Статьи
Долговое неприличие Украины
16.02.2017 09:15

Долговое неприличие Украины

Украина, похоже, решила избавиться от имиджа страны, которая платит по долгам. Два суда в Лондоне – по «взятке Януковичу» (заем в $3 млрд. от России) и с держателями евробондов «Приватбанка», которых кинули в процессе национализации. Так называемый репрофайлинг – невыплата внутреннего госдолга. И это не все. Говорите, долги отдают только трусы? Нет, долги не отдают Ангола, Гондурас, ЦАР, Эквадор и проч. Если мы выбираем этот «клуб», пора узнать, по каким правилам придется жить...

По умолчанию считается, что внешний долг – это святое, а государственный внешний долг – это святое вдвойне. К странам, которые не платят по внешним долгам, относятся как к алкоголику, которому все уже пофиг. В принципе, большая часть стран, избравших этот путь, так и живет. Алкашей обычно лишают квартиры; “страна-пропойца” имеет большие шансы лишиться части территорий. И вовсе не из-за восстания сепаратистов или заговора соседей, а просто так – за долги.

Аргентина, которая допустила несколько дефолтов, фактически была вынуждена рассчитаться своими пастбищами и заводами. В результате весь цивилизованный мир жрет аргентинскую говядину, превращенную в стейки, а местные крестьяне батрачат на собственной земле. Ну, и рабочие соответственно – все, что можно было изъять у местного бизнеса и отдать транснациональному, забрали и отдали.

С Гондурасом еще проще. Когда он перестал платить по внешним долгам, его порезали на куски, точнее на ZEDE-зоны со своей полицией, судами и налоговой системой. Туда завозят “законопослушных граждан” из совсем убогих стран, измочаленных голодом, войной и межплеменными разборками, например, из Южного Судана, и создают так называемые чартерные города. Другими словами, города для беженцев, где их кормят, обучают профессиям и заставляют работать. Оказалось, что переместить истощенных, измордованных негров в Гондурас дешевле, чем рисковать жизнью пилотов и доставлять им еду и воду в труднодоступную, опасную Африку.

Что ждет Украину, я точно не знаю. МВФ плавно подводит нас к расчетам замлей, но так как вся земля уже находится в руках отечественных и транснациональных латифундистов, может, придумают какой-то другой выход. Заберут что-нибудь другое. Но что заберут – не сомневайтесь. Именно для этого нам и позволяют так “борзеть”. Чтобы был повод наказать.

Теперь о том, как мы “борзеем”. В истории независимой Украины было две масштабных реструктуризации долга в рамках приличия: тот, что провел Виктор Ющенко, будучи премьером, после экономического кризиса в России в 1998-1999 годах; и тот, что сделала Наталка Яресько при поддержке МВФ в 2015 году.
Мы с вами, дорогие читатели, знаем, что наша власть неадекватна. Но, поверьте, западный мир осведомлен гораздо скромнее. Украина просто не в центре его внимания. Точнее, появляется там эпизодически. Например, в связи с обострением в Авдеевке. Вскоре к этому может добавиться такое знакомое в контексте Гондураса, Эквадора, Анголы и т.д. словосочетание “невыплаченный долг”

Тогда также не все частные инвесторы были довольны, некоторые даже думали судиться, но Украина еще была в фаворе у Запада, поэтому их уговорили не “рыпаться”. Отказалась идти на общие условия для “кредиторов-частников” Россия, так как заем в $3 млрд. по спорным облигациям, которые были выпущены в конце 2013 года, считала государственным, а не коммерческим. Кстати, МВФ считает так же. По этому долгу сейчас идет процесс в Высоком суде Лондона. Судья взял время подумать над промежуточным решением до апреля. Мы об этом писали детально. Повторяться не буду.

А вот о том, что в Лондоне назревает еще один судебный процесс – на этот раз с иностранными держателями евробондов “Приватбанка”, мало кто знает за пределами финансового сообщества, а даже те, кто знают, не придают этому значения. А зря. Потому что именно этот конфликт, а не суд с Россией, испорченные отношения с которой известны всему миру в связи с Крымом и Донбассом, станут лакмусовой бумажкой доверия к украинской власти. Адекватны мы или нет?

Заранее опережаю комментарии. Да, мы с вами, дорогие читатели, знаем, что наша власть неадекватна. Но, поверьте, западный мир осведомлен гораздо скромнее. Украина просто не в центре его внимания. Точнее, появляется там эпизодически. Например, в связи с обострением в Авдеевке. Вскоре к этому может добавиться такое знакомое в контексте Гондураса, Эквадора, Анголы и т.д. словосочетание “невыплаченный долг”.

О чем идет речь? “Приватбанк”, пока он еще был не у государства, выпустил три серии еврооблигаций: на сумму $175 млн. и $200 млн. с погашением в 2018 году и на $220 млн., с погашением в 2021 году. Облигации были выпущены специальной компанией (SPV), зарегистрированной в Великобритании.

