Статьи
Пороховая бочка Украины и африканские грабли
06.05.2014 08:48

Пороховая бочка Украины и африканские грабли

Цивилизованные люди договариваются, нецивилизованные бьют друг другу морды. По любому случаю: развод, конфликт, политические разногласия. Со странами и народами происходит то же самое. Вы не пытались задуматься, почему европейцы брезгливо дистанцировались от кровавой украинской каши и наблюдают за ней издалека, прикрыв носы платочками, чтобы запах сожженных человеческих тел не раздражал их обоняние? Потому что украинцы для Европы – это стадо обезумевших зверьков, евразийская разновидность хуту и тутси. Кстати, в эти дни исполняется 20 лет печально известной «резни ста дней». И, чтобы уяснить свое будущее, не мешает вспомнить эту жуткую историю из недавнего прошлого...

Для справки. «Резня ста дней» – это период с апреля по июль 1994 года, когда в Руанде было вырезано до 1 миллиона тутси. Конфликту предшествовал политическое противостояние вокруг власти, активное формирование экстремистских молодежных организаций и деятельность провокаторов. Западные страны формально не вмешивались ни в переговорный процесс до резни, ни в саму резню, но оказывали финансовую поддержку и той и другой стороне, отстаивая собственные политические интересы. Самый вопиющий эпизод, который до сих пор широко обсуждается правозащитными движениями во всем мире, – события 9 и 10 апреля 1994 года. В эти дни Бельгия и Франция направили в Руанду войска. Но, как оказалось, военные не имели приказа остановить кровопролитие. Им поставили задачу эвакуировать граждан стран Европы и США. Миротворцы покинули страну в тот самый момент, когда надежда еще живых тутси была только на них...

Украина – страна хуторянского типа, плотно зацикленная на сельском хозяйстве, домашнем быте и собственной небогатой истории. Все, что выходит за пределы досягаемой для туристических или деловых поездок географии, наших людей волнует мало. А поскольку Африка – это слишком дорогое место для массового туризма, то и какого-либо широкого интереса к ней не наблюдается.

Поэтому абсолютное большинство наших сограждан не знает ничего о «резне ста дней», и тем более не знает и знать не хочет о таком государстве, как Руанда. Действительно, где мы, а где эта Руанда! Согласна, далеко. Но если исследовать корни конфликтов, такое впечатление, что мы произошли от одной обезьяны (исходя из теории Дарвина). Только у нас разделение пошло по вектору цивилизационного устремления (Восток или Запад), а у более примитивных африканских братьев по этническому (племя одно, племя другое). Технологии же доведения конфликта до уровня закипания очень похожи. Но для начала – небольшой познавательный экскурс в африканскую историю.
Абсолютное большинство наших сограждан не знает ничего о «резне ста дней», и тем более не знает и знать не хочет о таком государстве, как Руанда. Действительно, где мы, а где эта Руанда! Согласна, далеко. Но если исследовать корни конфликтов, такое впечатление, что мы произошли от одной обезьяны (исходя из теории Дарвина)

Руанда – это государство в самом центре африканского материка, рядом с Конго. На местные земли, не имеющие выхода к морю, европейские колонисты пришли достаточно поздно – в конце XIX века. На тот момент там жили два основных племени – тутси и хуту. Причем жили достаточно мирно: говорили они на одном языке и имели одно вероисповедание. Различались они в социальном плане – примерно как Донбасс и Галичина. Тутси были скотоводами и поэтому в африканской социальной иерархии стояли выше хуту, считались своего рода аристократами. Хуту составляли большинство населения и занимались земледелием.

Затем наступил колониальный период. И тутси, которые были более образованными и быстрее принимали католицизм, оказались в фаворе у европейцев и стали занимать важные руководящие посты в местных органах самоуправления. Правительства Германии, Франции и Бельгии – основных стран-колонизаторов давали тутси права и привилегии, возможность больше зарабатывать и тем самым раз и навсегда рассорили два племени.

Несколько десятилетий социальное неравенство по этническому признаку всячески культивировалось демократическими европейскими структурами. Но когда в середине XX века Руанда де-юре получила независимость и поддержка Запада иссякла, хуту начали возвращать себе политическое влияние. В стране провозглашается лозунг: "Вся власть хуту". А обиженными и ущемленными становятся тутси. Их объявляют гражданами второго сорта. Детям тутси отказывается в получении среднего образования в школах (не говоря уже о высшем). Семьями и целыми деревнями тутси бегут в соседние страны.

