Санкции подкрались незаметно

Случилось то, о чем мы предупреждали на протяжении последних шести месяцев: Украина стала второй страной мира после Науру, против которой Международная группа по борьбе с отмыванием денег FATF ввела санкции. Это произошло, несмотря на создание финансовой разведки, принятие антиотмывочного законодательства и робкую попытку решить проблему дипломатическим путем. Самое парадоксальное, что Нигерия, которая шла с нами в "паре", санкций избежала.

Человеческий фактор

Совершенно очевидно, что главным мотивом, которым руководствовались в FATF, был политический. Не случайно, информация о том, что санкции введены, первым делом появилась на страницах американского "филиала" “Financial Times" еще вчера под названием "Ukraine fails to meet deadline on passing money laundering law". Плюс ночью об этом узнали заокеанские банкиры и начали тщательнейшую инвентаризацию украинских транзакций. Наконец, об этом шепотом говорили в американском посольстве в Украине.

С другой стороны, нельзя не признать, что угроза введения санкций никогда не рассматривалась отечественными должностными лицами всерьез. И в то время, как россияне изо всех сил ублажали экспертов, проводя публичный аудит своих банков, принимая драконовские законы и арестовывая олигархов, наши "бойцы отмывочного фронта" подсчитывали, сколько денег можно получить из Парижа. Всех вдохновляла информация, что американцы выделили Комитету финансового мониторинга РФ (КМФ) только на первом этапе $3 млн. на обустройство. Сколько ссудили другие любознательные структуры – те же FATF и Egmont Group, категорично сказать трудно. Но, по слухам, речь идет о десятках миллионов долларов. Справедливости ради надо заметить, что КМФ провел агрессивный и трудный закон “О противодействии легализации доходов, полученных преступным путем”, научился выдавливать информацию из самых скрытных бизнес-империй и вообще многому научился. В то время как украинская финансовая разведка, по данным проверки Генпрокуратуры, не делала практически ничего. Видимо, желая поиграть в игру "утром деньги – вечером стулья".

Кстати, с подачи некоторых умников, которые поспешили внести в уши первому лицу страны лихую новость, что "с FATF можно получить несколько миллионов долларов, нужно только их правильно об этом попросить", 13 мая 2002 года был сделан довольно оригинальный выбор кандидатуры главного финансового разведчика. На должность руководителя департамента финансового мониторинга был назначен профессиональный дипломат Алексей Бережной, никакого отношения не имеющий к борьбе с отмыванием дурно пахнущих доходов. Главный аргумент в пользу подписания указа о его назначении звучал так: "он владеет английским языком и умеет вести переговоры с международными организациями о предоставлении финансовой помощи". Поэтому злоязыкие парламентские шутники описывали круг обязанностей господина Бережного так: приехать в Париж, зайти в кабинет исполнительного секретаря FATF Патрика Мулетте, сказать "Je ne mange pas six jours. Я не ел, сами понимаете, сколько…", забрать деньги и быстренько домой.

Не исключено, что Алексей Николаевич в глубине души понимал, что просто так денег ему никто не даст, и потому даже не пытался их просить во время своих нечастых визитов за кордон. Так же он не торопился создать единую информационную систему и не обеспечил ведения банка данных по легализации доходов, полученных преступным путем. О чем говорится в материалах проверки, осуществленной, как уже было сказано, Генпрокуратурой. Зато добросовестно сочинял рапорты, в которых сообщал об успехах нашей делегации ("четырех мушкетеров" из Минфина) на каждой из сессий FATF.

На Западе, наверное, очень удивились, прочитав в украинских СМИ, что только благодаря заслуге руководителя нашей делегации на парижском форуме FATF 9-11 октября, госсекретаря минфина и шефа "финансовой разведки" введение санкций было отсрочено на месяц. Кстати, такой же "испытательный срок" дали тогда и Нигерии. Создавалось ложное впечатление, что за "чернокожих проказников" тоже похлопотал Алексей Николаевич.

Как важно быть серьезным

Еще менее понятно, почему бывшим правительством была распространена идея, что стоит принять закон – и вопрос о санкциях отпадет сам по себе. В то же время, никто не обращал внимания на формулировку решения октябрьской сессии FATF о том, что нужно принять законодательство, соответствующее международным стандартам. Потому что неправильный закон FATF не нужен: в Нигерии, которая разделяла с нами кандидатство на санкции, закон об отмывании действует уже с 1995 года. И снова украинские чиновники с депутатами пошли по граблям: приняли документ, к которому у международных организаций и экспертов было несколько принципиальных замечаний. По техническим причинам мы не сможем показать нашим читателям оригинал официальных замечаний, зато имеем возможность явить миру тот их вариант, который был вброшен в сессионный зал в четверг. Но сначала небольшое пояснение.

