"Камерная" живопись

Звезды благоприятствуют археологам. Что-то такое случилось в природе, видимо. Или История решила поделиться с нами толикой своих тайн. Словом, хоть все бросай и нанимайся землекопом в археологическую экспедицию. Или заняться частным коллекционированием? А что? Вот в одной из частных коллекций обнаружен саркофаг, принадлежавший, как полагают, брату Иисуса. А сотрудники Херсонесского заповедника получат возможность изучать историю города по надписям.

Французский ученый Андре Лемэр заметил на саркофаге, принадлежащем частному коллекционеру, надпись на арамейском языке, датируемую 10-70 годами н.э. Начертано было: "Иаков, сын Иосифа, брат Иисуса". Исследователь убежден: есть все основания полагать, что в саркофаге покоится брат Иисуса Христа Иаков, сообщает агентство Интерфакс.

Упомянутые имена были распространены в тогдашнем Иерусалиме, однако их сочетание дает основание полагать, что речь идет именно об описанных в Евангелии личностях. Кроме того, упоминание брата на саркофаге умершего говорит о том, что именно он был хорошо известен, считает французский ученый. Иаков упоминается в Новом Завете несколько раз как брат Иисуса Христа, который возглавил христианскую общину после распятия брата. Считается, что именно ему первому явился воскресший Иисус.

Редактор американского журнала "Библикэл аркеолоджи ревью", опубликовавшего результаты этого исследования называет оссуарий Иакова самой важной находкой в истории новозаветной археологии и почему-то полагает, что она чрезвычайно важна для понимания Библии.

Находка украинских археологов не настолько сакральна. Но тоже весьма интересна. В Херсонесе Таврическом раскопки ведутся давно; между тем, время от времени удается обнаружить что-то весьма интересное. Так совсем недавно рядом со свежеотстроенным собором Святого Владимира была найдена цистерна для воды. Почти квадратная цистерна (примерно шесть на пять с половиной метров и с двумя колоннами) глубиной около шести метров располагалась, как полагают, в весьма богатой херсонесской усадьбе, построена, по предварительным данным, не раньше пятого века и дважды перестраивалась. Как рассказала "Версиям" ученый секретарь Национального заповедника "Херсонес Таврический" Елена Кленина, находка – большая неожиданность. Археологи, вообще-то, были убеждены, что раскапывают центральную площадь. А тут – на тебе.

Оказывается, подобных цистерн в мире почти не находили. А такой маленькой вообще нет нигде. Так что она представляет интерес, так сказать, в чистом виде – как своеобычный артефакт. Но дело все в том, что у цистерны этой затейливая история. После того, как ее два раза перестроили, решили, что дальше использовать в качестве резервуара неинтересно, и превратили… в тюрьму. Помещение, видимо, было разделено на две части, в одной из которых и помещали заключенных.

О том, что заключенные содержались лишь в одной из камер, свидетельствуют найденные здесь надписи и рисунки. Узники все больше обращались к Богу с жалобами на судьбу и на то, что они не видят солнца. А еще сидящие рисовали зверей. Причем весьма для тех мест экзотических. Некоторые ученые предполагают, что нарисованные павлины – просто расхожий христианский символ. Но другие с ними не согласны и полагают, что все эти павлины и жирафы – те звери, по которым скучал пребывающий в заточении.

Кроме зверей, узники рисовали еще всякую всячину. Так, например, есть нарисованная галера с тремя штандартами (а это свидетельствует о том, что путешествовал на ней весьма непростой человек). Есть и изображения трезубца. "Прямо как с паспорта", – утверждают археологи.

К слову, пожаловаться заключенным было на что. По всей видимости, крыша цистерны-тюрьмы была повреждена, и дождевая вода запросто попадала внутрь. При этом из тюрьмы она никуда не девалась – разумеется, именно так и строились цистерны. Поэтому заключенные бродили по колено в воде, рассказала Елена Кленина. Потом только сердобольные тюремщики позволили засыпать пол землей и камнем – надписи попадаются и ниже уровня земли, которую сначала приняли за пол. Попадаются в примечательной цистерне и монеты ХІІ века. Полагают, что тогда-то тюрьма и прекратила свое существования. Впрочем, на это время приходится и закат Херсонеса.