Там молодежь вступает в разные политические организации и отряды сопротивления. И в конце 80-х – начале 90-х повстанческие вооруженные бригады тутси, сформированные в соседних странах, и начинают отстаивать свои попранные права. Они не собираются оттяпать часть Руанды в пользу других стран, но требуют, чтобы их услышала власть хуту. Президент хуту был парнем слабым и пошел на уступки, подписав соглашение о разделе власти. Но у него имелся свой «Правый сектор» и национально озабоченные провокаторы, которые подзуживали народ бить тутси.

Попытки договориться и прийти к компромиссу окончательно меркнут солнечным апрельским днем 1994-го, когда на подлете к аэропорту столицы Кигали разбивается самолет с президентами Руанды и соседней Бурунди на борту. И хотя президенты возвращались с конференции, на которой обсуждались вопросы межэтнического урегулирования, а самолет был сбит ракетой французского производства, «Правый сектор»-хуту обвиняет в провокации «сепаратистов»-тутси. Народ проглатывает наживку, и дальше события развиваются лавинообразно.

На волю в Украине вырвались неподконтрольные планировщикам силы. Большое количество неопытных молодых людей с оружием противостоит множеству других необученных вооруженных молодых людей... Это пороховая бочка

6-7 апреля в стране происходит военный переворот и появляется временное правительство от хуту. У этого временного правительства есть регулярная армия и отряды ополчения «интерахамве» и «импузамугамби». По сути, аналоги нашей самообороны, ПС, карательных отрядов «Донбасс», «Днепр» и подобных «губернаторских дружин». Они банально вырезают подряд всех тутси, включая беременных женщин, стариков, младенцев и даже тех хуту, кто имел несчастье состоять в браке с тутси или воспрепятствовать массовым убийствам.

Число убитых за 100 дней составило по разным данным от 500 тыс. до 1,03 млн. человек, из них примерно 10% составили хуту. В ответ тутси организовали Руандийский патриотический фронт (РПФ) и пытались противостоять геноциду, убивая хуту. В конце концов, наступление Руандийского патриотического фронта тутси, сформированного из молодежи, выросшей за границей, положило конец стодневной резне.

Самым широко описанным в прессе днем стало 11 апреля, когда бельгийские миротворцы получили приказ оставить здание школы Don Bosco, в котором под их охраной находились две тысячи спасшихся от резни тутси. Брошенные на произвол судьбы люди сразу же были вырезаны хуту. С этого и началось дальнейшее кровавое месиво.

Сейчас, когда прошло уже много лет, под давлением достаточно большой заграничной диаспоры тутси, сбежавших от РПФ, хуту насильно возвращают на родину, где около 100 тыс. хуту были арестованы, осуждены, а некоторые находятся под следствием и ждут суда по сегодняшний день....

В этом плане характерно нынешнее поведение западной прессы по отношению к Украине и ее оценка ситуации в Славянске, Одессе, других «горячих точках». Журналисты все больше дистанцируются от темы, кто начал бойню и кто больше пострадал.

С одной стороны, это объясняется тем, что война в том же Славянске, несмотря на всю пролитую там кровь и мытарства местных жителей, напоминает фестиваль черного юмора. Спецслужбы Украины уничтожают бронепоезд сепаратистов. Казаки с бородами и на лошадях (в представлении западного обывателя там еще должны быть нагайка, папаха и ручной медведь) сбивают вертолет Ми-8.

С другой стороны, странно как-то говорить о том, что Россия, например, воюет против Украины, поскольку премьер Арсений Яценюк инициирует переговоры с Кремлем по экономическим вопросам. Главным образом по газу. Вы можете представить, чтобы Сталин и Гитлер во время ВОВ обсуждали цены на металл или на зерно? Значит, мы еще не воюем, а так… Европу запутываем. И запугиваем одновременно.

Нужно понимать, что Европа смотрит на разбушевавшуюся молодежь, ловко сжигающую противников «коктейлями Молотова», с гораздо большей опаской, чем наблюдала за увлекательной резней в Руанде. Это и понятно – Руанда далеко, а Украина – близко. Сегодня наши умельцы самолеты сбивают, завтра газопровод взорвут к чертовой матери в пылу политического противостояния. И как жить Западу без российского газа?

Не удивительно, что корреспондент The Financial Times цитирует слова, которые сказал по поводу Славянска Сэмюэл Шарап, старший научный сотрудник Международного института стратегических исследований: «На волю в Украине вырвались неподконтрольные планировщикам силы. Большое количество неопытных молодых людей с оружием противостоит множеству других необученных вооруженных молодых людей... Это пороховая бочка». Примерно то же самое писали в западной прессе, когда молодые тутси и хуту «завзято» резали друг друга. Причем сначала одни – много и долго, потом другие – быстро, но эффективно.

Галина Акимова
Источник: Версии

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на "Версии.com" обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство "Інтерфакс-Україна", не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства "Інтерфакс-Україна