Официальная версия украинской делегации, которая ездила в Париж: FATF требовала дополнить статью 12 принятого закона положением о том, что условиями для проведения внутреннего финансового мониторинга являются "иные обстоятельства, которые дают основания считать, что финансовая операция проводится с целью легализации (отмывания) денег".

Вместе с тем "Версиям" стало известно, что смысл требований "международных антиотмывальщиков" сводился к нескольким пунктам. Во-первых, прописать независимый статус финансовой разведки. Во-вторых, расширить положения, которые касаются дальнейшей судьбы операций, попавших под подозрение разведки. Например, в структуре Главного управления по борьбе с экономическими преступлениями (ГУБЭП) МВД РФ с этой целью было создано оперативно-розыскное бюро, где работают над материалами, поступающими из Комитета финансового мониторинга. Так вот, создать специальное бюро, занимающееся расследованием крупных финансовых преступлений, россиянам пришлось, под давлением FATF. В Украине же борьба с отмыванием денег, согласно новому закону, заканчивалась в момент выявления "стремной операции", но поскольку в законопроекте ничего не сказано о правах и полномочиях силовиков, можно только предположить, что они будут делать с полученной от департамента информацией.

В-третьих, FATF не устраивал размер операции, попадающей под мониторинг (по их мнению, он был завышен). Единственным обязательным условием постановки на учет финансовой операции является ее сумма – свыше 100 тыс. грн. наличкой и 300 тыс. грн. безналом. В мире принято отслеживать суммы от $10 тыс. безналом и $20 тыс. налом. Наконец, их не устроило, что порядок постановки на учет операции устанавливается Кабинетом министров, а не конкретизируется законом. Плюс еще целый ряд мелких замечаний.

По непонятной причине в пожарном порядке был вынесен проект изменений, которые никак не могли повлиять на критическую оценку принятого закона. К проекту прилагался отчет о возможных санкциях за подписью господина Бережного, никаких документов от FATF в парламент не поступило. Впрочем, даже если бы и они и поступили, народным избранникам недосуг был бы их читать, поскольку они были заняты более интересным делом: блокированием работы сессии. Короче говоря, никто ничего не принял. Возможно, еще и потому, что в зале прошел слух, будто совершена подмена рекомендаций FATF и депутатов хотят заставить проголосовать за не розданный и не увиденный ими воочию проект. Действительно, стопки отпечатанных листочков с законопроектом бдительные тети из секретариата упорно не выдавали под предлогом наличия в тексте грамматической ошибки.

Черные дни

Не удивительно, что, взглянув на весь этот ералаш и посоветовавшись с американцами, FATF принял решение наказать нас по всей строгости. Все операции в иностранной валюте украинским банкирам придется вести исключительно через центробанки соответствующих государств и Нацбанк Украины. В связи с этим у нового председателя НБУ Сергея Тигипко будет колоссальный объем работы. Вместе с тем среди санкций пока не фигурирует закрытие всеми коммерческими банками стран, входящих в FATF, корсчетов украинских банков.

Кроме того, в Европе и США будет трудно расплачиваться кредитными карточками, эмитированными в Украине. Наконец, перед заключением сделок с юридическими и физическими лицами из Украины консультативные компании должны предоставлять информацию о том, кто является реальным владельцем этих компаний. А кому приятно, чтобы его учредителей знали поименно.

Персонально для украинских политиков, может быть введена мера, которая предусматривает информирование FATF и Egmont Group о наличие в том или ином финансовом учреждении счетов "сильных мира сего". Непредоставление списка или его существенное отличие от "оперативных данных" Egmont Group могут повлечь за собой дополнительные проблемы.

По сравнению с которыми, мелочами выглядят такие пункты, как затруднение процедуры открытия филиала в государствах-членах FATF (США, Канада, Великобритания, Германия, Бельгия, Франция, Нидерланды, Бразилия, Испания, Швейцария, Швеция, Мексика, Австрия, Дания – всего их 29). Для Украины данный момент неприятен еще и тем, что через полгода в FATF вступит наш главный экономический и политический партнер – Россия – и тоже будет вынуждена ограничивать контакты с ними.

Что же касается отмены санкций, то для этого нужно, по меньшей мере, начать делать правильные шаги, принимать требуемые от нас законы, наладить работу финансовой разведки, а также постараться уладить свои противоречия с американцами по "кольчужной теме".