Где инвесторы с ОПЗ? Побежали покупать СИЗО

Где инвесторы с ОПЗ? Побежали покупать СИЗО

Караул! ОПЗ не продали! Такой чудесный объект, изюминка наша: директор арестован, газ отключили, аммиак из России отключат через год, долгами и судебными исками увешан, как новогодняя елка.

Находится в процветающем регионе – Одесском, чей губернатор в жестких контрах с центральной властью, местным мэром и большинством олигархов. Стоит копейки – всего 13 млрд. грн. из 17 млрд. грн., запланированных в бюджете от приватизации. Теперь ни он не даст, ни МВФ. У меня вопрос: где инвесторы, которые, по утверждению ФГИ, два года стояли в очереди? Где советники, которых приволок Айварас Абромавичус? Впрочем, не надо отчаиваться. Вместо ОПЗ мы продадим СИЗО. Отличная замена...

Приятно возвращаться к своим старым публикациям и с чувством глубокого морального удовлетворения выводить шаблонную фразу: а мы предупреждали! Мы предупреждали, что продать ОПЗ в стране дураков можно только... внутреннему инвестору. Ну, который изнутри появится, в порядке борьбы с коррупцией и отделения бизнеса от власти с кем надо договорится и заплатит столько, чтобы потом не жалко было выбросить. А все рекламные слоганы, которые звучали с 2014-го по 2016-й год из уст ответственных (точнее, как теперь выяснилось, безответственных) должностных лиц, это любовное токование. Как у птиц. Только там приманивают самочек, а у нас – притягивали деньги.

Но деньги любят тишину. И не любят выстрелы, скандалы, аресты, суды. Поэтому, когда весной прошлого года я читал новости о том, что «Фонд государственного имущества Украины перенес сроки выставления на продажу 94,5% акций «Одесского припортового завода» с ноября на сентябрь 2015 года» и что «по словам председателя ФГИ Игоря Белоуса, ожидается, что конкурс будет огромным, поскольку интерес к ОПЗ очень высок. Руководство Фонда планирует, что указанный пакет акций этого предприятия может быть продан более чем за $500 млн.», возникал лишь один вопрос: это он серьезно или прикалывается?

Так вы еще важный момент наверняка забыли: дискуссия развернулась потому, что тогдашний литовский министр украинского экономразвития Айварас Абромавичус хотел продать ОПЗ еще в марте 2015 года. Потом передумал и решил годик подождать – до марта 2016-го. У него эти метаморфозы совпали с регистрацией в Верховной Раде постановления №3537 об увольнении Айвараса Абромавичуса с должности министра экономического развития и торговли.

При этом он всем доказывал (и, спорим, сейчас начнет повторять), что успешной продажи ОПЗ не может быть без его законодательного фетиша: законопроекта №2319-а, который наблюдатели с юмором окрестили 2319-Абромавичус – о приватизации государственных предприятий до конца декабря 2015 года.

Смотреть на название не надо. Надо зрить в корень. Корень там был такой: за патетическим запретом гражданам и компаниям страны-агрессора (то есть России) участвовать в покупке украинских предприятий скрывалась очень лоббистская норма насчет обязательного привлечения международных советников. Точнее, инвестиционного консультанта.

Как позднее уточнил журналистам глава Фонда государственного имущества Украины Игорь Билоус, такие советники – Ernst & Young, Baker & McKenzie – на тот момент уже работали на ОПЗ, но Абромавичус хотел привести своих: он договорился с международным инвестиционным банком UBS.

Ну, даже если и привел? Даже если мы заплатили этим советникам за их советы? Ну, що, синку, помогли тобі твої ляхи? Вот НАБУ помог. Провел грамотную и креативную пиар-кампанию. Арест двух руководителей завода – за пять дней до конкурса. Представляете, какой был бы шикарный аттракцион для инвесторов. «Здрасьте, мы инвесторы, где тут директор?». – «А директора взяли. По делу о растрате средств». – «И сколько украл?». – «Да, практически все...».

Еще очень креативно было назначить за главу наблюдательного совета ОПЗ Сергея Перелому залог в 80 млн. грн., а за его первого заместителя Николая Щурикова в 205 млн. грн. Это примерно столько же, сколько завод получил убытка за 2014 год. Отличная перспектива для инвестора – работать на выкуп прежних руководителей.

