. Или, наоборот, та или иная фракция сегодня отошла от ПБ, но вы же видите – голосование-то прошло. Я думаю, что внутри пропрезидентское большинство будет разделено на два лагеря: на тех, кто тяготеет к социал-демократам, и тех, кто тяготеет к Виктору Януковичу. Но проблема заключается все-таки в том, что тот, кто сформирует настоящее большинство, на самом деле будет делать президентские выборы. При том, что сегодня тяготение как к старой модели большинства, которое формируется на основании плохо понятных планов социал-демократов, так и к модели, когда ПБ создается вокруг победителя (то есть, возле премьера как распределителя реальных благ) является вполне понятным как с человеческой, так и с политологической точки зрения, реальное большинство будет создано по другому принципу. Но настоящее большинство (я имею в виду реальное ПБ, не зависящее от голосований или тяготений) будет связано с той группой фракций и политиков, которые поставят на того или иного кандидата в президенты. И чем ближе будут выборы, тем сильнее это большинство будет проявляться, не скрывая своей ориентации.

– Что касается ставок: утверждение программы правительства будет, наверное, формой такой ставки?

– Да, утверждение программы правительства будет некоей заявкой, в первую очередь, на долгожительство самого правительства. Надо отдать должное: мы видим, что КМ решил идти осторожными шагами. В любом случае, все, что делает правительство, сравнивается с пиаровским монологом Виктора Ющенко: "Я боролся с олигархами и я отдал людям зарплаты". Любое правительство вынуждено бороться с этими двумя мифами. Как оно это сделает – покажет время. И в этом смысле программа деятельности КМ не выдерживает, грубо говоря, пиаровских критериев и уровня, достигнутых Ющенко. То есть, скромное предложение КМ поднять на четверть зарплату или избавить всех от долгов – это все-таки не та основа, на которой потом можно развивать мощный президентский проект. Значит, мы имеем дело либо с частью работы, либо с неким слишком низким стартом.