За два месяца до Праги

Когда после 11 сентября Соединенные Штаты начали сколачивать международную антитеррористическую коалицию, для многих стран это оказалось великолепной возможностью решить свои геополитические проблемы. И некоторые из них вполне преуспели. Вот Россия, к примеру, максимально сблизившись со Штатами, почувствовала себя спокойней в своих действиях в Чечне. А заодно Москва установила и новый формат отношений с НАТО, получив возможность участвовать в принятии некоторых решений. Но каковы дивиденды другого участника международной антитеррористической коалиции – Украины?

Осенью прошлого года стало очевидно: выжидательная позиция, занятая в первые дни после 11 сентября, привела к тому, что Киев стал серьезно уступать Москве в развитии диалога с Североатлантическим альянсом. И в то время, как россияне обсуждали с натовцами вопрос создания "двадцатки", украинцы только-только начинали поднимать тему "повышения на качественно новый уровень отношений Украина–НАТО".

Сегодня Киев изо всех сил пытается наверстать упущенное и ставит перед Брюсселем вопрос о своем предстоящем членстве в Альянсе. Но каким будет этот новый формат отношений Украины и НАТО – покажет Прага.

Что хочет от Праги официальный Киев – более-менее ясно. Минимум, это вхождение в группу "Вильнюсская десятка", вернее, в то, что от нее останется после приема в Альянс новых членов, и начало интенсифицированного диалога. Максимум – присоединение к Плану действий по приобретению членства (Membership Action Plan, MAP).

При любом раскладе Киев надеется подписать в Праге документ, который зафиксировал бы новый формат отношений Украины и НАТО. И, как говорят украинские дипломаты, если это не будет MAP, то это будет какой-то другой документ.

Но факт, что для Киева оптимальным вариантом на сегодняшний день является именно присоединение к MAP. Да, конечно, в Украине готовы начать интенсифицированный диалог, принять Национальный план действий по приобретению членства в НАТО, который, насколько известно, будет разработан уже в ближайшие недели. Но этот документ – внутренний, который принимается по собственному почину в одностороннем порядке. Тогда как для Киева важно связать Альянс формальными обязательствами перед Украиной.

На сегодняшний день мало шансов на то, что Североатлантический альянс пойдет навстречу евроатлантическим желаниям Украины. Насколько известно, из всех девятнадцати членов организации, безоговорочную поддержку Украине в ее намерении присоединиться к MAP готовы оказать три страны – Польша, Турция и Соединенные Штаты. Греция, Португалия, Исландия, Норвегия тоже вроде бы не против присоединения Украины к MAP. Прочие же страны, среди которых такие "тяжеловесы" как Франция с Германией, не в восторге от евроатлантических стремлений Киева.

"Буду откровенным. Наибольшим неизвестным в политической формуле под названием "членство Украины в Альянсе" остается внешний фактор – позиция стран-членов НАТО", – сказал в интервью "Голосу Украины" глава украинского внешнеполитического ведомства. Впрочем, за два месяца до Пражского саммита Киев может восполнить этот пробел…