Лондонский процесс. Мы влипли...

Лондонский процесс. Мы влипли...

Как и обещал, рассказываю о суде в Лондоне в отношении долга в $3 млрд. Все спрашивают: кто выиграл – Украина или РФ? Пока никто не выиграл и не проиграл. Но Украина лишилась своей линии защиты: обвинения в политическом давлении сняты, прошение РФ об ускоренном рассмотрении дела одобрено. При этом мы судимся не только с Россией, а и с английскими доверителями выпуска облигаций...

..., оспариваем сделку, «освященную» Ирландской фондовой биржей. И все это – в Высоком суде Лондона.

Украина в процессе с Россией по долгу в $3 млрд. юридически была обречена. Почему? Потому что формально – это тяжба Минфина Украины с закрытыми британскими трастами, в которых находятся евробонды, купленные Россией в 2013 году. К тому же заем оформили через размещение бондов на Ирландской фондовой бирже и на основе английского права. Поэтому номинальный истец – это не Российская Федерация, а The Law Debenture Trust.

В иске, поданном 16 февраля 2017 года, говорилось, что 21 декабря 2015 года, когда наступил срок погашения бумаг, Украина не выплатила $3,075 млрд. (основной долг и последний купон) и в результате нарушила договор доверительного управления (Trust deed) с The Law Debenture Trust. А также условия займа и агентское соглашение с Citibank как платежным агентом и реестродержателем.

Вследствие отказа Украины платить поверенный (траст) и Министерство финансов РФ (как единственный держатель бумаг) понесли убытки и ущерб, которые предстоит оценить суду, включая невыплаченные $3,075 млрд., штрафные проценты, а также «разнообразные другие затраты» по защите своих прав в рамках выпуска облигаций.

На эту скучную, но конкретную претензию Украина ответила опусом, по сравнению с которым политические детективы Ле Карре – школьное сочинение. Мы указали на “давление со стороны РФ в течение всего 2013 года с целью не допустить заключения Украиной Соглашения об ассоциации с ЕС”. Написали, будто документ об еврооблигационном займе предполагал, что Россия не будет оказывать давление на Украину. И заключили, что, поскольку произошло нарушение указанного подразумеваемого условия, Украина может не выполнять прописанные в нем условия.

Мы обосновали отказ выплачивать долг тем, что Россия не выполняет свои международно-правовые обязательства по отношению к Украине, Крым захватила, Донбасс топчет, поэтому Украина имеет право на принятие соразмерных контрмер в виде, в частности, приостановки выполнения своих обязательств по займу. Опа, как загнули, можно сказать!

Этого нам показалось мало, и мы обосновали отказ выплачивать долг тем, что Россия не выполняет свои международно-правовые обязательства по отношению к Украине, Крым захватила, Донбасс топчет, поэтому Украина имеет право на принятие соразмерных контрмер в виде, в частности, приостановки выполнения своих обязательств по займу. Опа, как загнули, можно сказать!

Судья Уильям Блэр, судя по его дальнейшим действиям, немного офигел от такой трактовки международного права. Хотя и признал, на радость нашему Минфину, что "...Украина может выдвигать аргумент о том, что экономический эффект военных действий со стороны России в Крыму и восточной Украине заключается в том, что возможность государства выполнять свои обязательства по облигациям сильно ограничена".

Может, но... не в рамках данного процесса о погашении облигаций. Потому что транзакция является стандартной долговой операцией. Да, условия ее проведения были слегка необычными, поэтому определение этого дела обычным долговым притязанием является не совсем корректным.

Тем не менее Высокий суд Лондона одобрил ускоренное рассмотрение иска к Украине, как того просила Россия. Заключил, что аргументы Украины о политическом давлении не подлежат рассмотрению в этом суде. Признал, что с точки зрения международного законодательства Украина является правоспособной привлекать заемные средства. Ее возражения касаются не отсутствия полномочий, а того, что они были использованы не в полной мере.