В процессе стремительной (за одну ночь) национализации в банк ввели временную администрацию Фонда гарантирования вкладов физлиц (ФГВФЛ), а евробонды в принудительном порядке зачислили в капитал банка. В ту же ночь их обменяли на акции дополнительной эмиссии банка. Затем ФГВФЛ продал все акции государству за 1 грн. И оно (государство) стало собственником “Приватбанка”.

А что же держатели еврооблигаций? Эти чудаки поутру проснулись и выяснили, что приняли участие в принудительном обмене своих ценных бумаг на акции дополнительной эмиссии банка. И что их облигации списаны без процедуры банкротства. И что Украина как государство прощает всем, кому должно. Остальные могут обратиться к бывшим собственникам “Привата” (уже фактически частным лицам) и спросить: “А де мої мільйони?”. Где-где?.. Там, где вы подумали.

Тогда все эти наивные держатели евробондов с громкими названиями типа First Geneva Capital Partners, Pala Assets и Pioneer Investment Management и примкнувшая к ним юридическая фирма Dechert начали что-то бубнить о том, что подобная национализация их бабла “является беспрецедентным фактом даже для развивающихся рынков”. И что “до аннулирования евробондов “Приватбанка” украинская власть никогда не списывала существенные суммы из государственного долга, долга связанных с государством или системно важных компаний”.
Поскольку денег “нет и неизвестно”, Минфин и НБУ должны сымитировать переговоры. И официально растянуть на десятки лет платежи Минфина по погашению облигаций внутреннего займа, которые держит НБУ. В реальности это делается для того, чтобы забыть старые долги и напечатать новые. С чистого листа

На что этим чудикам аргументировано ответили, что раньше не списывали, а сейчас будем списывать. И даже в Меморандуме с МВФ (одном из тех, что мы сейчас дополняем и переписываем) было сказано, что держатели евробондов будут нести солидарную ответственность в случае национализации банка. Какого не упоминалось, но надо было быть догадливей.

Тогда эти ребята побежали в МВФ, где им ответили, что экспроприация Украине позволена как государству с безнадежной экономической судьбой. Но, как правило, обязательным условием законной экспроприации является справедливая компенсация. Поэтому передайте мадам Гонтаревой, что вам что-то положено.

Инвесторы сунулись обратно, на что им разъяснили, что Украина находится в неординарном экономическом положении по вине России. И в этом положении “не исключает возможности национализации тех или иных активов частного бизнеса. В том числе и заграничного”.

И вообще, думать надо было головой. Аргументы вроде того, что на момент покупки евробондов “Приватбанк”, согласно данным на сайте НБУ, был крупнейшим системообразующим украинским финучреждением, прибыльным, с хорошими показателями, ни о чем не говорит. Был и сплыл. А то, что его внезапно для иностранцев объявили банкротом, ну так “звыняйте”. Кто вас заставлял верить Нацбанку? Он же не для вас писал все это на своем сайте, хотя еще летом 2015-го после стресс-тестов засомневался в устойчивости банка. Он для отечественных лохов писал. А вы, иностранцы, должны быть умнее. Вы же не где-нибудь на диком западе, а в демократической цивилизованной Украине. Поэтому “пошли вон!”.

Ну, они так и сделали. Пошли вроде бы как в Лондонский арбитраж. А мы тем временем занялись другим важным действом – подготовкой репрофайлинга внутреннего долга. Звучит красиво, но по сути означает списание долгов самим себе.

Поясняю детальней. Наша нынешняя финансовая система фактически является государственной пирамидой. Минфин и Нацбанк рисуют колоссальные эмиссии облигаций внутреннего госзайма (ОВГЗ), которые перекидывают друг другу. На 29 декабря 2016 года в обороте было ОВГЗ на 594,4 млрд. грн., из которых на 381,9 млрд. грн. в портфеле у Нацбанка.

Поскольку денег “нет и неизвестно”, Минфин и НБУ должны сымитировать переговоры. И официально растянуть на десятки лет платежи Минфина по погашению облигаций внутреннего займа, которые держит НБУ. В реальности это делается для того, чтобы забыть старые долги и напечатать новые. С чистого листа. И вообще, после национализации “Приватбанка” оказалось, что почти 90% выданного банкам рефинансирования государство должно... само себе. То есть произошла так называемая концентрация кредитного риска государства.

Это должно серьезно напрячь любое здравомыслящее государство. Но для “алкоголика” правила другие – ему все равно. Инвестиций и так нет и не будет. Внешний госдолг Яресько кое-как реструктуризировала. Выгодно или нет, теперь уже не имеет значения.

В 2019 году наступит срок погашения первого выпуска облигаций, который мы произвели на реструктуризацию этой задолженности. А с 2021 года должны начаться платежи по “Яреськиной отсрочке”. Но коль мы уже решили для себя, что только трусы отдают долги, то будем храбрыми и бедными. Как Ангола, Гондурас, и Эквадор. СУГС!

Егор Смирнов
Источник: Версии

Все права защищены © Версии.com ** Фабрика аналитики.
При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на "Версии.com" обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство "Інтерфакс-Україна", не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства "Інтерфакс-Україна