Но все это было бы актуально, если бы инвестор существовал не только в воображении чиновников. А так он всего лишь миф. Сказочный персонаж. Загадочный такой. Как зовут? О, это великая тайна! Разные имена называли: IBЕ Trade, глобальная мировая компания Yara, американские корпорации Koch Fertilizers и CF Industries.

Когда совсем никто не пришел, пустили слух о каких-то частных польских инвесторах. Производителей удобрений. Якобы приехали под покровом ночи к Михо Саакашвили. Говорят, мол, давайте, мы купим ваш ОПЗ и удобрим всю Европу. Михо очень обрадовался и рассказал им, как все хорошо и сколько кругом воруют. Потом прибавил деталей о столичном истеблишменте. И так говорил до тех пор, пока Маша Гайдар не открыла ему страшную тайну: «Сэр, она уже шла». Она – в смысле делегация.

Теперь все ждут осени. Когда из теплых стран на родину вернутся наши олигархи. И, может, быть купят ОПЗ со скидкой на сезонной распродаже – вполовину дешевле. Хотя лично мне непонятно, кому он вообще будет нужен после 2017 года.

Потому что, как я уже писал в статье «ОПЗ – труба? В прямом и переносном смысле», уникальная труба с аммиаком из Тольятти – единственная перевалка в СНГ и пятый по счету в мире аммиакопровод – скоро станет... историческим артефактом. Как кладбища кораблей или паровозов в разных странах. Памятником дружбы миллиардера Арманда Хаммера с Леонидом Ильичем Брежневым.

Дело в том, что Россия закрывает аммиачное окно в мир под Одессой. И открывает в порту Тамань. Там быстрыми темпами сооружается новая, альтернативная ОПЗ, перевалка. А трубу аммиакопровода заглушат в районе Горловки. Ну, ничего, будет еще одна тема для обсуждения на Минских переговорах.

А из чего на ОПЗ будут делать удобрения, если по трубе не будет поступать аммиак? Это вопрос. Из воздуха, наверное. Или из какашек... Можно, конечно, возить аммиак бочками. Это будет еще один грандиозный проект наподобие «Нового шелкового пути».

Кстати, что-то не слышно, чтобы Балчун отправлял новые поезда в Китай. Местные суслики уже заждались. Каждый вечер выходят встречать. Они там так уютно жили, пока мы решали, как вернуть поезд обратно. И паромная переправа в Ильичевске, по слухам, явно недогружена. В отличие от переправы агрессора в Крым.

В общем, есть все основания признать, что, записывая в текст Меморандума с МВФ пункт «принять план мероприятий по приватизации пяти государственных компаний из приоритетного списка (включая Одесский припортовый завод и "Центрэнерго"), мы явно погорячились.

С "Центрэнерго" все очевидно: французская Gaz de France не увидит его в обозримом будущем. А с ОПЗ, наоборот, ситуация крайне непонятная. В том плане, что непонятно, чем мы заткнем дырку в бюджете-2016, куда Кабмин заложил 17,1 млрд. грн. поступлений от приватизации, из которых 13,175 млрд. грн. должен был дать ОПЗ.

Где теперь их взять, эти миллиарды? Из конфискованных миллиардов Януковича по законопроекту Тани Черновол? Так эти деньги уже расписаны на армию. Мне кажется, что МВФ тоже озадачился этим вопросом и деньги давать не спешит.

Нет, безвыходных ситуаций не бывает. Альтернатива всегда найдется. Нашлась она и в этот раз. Как только стало известно, что дело с ОПЗ не выгорело, на экранах телевизоров появилась стопроцентная блондинка Наталья Севостьянова, замминистра юстиции, и торжественно заявила, что Минюст выберет инвестора для Лукьяновского СИЗО до конца 2016 года. И добавила, что на Лукьяновское СИЗО уже претендуют шесть инвесторов. Половина – иностранные. А я-то думаю: куда делись все инвесторы с ОПЗ? Так они же побежали на другой объект – СИЗО покупать.

Вот тут конкурс будет реальный. Во-первых, место шикарное – неподалеку базар, завод и больница МВД. Можно выгнать жилищный комплекс «Тюремный». И, главное, никаких тебе долгов перед Group DF, никаких судов с "Нортимой", никаких споров о валовом объеме выручки. Абсолютно чистый объект.

Во-вторых, по условиям конкурса, денег платить не надо, инвестор просто возводит новый следственный изолятор в обмен на Лукьяновское СИЗО. На 2,5 тыс. человек. Ну, тут все олигархи и чиновники должны поучаствовать. Им всем еще предстоит посидеть. Для себя, можно сказать, стараться будут.