Это печально, ибо рушится вся линия украинской защиты, тщательно выстроенная высокооплачиваемыми адвокатами лос-анджелесской юридической фирмы Quinn Emanuel Urquhart & Sullivan, а также официальным представителем нашей страны в суде – партнером компании в Англии Алексом Герби. Они просили рассматривать дело в обычном порядке, поскольку иск, по их мнению, является звеном в цепочке гибридной войны РФ с Украиной, которая включает военную оккупацию, повреждение имущества, незаконную эксплуатацию активов в Крыму, значительные человеческие потери и проч.

Если бы судья начал вникать в эти детали, процесс растянулся бы лет эдак на пять-шесть. Что, безусловно, очень приятно для адвокатов – иметь вечных клиентов. Во всех смыслах слова “иметь”. Но мы не учли такой важный момент (почему адвокаты нам на него не указали, загадка), что судебный процесс идет по системе английского права. А что такое английское право? Правильно, это – прецедентное право. То есть принцип неукоснительно придерживаться решенного ранее.
Каждый день тяжбы уже становится слишком дорогим: капают штрафы и проценты. На момент подачи иска Украина была должна России $3 млрд. 114 млн. 633 тыс. (при ставке 8%) или $3 млрд. 99 млн. 771 тыс. (при ставке 5%), говорится в иске. Но истец (траст) просит суд назначить дополнительную компенсацию в пользу России сверх суммы долга и накопленных процентов

Это у нас прецедент не имеет значения, и аналогичные по сути дела в каждом суде решаются по-разному. Как судье показалось правильным, так он и решил. А в Европе четко – один раз решение принято, все остальные решения по сходным делам только такие же. Поэтому, если бы суд разрешил Украине не платить по долгам, все остальные тоже смогли бы отказываться от своих обязательств.

Представьте, как это выглядело бы на практике. Есть, условно говоря, страна Лимпопо (не при пранкерах Воване и Лексусе будет сказано). Народ, свергнув президента Бармалея, выберет Айболита. И Айболит откажется платить по долгам Бармалея, заявив, что то были не долги, а взятка. Потом вернется Бармалей и откажется платить по кредитам, которые набрал Айболит. Дескать, это он на распил зверюшек одалживал, живодер такой, а не на благо государства. И так – до второго пришествия.

Понятно, что ни один здравомыслящий английский судья на такое не пойдет. К тому же, как мы уже писали, упомянутый выше доверитель выпуска украинских еврооблигаций – The Law Debenture Trust – это респектабельная компания, которая занимает место в индексе 250 самых крупных британских компаний, торгующихся на Лондонской Бирже. Одна из ее специализаций – "принуждение к выполнению обязательств". То есть Украина как раз ее профильный клиент.

Управляющих в компании четверо – Кристофер Смит, Каролина Бански, Роберт Лейнг и Марк Бриджмент. В соцсетях пишут, что Каролина Бански – экс-директор по финансам банка N.M. Rothschild & Sons (Н.М. Ротшильд и сыновья), среди директоров и владельцев которого фигурируют высокопоставленные сотрудники и структуры почти всех значимых финансовых домов: Морганы, Шредеры, Рэфбоуны и проч. А судиться в Англии с Ротшильдами это все равно, что прийти наниматься в ИГИЛ в футболке с карикатурой на Аллаха.

Разумеется, Украина тут же обратилась с просьбой о подаче апелляции в Апелляционный суд Лондона, и судья предоставил нам “общее разрешение на апелляционное обжалование по всем вопросам”. Однако это уже не спасет “отцов демократии”.

А тем временем каждый день тяжбы уже становится слишком дорогим: капают штрафы и проценты. На момент подачи иска Украина была должна России $3 млрд. 114 млн. 633 тыс. (при ставке 8%) или $3 млрд. 99 млн. 771 тыс. (при ставке 5%), говорится в иске. Но истец (траст) просит суд назначить дополнительную компенсацию в пользу России сверх суммы долга и накопленных процентов. О какой компенсации идет речь, будет непонятно до момента окончательного решения по делу. Короче, мы, кажется, влипли...